Сгоревший особняк, гостиница вместо старого дома и снесенный каретник: улица Ульяновская спустя 25 лет в Ростове

Ростов-на-Дону, 16 ноября 2019. DON24.RU. Редакция ИА «ДОН 24» продолжает фотопроект «Ростов исторический: как изменился город за 25 лет». В этот раз мы расскажем о старинных зданиях на улице Ульяновской.

Ранее мы писали об улицах, успевших побывать центральными в Ростове: Станиславского и Московской. Еще одна – Большая Садовая – и сейчас остается центральной. Мы также рассказывали о постройках на улицах Темерницкой, ПушкинскойГорького, Красноармейской, Шаумяна, Социалистической, Серафимовича, БереговойДонскойОбороны, Тургеневской и Буденновском проспекте.

Во времена Российской империи улица Ульяновская называлась Канкринской – в честь графа Егора Канкрина (Георга Людвига), русского государственного деятеля и экономиста немецкого происхождения. В годы Советского Союза ее переименовали в Ульяновскую – в память о сестре Ленина Анне Ульяновой.

Семь старых черно-белых фотографий домов, о которых пойдет речь, взяты из книги «Проект зон охраны», выпущенной в 1993 году.

Полуразрушенное здание

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Дом на улице Ульяновской, 8, был построен в третьей четверти XIX века. Его возвели в неоклассическом стиле, для которого характерны традиции античного искусства.

На момент 1913 года здание принадлежало неким В. Попову и К. Бабаянц. Еще 25 лет назад было жилым.

Сейчас здание пустует и находится в полуразрушенном состоянии. Рядом с ним еще два старинных заброшенных дома, которые неизвестно кому принадлежали.

Сгоревший особняк

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Здание на улице Ульяновской, 12, возвели в последней четверти XIX века. В оформлении фасада использованы элементы, присущие неоклассическому направлению эклектики (смешение стилей).

До революции в доме жила некая А. А. Ерошева.

В 2008 году здание признали аварийным, людей оттуда выселили, однако лишь спустя восемь лет. Жильцы долго пытались добиться, чтобы это сделали раньше: обращались в управляющую компанию и писали письма в городскую администрацию. Они боялись, что треснувший фасад здания обвалится и заденет соседнюю газовую трубу. Особняк полностью выгорел в ночь с 21 на 22 августа – как раз в ту ночь, когда тушили район за Театральной площадью. Вскоре его снесли.

Сейчас на участке остатки фундамента и забор.

Дом с осыпающейся штукатуркой и трагичной историей

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Дом на улице Ульяновской, 27, был построен в третьей четверти XIX века. Предположительно, в его основе проект позднего классицизма (простые и геометрически правильные формы, элементы античной архитектуры, например рельеф на стенах).

Во времена Российской империи в доме жил Борис Хельмер. В книге «Евреи на донской земле» о нем вскользь упоминается в контексте пожертвований на Еврейскую библиотеку им. Переца в городе. Он также владел доходным домом  на улице Тургеневской, 46. Известно про двух ростовчан с вышеуказанным именем и фамилий. У владельца этого дома отчество было Зельманович, а у второго – Иванович. Вероятно, они были родственниками. Согласно данным открытых источников, некий Борис Хельмер умер в эмиграции в Париже уже в советские годы.

Этот дом известен тем, что в его дворе 24 июля 1942 года были расстреляны ученики школы № 35 Коля Кизим, Игорь Нейгоф, Витя Проценко, Коля Сидоренко, Ваня Зятин за укрытие раненых советских воинов. Юные герои захоронены на Братском кладбище, на могиле стоит монумент «Скорбящая мать».

Сейчас штукатурка на здании сильно повреждена, краска облезла, дом исписан граффити.

Магазин-бар вместо торговых лавок

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Здание на улице Ульяновской, 30, возвели в третьей четверти XIX века. Считается интересным примером дома, на первом этаже которого размещались торговые лавки.

На момент 1913 года дом имел статус доходного, принадлежал некоему И. М. Дутикову. Вероятно, хозяин дома приходился родственником Михаилу Дутикову – потомственному почетному гражданину Ростова, купцу, главе торгового дома «Михаил и Федор Дутиковы».

Уже на фотографии 1990-х годов виден тамбур, закрывающий проемы этих самых лавок. Сейчас на том же месте магазин-бар.

Новое здание под старину

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Дом на улице Ульяновской, 36, строился в конце XIX века. Считался интересным примером постройки, сочетающей элементы народного и городского жилища.

На момент 1913 года, предположительно, принадлежал некоей М. Я. Яковлевой.

Сейчас по этому адресу другое здание, которое, видимо, решили сделать под старину.

Снесенный каретник

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Строения на улице Ульяновской, 46, возвели в последней четверти XIX века. Были оформлены с использованием классического декора.

Еще четверть века назад здесь был не только жилой дом, старинная кирпичная ограда, но и так называемый каретник во дворе. Когда-то эта постройка предназначалась для карет и лошадей.

Сейчас на этом месте высотный жилой дом.

Гостиница вместо старого дома

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Дом на улице Ульяновской, 58, был построен в последней четверти XIX века. Возводился в неоклассическом стиле, о котором мы уже упоминали выше.

На момент 1992 года дом еще был цел, в нем жили люди.

Сейчас по этому адресу расположена гостиница.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(2) комментариев

Деньги не вернут: ростовская бегунья – о том, как коронавирус не допустил ее к марафону в Токио

Фото: Подготовка к Токийскому марафону.Фото из личного архива Майи Судницыной. ©

Ростовская область, 17 февраля 2020. DON24.RU. Ростовчанка Майя Судницына, выигравшая право участвовать в Токийском марафоне, неожиданно лишилась такой возможности. Японские власти приняли решение сократить количество бегунов на фоне распространения в стране вируса COVID-19. И теперь вместо 37 500 спортсменов разных уровней подготовки участие в нем примут лишь 200 профессионалов.

О том, почему так произошло и что теперь ждет несостоявшихся участников марафона, Майя рассказала в беседе с корреспондентом ИА «ДОН 24».

Непросто попасть

Токийский марафон входит в число шести марафонов-мейджоров, наряду с Бостонским, Лондонским, Берлинским, Чикагским и Нью-Йоркским. Если вы не профессионал, то попасть на них можно, только выиграв в лотерею, заявки на которую подаются за год до самого забега.

«Ты подаешь заявку и месяц ждешь. Потом рандомно выбираются победители, которые получают возможность поучаствовать в марафоне. Если ты не выиграл, то побежать в нем не сможешь даже за деньги», – пояснила Майя.

Она добавила, что конкурс в этой лотерее обычно, составляет около 10 человек на одно место. То есть если ежегодно в нем участвуют 37 500 спортсменов, то заявок подается более 300 000.

«Мне повезло выиграть эту лотерею, причем с первого раза. Все мои друзья, кто подавал, не выиграли», – заметила ростовчанка.

После победы в лотерее спортсмен должен оплатить оргвзнос в размере 22 736 йен, или 14 178 рублей.

Деньги не вернем, но футболку вышлем

Сегодня, 17 февраля, организационный комитет Токийского марафона опубликовал на своем официальном сайте сообщение, согласно которому все спортсмены-любители отсекаются от участия в 2020 году. Причина тому – проникновение на территорию Японии коронавируса COVID-19, широкого распространения которого опасаются местные власти.

«Мы готовились к проведению Токийского марафона — 2020 (воскресенье, 1 марта), прибегая к различным профилактическим мерам. Однако из-за того, что в Токио было зафиксировано заражение вирусом COVID-19, мы не можем допустить к участию то количество людей, которое планировали изначально», – говорится в сообщении.

Организаторы уточнили, что в 2020 году пробежать Токийский марафон сможет лишь «спортивная элита». Все остальные участники же могут попробовать себя в 2021 году – победа в лотерее для них все еще будет действительна. Тем не менее оргвзнос назад они не получат и в следующем году, при желании поучаствовать, должны будут вновь его заплатить.

«В организационный взнос входит в том числе футболка – ее обещают прислать. Но, как вы понимаете, футболка из этой суммы стоит, дай бог, 1000 рублей», –прокомментировала Майя.

Что дальше?

Подготовка к Токийскому марафону. Фото из личного архива Майи Судницыной

Узнав печальную новость, Майя пока пребывает в растерянности. В ближайшее время она намерена поискать информацию о возможности возврата денег в различных интернет-сообществах бегунов. По ее словам, марафон должен был стать частью отпуска, который она запланировала, узнав о выигрыше в лотерее.

«Мы и визы получили, и билеты уже купили. Надеюсь, хоть въезд не запретят», – признается ростовчанка.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии