Криминальный парфюм и нахичеванский бандитский элемент

Об особенностях южной преступности – автор книги «Ростов-Папа» Сергей Кисин

Фото: Ирина Варламова. ©

Ростов-на-Дону, 18 октября 2019. DON24.RU. Если грабить, то под носом у полиции, если воровать, так икону, написанную при Иване Грозном, а чтобы обчистить карманы – «запустить» комету Галлея. Ростовский преступный мир всегда имел отличный от других крупных городов России «криминальный парфюм». Об особенностях ростовской преступности рассказал автор книги «Ростов-Папа» Сергей Кисин. 

Казаки против разбойников

– Сергей, так в чем состояла его уникальность ?

– В Ростове не хуже, чем в других городах, умели и стрелять, и шеи сворачивать. Но все же предпочитали договариваться и умели это делать, причем во всех сферах, будь то бизнес, криминал или власть. На Дону испокон веку сложилась практика, когда сложные вопросы решали не деньги, сила или оружие, а нужные связи и знакомства. В казачьих кругах всегда сильно было местничество – продвижение на ключевые посты родственников, знакомых, полезных людей. А с ними и договариваться куда проще, чем затевать глупую пальбу с непредсказуемым исходом. Чужих здесь сторонились и опасались, а если они и заявлялись, то должны были искать расположения первых лиц, их рекомендаций. И только если это удавалось, дело двигалось с места. Ростов – многонациональный город, и хочешь не хочешь, надо уметь идти на компромисс. Так и в преступном мире – предпочитали не воевать друг с другом, а найти точки соприкосновения и мирно разделить сферы влияния. Ростов быстро разрастался, богател, и места хватало всем.

– На чем специализировался криминал в разные периоды времени и что становилось причиной «смены деятельности»?

– В XVIII и до середины XIX века на дорогах Ростовского уезда Екатеринославской губернии хозяйничали разбойники, оккупировавшие ключевые пути – Таганрогский и Новочеркасский тракты. Они устраивали засады и поджидали торговцев, возвращавшихся со Старого базара с деньгами. Известный ныне Матвеев Курган в свое время был назван в честь разбойника Матвея, под Ростовом возле Братского и Никольского курганов свирепствовала шайка Яшки Засорина.

К середине XIX века, когда казачьи отряды начали патрулировать шляхи, оставшиеся разбойники вынуждены были перекочевать в города, прежде всего в богатеющий Ростов и Нахичевань, где занялись привычным делом уже в качестве грабителей и налетчиков.

В Нахичевани они селились в так называемом Горячем Крае – в пределах 31–37-й Линий, что шли вниз к Дону и железной дороге. Этот район стал основной обителью налетчиков-вентерюшников. Именно в Нахичевани преобладал бандитский элемент будущего города-папы.

В Ростове же во все времена «центр давили» воры, поэтому он город не бандитский, а воровской. К 1917 году, по утверждению главы сыскной полиции Афанасия Полупанова, в Ростове насчитывалось 95 воровских специальностей (для сравнения: в Питере было всего 23).

Для своих «малин» воровской люд облюбовал стихийно возникающие на окраинах города поселения, которые заселялись нахальным образом (отсюда пошло название района Нахаловка) – Стеклянный городок, Олимпиадовка, Лягушовка, Собачий хутор, Бессовестная слободка, Новое поселение… Но центром притяжения криминала стала Богатяновка, куда боялись соваться даже полицейские.

– Кто из преступников прославился своим «мастерством»?

– Воровских звезд в Ростове-папе было полно, в том числе международного класса, – например, Иван Хромота (кстати, это его настоящая фамилия). Хромота был из казаков и специализировался на мошеннических операциях в банках, в сфере железнодорожных перевозок. Среди крадунов авторитетом обладал Иван Беда. Был такой Василий Кувардин, обладавший неимоверной силой. Мог запросто вытащить из дома пианино. Клюквеник (вор, специализирующийся на кражах из церквей) Варфоломей Стоян выкрал из монастыря в Казанской губернии икону Казанской Божьей Матери, написанную еще во времена Ивана Грозного. Но больше прославился не дерзкой кражей, а тем, что сжег реликвию, когда полицейские висели у него на хвосте. Варфоломея схватили и судили, но в краже иконы он так и не признался.

Надо сказать, ростовские преступники отличались дерзостью и показухой. Особым шиком было обокрасть магазин на виду у полицейских. Магазин мануфактурных товаров армянского купца Келле-Шагинова обчистили не по причине богатства, а потому, что купец первым в Ростове установил сигнализацию. Это был прямой вызов. Преступники нашли специалиста по электричеству и вскрыли дверь без помех. Знай наших!

Отравительницы – небесная и земная

– Ростовские жулики были с фантазией. Чего только стоит эпизод с падающей колокольней на Старом базаре…

– Это реальный случай, просто впоследствии история обросла всевозможными легендами. Кто-то из воришек додумался использовать игру теней, падающих на землю от плывущих по небу облаков, и крикнул: «Колокольня падает!» Началась паника, люди кинулись врассыпную, оставляя на прилавках свой товар и особо не заботясь о содержимом карманов. Это был настоящий праздник для воришек!

В 1910 году в моду вошел научно-популярный метод краж, связанный с небесным телом. Дело в том, что, по вычислениям астрономов, в мае 1910 года Земля должна была пройти сквозь хвост кометы, растянувшийся на десятки миллионов километров. Ученые утверждали, что в спектре кометы определяется ядовитый газ. Люди с понятной тревогой ждали комету-отравительницу. Этим воспользовались продвинутые жулики со Старого базара. Они подходили к человеку и предлагали показать комету Галлея. Пока зевака пытался разглядеть ее в небе, лжеастрономы обчищали его карманы. Основными жертвами «науч-стопа» были крестьяне.

– Человек, посвятивший четверть века исследованию преступности, волей-неволей проникается сочувствием к своим персонажам. Кто из них ваш любимый?

– Я бы сказал, к кому проникся симпатией. Это женщина. Великая отравительница Эмма Биккер, уроженка Австрии. Она изготавливала для заказчиков хитрые яды, которые различить могла не всякая полицейская экспертиза.

Фото: Ирина Варламова/ газета «Молот»/ ГУП РО «Дон-медиа»

Ее имя связывали с самоубийством эрцгерцога Рудольфа, любовница которого баронесса Мария Вечера выпила приворотное зелье, якобы изготовленное Биккер, и умерла, а Рудольф, не вынеся гибели возлюбленной, застрелился. Об этой трагедии судачила вся Европа, лучшие полицейские охотились за преступницей. Но Эмма была неуловима. Сменив фамилию, она обосновалась в Ростове, открыла ателье мод, и с этого времени по России прокатилась волна отравлений. Предприимчивая модистка очень быстро наладила производство ядов уже на берегах Дона, и от заказов отбоя не было. Ингредиенты для смертельных снадобий доставляли Эмме со всего мира в почтовых посылках, но однажды везению роковой миледи пришел конец. Курьер уронил бандероль, она разбилась, изнутри выпало подозрительное вещество. Курьер сбежал, а вещество отнесли в полицию. Анализ показал, что в бандероли из Калькутты находился яд кураре. Стали разыскивать получателя и вышли на Эмму. Тем временем дама, почувствовав опасность, сбежала, но ее арестовали на границе с Австрией. Однако в руки правосудия знаменитая узница не далась, сообщники передали ей в тюрьму платье, в котором был зашит яд, и Эмма отравилась. Вот такая печальная история об одной из самых незаурядных женщин криминального мира.

Тем не менее в Ростове до сих пор сохранился дом, в котором она жила и держала свою лабораторию. Мне повезло его вычислить и разыскать.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии