Отельеры заявили, что из-за ситуации с коронавирусом сотни постояльцев донских гостиниц могут оказаться на улице

Ростовская область, 2 апреля 2020. DON24.RU. Под угрозой выселения оказались 248 человек, проживающих в гостиницах Ростова. Об этом корреспонденту ИА «ДОН 24» сообщила президент Ассоциации Профессионалов индустрии гостеприимства Ростовской области Елена Папиж. 

Гостиницы и отели уже не принимают новых постояльцев, так как с 28 марта действует запрет, приостановивший работу таких объектов. Вчера вышло новое распоряжение – приостановить непосредственно оказание гостиничных услуг на территории региона.

«В 35 гостиницах города еще доживают гости. Мы их не выгоняем на свой страх и риск. В основном они находятся в хостелах, но есть и те, кто живет в классических гостиницах», – рассказала собеседница.

При этом, по ее словам, например, в гостиницах Азова и Таганрога живут приезжие люди, обслуживающие порт, в аксайских – те, кто работает на местном стратегическом предприятии. Ситуация осложняется тем, что некоторые постояльцы – жители Украины, они не могут вернуться домой, так как граница уже закрыта.

«Когда мы отказываем людям в поселении, они начинают селиться в частном секторе, снимать квартиры. Там они «растворяются», и невозможно отслеживать ситуацию с распространением инфекции, предоставлять им квалифицированную медицинскую помощь. У нас (в гостиницах, отелях. – Прим. ред.) введены дополнительные меры по санитарной обработке, дезинфекции. Мы можем обеспечить постояльцам соблюдение режима изоляции», – добавила Елена.

По ее словам в этих выходные полицейские уже начали обследовать отели с целью выселения. В связи с этим Ассоциация звонила в оперативный штаб, после чего постояльцам разрешили остаться. Однако с учетом нового распоряжения есть опасение, что людей все-таки выселят. В связи с этим необходимо письменное постановление, которое позволило бы сделать исключение для постояльцев, приехавших в область в командировочных, служебных целях, считает руководитель объединения. С соответствующей просьбой они уже обращались в необходимые ведомства, однако положительного ответа не получили.

В настоящее время гостиницы могут получить штрафы в 500 тыс. за то, что там все еще проживают люди.

Кроме того, существует острая необходимость в финансовой поддержке со стороны государства в условиях того, что гостиничная сфера приостановила свою деятельность. Так как гостиницы не получают доход, им нечем платить за коммунальные услуги и не за что выдавать зарплату сотрудникам. 

«Сейчас из мер, которые приняты, возможен только кредит под 1%, но его можно получить только при условии обеспечительного залога в 1 млн рублей. Сразу подсекается 90% малых и средних предприятий, оказывающих гостиничные услуги, потому что большинство из них работают в условиях аренды. Им нечего дать в залог», – пояснила Елена.

Донская Ассоциация уже присоединилась к коллективному обращению отельеров и рестораторов к федеральным властям. 

«Есть моменты, которые региональная власть не решит. На региональном уровне можно что-то сделать с налогами, которые идут в региональный бюджет, ввести отсрочки по платежам, но они не помогут. Потому что это накопление долга. Так как мы сейчас не работаем, то как его вернуть?» – пояснила собеседница, считая, что необходимы именно налоговые каникулы. 

Как следует из обращения к председателю правительства РФ Михаилу Мишустину, российские отельеры и рестораторы просят, в частности, предоставить на год отсрочку платежей по налогам на прибыль, на имущество, по земельному налогу, по оплате ежемесячных страховых взносов, по платежам НДС. В письме речь идет также о субсидировании сохранения рабочих мест и персонала, затрат по оплате коммунальных платежей, о создании условий кредитной поддержки и многое другое.

В настоящее время в Ростове уже временно «законсервированы» такие крупные гостиницы как «Дон Кихот», «Эрмитаж», «Европа». По мнению Елены Папиж, если не предпринять необходимых мер, то в будущем пострадают больше всего именно местные крупные гостиницы, федеральным будет справиться проще.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Той боли и врагу не пожелаю: переехавший в Москву ростовчанин рассказал, как болел COVID-19

Фото: shutterstock.com. ©

Ростовская область, 24 мая 2020. DON24.RU. Сегодня в России насчитывается более 300 тысяч случаев заражения новой коронавирусной инфекцией. Несмотря на то что подобная статистика никого обнадежить не может, многие люди по-прежнему относятся к своему здоровью и безопасности с пренебрежением, считая вымыслом или всемирным заговором и сам новый коронавирус, и цифры, отражающие картину заболеваемости.

Чтобы поделиться своим опытом борьбы с COVID-19, на связь с корреспондентом ИА «ДОН 24» вышел Владимир Ш. – человек, переболевший инфекцией, которая держит в страхе весь мир.

«Злят те, кто считает коронавирус выдумкой. Я сам чувствовал эту боль и своими глазами видел, что от него умирают. Если бы мне в лицо сейчас кто-то сказал, что ковидлы на самом деле нет, то я мысленно плюнул бы этому человеку в лицо. Только мысленно – потому что все еще боюсь, что заразен», – сообщил Владимир.

О вирусе говорили из каждого утюга

Владимиру 34 года, и до недавнего времени он жил и работал в Ростове-на-Дону. Фамилию он попросил не называть – думает, что, даже выписавшись из больницы и завершив курс лечения, он остается изгоем для окружающих. И не хочет усугублять ситуацию.

«Ощущение, будто со мной даже по телефону говорить боятся. Друзья, бывшие коллеги, родственники – все они будто в страхе от трубки разбегаются, стоит мне заикнуться о том, что мы соберемся и пожарим шашлыков, когда закончится эпидемия. Только жена и мама с папой не отвернулись от меня после того, как узнали диагноз», – поделился Владимир.

В октябре 2019 года он повстречал свою будущую жену, которая приехала из Москвы в донскую столицу в длительную командировку. Молодые люди начали встречаться, потом стали вместе жить и к концу 2019 года решили пожениться. У возлюбленной Владимира как раз подходила к концу ее деловая поездка, и жить дальше они решили в ее родном городе – в Москве.

В феврале 2020 года пара сыграла свадьбу, а затем на месяц отправилась в путешествие.

«Мы уже тогда были наслышаны про вирус – информация о нем лилась буквально из каждого утюга. Поэтому, посоветовавшись, в свадебное путешествие мы решили отправиться по России. За границу не выезжали», – подчеркивает ростовчанин.

Коварная ковидла

Вирус до молодоженов все-таки добрался, несмотря на их предусмотрительность. Прокатившись по 15 городам России, супруги привезли болезнь в Москву. В том, что они не заразились где-то в столице, Владимир уверен: прибыв в Шереметьево, они отправились прямиком домой на машине каршеринга. А приехав, сразу приняли душ и отправили в стирку всю привезенную с собой одежду.

«Мы уже знали, что вирус добрался и до России. Во всех соцсетях тогда говорилось, что нужно мыть руки и не трогать лицо. Мы соблюдали эти правила. К тому же у нас был с собой флакон с санитайзером для рук, который мы использовали при каждом удобном случае», – рассказал Владимир.

Добравшись до квартиры, пара сразу самоизолировалась. В течение двух недель они намеревались не выходить из дома совсем: домашних животных у них нет, в подъезде есть мусоропровод, а продукты и бытовую химию можно заказывать с доставкой. Но двух недель не понадобилось, чтобы COVID-19 дал о себе знать:

«Я почувствовал себя нехорошо на девятый день после возвращения – 12 апреля. Я начал сильно мерзнуть, несмотря на то что в квартире было довольно тепло. Литрами лил в себя горячий чай и не вылезал из-под одеяла. Но ничего не помогало. При этом ртутный градусник первые пару дней упорно показывал не больше 36,7».

Первое время обращаться к врачам Владимир не спешил. Тем более что супруга – его ровесница, была везде вместе с ним, и у нее не было никаких симптомов. Поэтому они понадеялись на то, что у него началась поздняя акклиматизация или, на худой конец, ОРВИ. Но вскоре состояние мужчины ухудшилось.

«Утром 14 апреля я проснулся с ощущением, будто всю ночь таскал мешки с цементом. Суставы ломило, мышцы ныли. Озноб по-прежнему никуда не делся, но теперь ему хотя бы нашлось оправдание – температура поднялась до 38,2. Супруга предложила вызвать мне скорую, но я до последнего не хотел верить, что у меня что-то серьезное. Да, я знал, что шанс заразиться ковидом был, но мне было легче думать, что мы слишком рано поехали путешествовать, и тогда болезнь еще не была так широко распространена в России, чтобы мы заразились», – признался мужчина.

Он добавил, что в подобном состоянии провел еще четыре дня и отказывался вызывать врачей, так как разбитым чувствовал себя только с утра, а к полудню «расхаживался». К тому же жена заказала ему с доставкой несколько противовирусных и жаропонижающих препаратов, которые он принимал в надежде на исцеление. Но лучше не становилось, и 20 апреля девушка забила тревогу:

«В тот день я открыл утром глаза и почувствовал боль. Мне было больно вращать глазными яблоками, больно смотреть на свет. С постели я в тот день не вставал. И, может быть, я лежал бы так и дальше, если бы не обнаружил, что у меня пропало обоняние. Жена принесла мне на завтрак бульон, от которого ничем не пахло. Попробовав его, я почувствовал, будто набрал в рот горячей воды – не было никакого вкуса. Подумал, что он просто не приправлен, так как я – любитель класть в еду побольше соли, поэтому без нее еда мне кажется пресной. Я спросил у жены, солила ли она его, и она ответила, что сделала все, как я люблю. Тогда мне стало страшно, и я согласился на врачей».

За вами выехали

Скорая помощь приехала минут за десять. Фельдшер была в обычном синем костюме и медицинской маске. Войдя в квартиру, она надела перчатки и принялась за осмотр больного.

«Мне измерили температуру и кислород, а затем послушали легкие – ничего страшнее цифры 37,9 на градуснике не нашли. Потом у нас с женой взяли мазки на COVID-19 и сообщили, что результаты анализов придут в течение двух дней. Если они окажутся положительными, мне позвонят. Если нет – звонка не будет», – рассказал Владимир.

По его словам, за эти пару дней ему стало значительно хуже – появились кашель и боли в груди. Нос по ощущениям был будто заложен, однако попытки высморкаться результата не приносили.

«Мне кажется, хуже становилось из-за ожидания. Я сам себя очень сильно изводил. Позвонили, в конце концов, вечером 22 апреля. Сообщили, что у нас с женой обоих результат на COVID-19 положительный. Почему-то фраза «За вами выехали» вызвала у меня приступ смеха – наверное, это была защитная реакция психики», – поделился мужчина.

Приехавшие медики, которые на сей раз были в спецкостюмах, масках и шапочках, провели повторный осмотр больных и заключили, что состояние жены Владимира опасений не вызывает, а потому она может остаться лечиться дома. Самого же Владимира решили госпитализировать:

«Заполнили все документы, жене дали предписания, а затем меня погрузили в машину и повезли в госпиталь. Уже на месте меня раздели и стали осматривать. Работали сразу несколько человек: один брал кровь, другой мерил давление, третий задавал вопросы… Еще температуру мерили, но они все в масках и очках этих защитных были, так что я не запомнил, сколько там было разных людей. Вещи у меня забрали на обработку, выдав на время что-то вроде робы, и отправили в палату».

Вирус забирает близких

На следующий день после госпитализации у Владимира взяли еще один мазок для теста на коронавирус, который также оказался положительным. Еще через день подошла его очередь на компьютерную томографию, которая, к его удивлению, показала начальную стадию двусторонней пневмонии.

«Врачи, конечно, удивились меньше. Мой лечащий вообще сказал, что тут у каждого заболевшего своя клиническая картина, так что его уже ничего не удивляет. Но пульсоксиметр показывал не меньше 97% кислорода в крови, а при прослушивании легких стетоскопом не было слышно хрипов. И тем не менее картина на КТ врачам была очевидна – они назвали это поражением легких с эффектом матового стекла», – рассказал Владимир.

После этого началось лечение. Ставили уколы и капельницы. По словам мужчины, в основном это были антибиотики, а также препараты, снимающие симптомы:

«То есть отдельно сбивали температуру, отдельно лечили кашель, отдельно – пневмонию. Уколы ставили по нескольку раз в день, иногда какие-то уколы заменяли капельницами. Под одной из таких капельниц я узнал, что у меня есть аллергия на какие-то препараты, так что мне еще и антигистаминный укол на второй день лечения сделали. Здоровым я себя почувствовал где-то на седьмой-восьмой день с начала лечения».

Особенно тяжело, по словам Владимира, ему было в период, когда умерли два его соседа по палате.

«Одному было 67, и у него была сердечная недостаточность. Второму – глубоко за 80, но он, казалось, держался бодрее меня. Первый однажды уснул и просто не проснулся. Второго же в одну из ночей увезли из палаты. Как рассказал врач, подключили к ИВЛ. А через три дня и он умер. Это не заставило меня испугаться за свою жизнь – к моменту первой смерти я уже чувствовал себя значительно лучше и шел на поправку. Просто было до слез обидно, что какой-то вирус забирает у кого-то родителей, дедушек и бабушек и просто близких людей. Штука размером меньше песчинки забирает человеческую жизнь. В это время я был даже рад, что так и не уговорил своих родителей переехать из Ростова в Москву, – страшно представить, что было бы, если бы мы их заразили», – признался Владимир.

Облегчить чужую боль

Всего Владимир провел в больнице 14 дней, как и планировалось. На 15-й день, 6 мая, его направили на выписку:

«Некоторых моих соседей по палате выписывали раньше, чем через две недели после поступления, так как у них было хорошее состояние, а в больницу поступает много новых пациентов. И, соответственно, нужно освобождать места для тех, кому они нужнее. Но это был не мой случай – я выздоравливал не так быстро, как хотелось бы. Перед выпиской мне сделали флюорографию, взяли кровь и мочу на анализ. Врач ознакомился и сказал, что все в порядке. Потом мы подписали предписание, мне выдали больничный и отправили домой. Разумеется, назначили лекарства для долечивания».

Находившаяся все это время дома супруга Владимира к тому времени уже сдала третий мазок на COVID-19 и ждала результатов. К нему самому за анализом врач пришел спустя два дня. У обоих последний тест оказался отрицательным, однако специалисты порекомендовали им еще на две недели остаться дома, чтобы понаблюдать за своим самочувствием. Карантинный период у них закончился 20 мая.

«Мы планируем и в ближайшее время оставаться дома, не выходя на улицу без надобности. Единственное, чего я сейчас жду и ради чего я выйду из дома – возможность сдать тест на антитела. Если выяснится, что у нас есть нужные антитела и есть возможность помочь другим болеющим, сдав, например, кровь, плазму или костный мозг, то мы непременно будем в числе тех, кто это сделает. Той боли и страха, которую я испытал, не пожелаю даже врагу. А ведь мое состояние даже не оценивали как тяжелое! Мне страшно подумать о том, как чувствуют себя люди, подключенные к ИВЛ. Если мы сможем облегчить кому-то эту боль, то в стороне мы не останемся», – резюмировал ростовчанин.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии