И в 80 лет можно: Марат Шемиунов о балете для пожилых и юных

Известный артист вновь посетил Ростов

Источник: личная страница во «ВКонтакте» Ирины Перрен, на фото – Марат Шемиунов и Ирина Перрен 

Ростов-на-Дону, 25 апреля 2019. DON24.RU. Известный артист балета, премьер Михайловского театра Марат Шемиунов вновь посетил Ростов-на-Дону. В прошлом году он впервые приезжал в донскую столицу на международный фестиваль «Лето балета» вместе с женой – примой балета Михайловского театра Ириной Перрен. Наш гость рассказал про возраст для балета, как именно разобраться в этом искусстве театрального танца, а также о прекрасной системе балетного образования в России.

– Есть ли какие-то факторы, при которых ребенок не может заниматься балетом? Например, если он полный (имеет лишний вес)?

– Балетом могут и должны заниматься все, потому что прежде всего это гармоничное развитие души и тела. Душа развивается посредством классической музыки, которая используется в системе образования танца. Мы много преподаем: и в Санкт-Петербурге в своей студии балета «Парад балет», и за границей – по большей степени в Японии. Кстати, в этой стране балетная система образования поставлена на коммерческий поток, она не является государственной ввиду не таких далеких исторических традиций, которые есть в России. Первая балетная школа, которая сейчас называется Академией русского балета им. Вагановой, была открыта у нас в 1738 году в Санкт-Петербурге. То есть российской системе балетного образования почти 300 лет. В Японии популярно брать балетные классы: они открыты для людей разного возраста и подготовки. Поэтому мы видим разных студентов, в том числе полных. К сожалению, в нашей студии балета 99% учеников – девушки. Мальчиков мы принимаем бесплатно. В парном балете девочкам с ними интереснее.

– Какой минимальный возраст для занятий балетом?

– В нашу студию мы берем с двух лет. Приходят дети, лежат на ковриках под музыку. В том числе у нас звучит пианино, потому что живое исполнение создает более пронзительную атмосферу. Музыка очень важна, в том числе тишина как музыка. Если речь о группе детей, то они водят хороводы. Главное – атмосфера, в которую они попадают: слышат слово «балет», видят перед собой балерину или мужчину-педагога, у которого на молекулярном уровне есть понимание осанки, мышц и традиций общения с детьми. Важно то, что дети идут к созданию образа, который ассоциируется у них со словом «балет». Зачастую это образ волшебного животного, например, лебедя. Даже двухлетняя девочка, когда видит перед собой что-то яркое на сцене, начинает тянуться к этой красоте. Она приходит в студию и начинает танцевать у двери на коврике, и я ее поддерживаю. Люди хотят танцевать – не надо моментально загонять их в рамки.

– Два года – это игра для ребенка. Когда начинается пахота?

– Игра продолжается до пенсии. Пахота... Слово-то какое... Черноземное. В моей системе образования слово еще хуже было. Я прошел через это, поэтому и отреагировал на него. Хотелось бы его избежать. Не для отрицания физической нагрузки, а в связи с модернизацией системы образования, в том числе подходов. Хотя «система» – тоже опасное слово. Наверное, правильно сказать, ввиду любви к человеку. Хочется избежать огромной бюрократии, которая существует в системе образования, в результате которой лично я испытал в свое время физическую боль. Я говорю о травмах. Мышца, которую напрягаешь во время тренировок, должна быть восстановлена. Иначе волокна надрываются. Нужен отдых. И отдых – тоже огромный труд для артиста балета. Нужна восстановительная терапия – не в смысле лечения, а в плане смены нагрузки. Например, правильные растяжки или просто плавание.

– Можно ли совмещать учебу в школе и профессиональный балет?

– Сложно ответить. Например, академия балета в Санкт-Петербурге, о которой я уже говорил ранее, нашла баланс. Это общеобразовательные предметы и постоянная физическая нагрузка для детей. В академии, когда нам было 15 лет, мы начинали учебу в 09:00. У нас было два урока классического танца по 45 минут подряд. Действовала система чередования: полтора часа физическая нагрузка, а затем полтора часа – умственная.

– Но регионы не могут позволить себе такую систему образования...

– Россия может похвастаться огромным количеством регионов с прекрасно отлаженной системой балетного образования. Москва, Красноярск, Новосибирск, Самара – там есть великолепные школы и академии танца. При Советском Союзе балет стал популярным, так как нравился власти. И до сих пор в этом направлении сохраняется бесплатная государственная система образования, чего нет ни в одной стране мира. Разве что, может быть, на Кубе есть.

– В Германии можно начать заниматься балетом, будучи в зрелом возрасте, например в 40 лет. Реально ли такое в России?

– Абсолютно реально. В Японии на открытые классы приходят старейшие студенты: и в 75, и в 80 лет. Кстати, открытые классы – американская система, когда покупаешь билет за 15 долларов, приходишь и занимаешься. Вообще, в Японии колоссальный опыт коммерческих студий, где важен не только заработок, но и система взаимоотношений клиента и педагога. Важно, что интересует приходящих на занятия людей. Они приходят снова и снова, потому что их выпускают на сцену. Люди участвуют в огромном количестве концертов. С балетной точки зрения они не профессионалы, но им нравится возможность показать себя на публике, а также сам процесс подготовки. Не только взрослые, но и совсем маленькие дети выходят на сцену. Моей дочке шесть лет, и она принимает участие в этих концертах. На нее шьется костюм, она работает над своим образом, в том числе над прической.

– То есть в России тоже можно начать заниматься балетом в зрелом возрасте?

– Да, непосредственно у нас в студии, в Санкт-Петербурге, нет ограничений по возрасту. Можно прийти, купить разовое посещение и встать за балетный станок. 40 лет – самый расцвет жизни, хотя в балете он наступает раньше – в 20–25 лет. На мой взгляд, 30–35 лет – золотой возраст для сценической деятельности, так как в это время уже есть много знаний, и при этом тело в хорошем состоянии. Но это индивидуально, к тому же надо отличать просто балет и балетную карьеру.

– Если хочешь именно построить балетную карьеру, то в каком возрасте лучше начать заниматься?

– Чем раньше, тем лучше. Два года – слишком рано, на мой взгляд. Как родитель двух детей могу сказать, что была паника: как быть с детьми, когда они буквально лезут на стену? Да, вести в балетную студию. В некоторых, в том числе в нашей, есть детская комната с игрушками, что их тоже может заинтересовать. И хотя мы не знаем, что нас впечатляло в их возрасте, с точки зрения психологии такое занятие – синхронизация того, что уже видел во время просмотра балета в театре или по телевизору. То есть ты образовываешься, приходишь в театр, а затем, если тебя это заинтересовало, приходишь в балетную студию и понимаешь, как все выстроено. Рекомендую пойти в балетную студию, взять урок за 500 рублей и после будете приходить в театр и с большим интересом смотреть на игру актеров, зная позиции танца, например  арабеск, и отличать его виды друг от друга.

– Какой совет вы можете дать родителю, который не может выбрать между спортом и балетом?

– Выбор между балетом и спортом – очень индивидуальный. Если бы меня спросили, я бы сказал «спорт», потому что устал от балета. Лично я обожаю теннис. А мой папа говорит, что не надо дочку отдавать на теннис, иначе «останусь без штанов». Почему теннис? Это сольный вид спорта, а моя судьба так сложилась, что я стал солистом балета. Спорт или балет? В первую очередь – любовь. То есть надо любить детей, до того состояния, когда ты сможешь перетерпеть их и свои капризы, и оттолкнуться от интересов ребенка. Хотя в этом вопросе играет роль еще и интуиция вместе с удачей. Моя дочка, например, ненавидит балет. Она не ходит в театр, не высиживает там и 15 минут. У нее перенагрузка вэтом плане: она с рождения ездит с нами по всему миру и бывает на всех концертах. Из-за этого она, вероятно, не пойдет в балет. И я ее поддержу, но постараюсь, чтобы она занялась спортом. Физическая работа с телом ей ближе, чем другая деятельность.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Шутки про водку и непривычная открытость: как донские студентки покоряют заграничные вузы

Три ростовчанки получили социальную поддержку от «Сколково» на получение высшего образования за рубежом

Ростов-на-Дону, 8 октября 2019. DON24.RU. Трое студентов из Ростова-на-Дону, поступившие в зарубежные вузы, получили социальную поддержку от московской школы управления «Сколково». В рамках программы «Глобальное образование» три ростовчанки – Мария Сенинец, а также Валентина и Юлия Тамбовцевы – стали обладательницами гранта на обучение за границей при условии, что, получив диплом, они не меньше трех лет проработают по полученной специальности в России. Корреспондент информационного агентства «ДОН 24» побеседовала с девушками и узнала, как приняли их далекие страны, как протекает их учеба и какие планы они строят на ближайшее будущее.

Опа-опа, Америка-Европа

Сестры Юлия и Валентина Тамбовцевы учились в Донском государственном техническом университете. По их словам, о возможности получить грант на высшее образование за границей они узнали на одной из международных выставок, проходивших в Ростове в 2016 году. И воспользоваться ею они решили сразу.

«Нам оставалось поступить в зарубежный вуз и пройти отбор среди возможных участников, заполнив анкету на сайте и предоставив документ о поступлении. Для этого не требовалось сдачи дополнительных экзаменов или написания научных статей», – рассказали девушки, уточнив, что наличие опыта работы и опубликованных статей все же были при отборе преимуществом.

Сейчас сестры проходят обучение по направлению «Инженерные кадры» в Техасском университете в Остине, США.

Мария Сенинец же получила степень магистра в ДГТУ и совмещала преподавание на кафедре «Мировые языки и культуры» там и в Центре международного обучения и тюнинга. Во время учебы в магистратуре она изучала испанский как второй иностранный язык, контактировала с испаноязычными партнерами вуза, координировала работу дискуссионного клуба на кафедре, а также занималась переводом текста меморандума о российско-испанском сотрудничестве, подписанного в целях распространения в России изучения испанского языка.

Поняв, что этот язык стал занимать все большее место в ее жизни, она решила, что хочет познакомиться с образовательной системой Испании изнутри.

«Вопрос страны обучения был для меня предопределен. Что касается университета, то тут тоже у меня не было сомнений. Как только в списке программы появился Автономный университет Мадрида, я сразу начала поиски научного руководителя. Это очень престижный университет в Испании. Кроме того, Мадрид – это столица Испании, административный, культурный, политический и географический центр», – поделилась ростовчанка.

С 2016 года Мария проходит обучение по направлению «Педагогические кадры».

Приветливые американцы и открытые испанцы

Рассказывая о том, как проходил процесс вливания в студенческое сообщество других стран, все три девушки признались, что проблем у них с этим не было. И в США, и в Испании к гостям из России отнеслись дружелюбно.

«США – страна удивительного культурного и национального разнообразия, поэтому здесь не принято судить человека по тому, где он родился или откуда приехал. Поначалу было сложно приспособиться к необыкновенной приветливости и открытости американцев, но это сложно назвать дискомфортом. Скорее наоборот, возможностью научиться у них дружелюбию и уважительному отношению к окружающим. За два года, проведенных в Америке, мы ни разу не столкнулись с отрицательным к нам отношением из-за того, что мы из России», – признаются Валентина и Юлия.

Мария, в свою очередь, призналась, что с испанцами ей приходится сложновато, но всему виной разнообразный и быстрый испанский язык.

«До поступления у меня был сдан международный экзамен DELE по испанскому на уровень В2. Потом, уже в Мадриде, я прошла обучение в официальной школе языков на уровне С1 и сдала соответствующий экзамен. Официальные школы языков в Испании – это государственные учреждения, дипломы которых ценятся выше, чем международный экзамен DELE. Но тем не менее когда, например, мы в университете идем на обед, я все еще не могу полноценно участвовать в беседе. Если в ней принимают участие несколько человек из разных регионов Испании, а также из стран Латинской Америки, я просто не успеваю обрабатывать информацию и выдавать реакцию, так как они очень быстро говорят, все с разными акцентами, и не ждут паузы, чтобы вставить свой комментарий, постоянно перебивают. Это не считается грубым, но только в неформальной обстановке», – рассказывает девушка.

Она добавила, что в менталитете испанцев также есть некоторые вещи, к которым ей было сложно привыкнуть.

«Испанцы любят задавать очень личные вопросы малознакомым людям, чем иногда ставят меня в ступор. Вообще, многое, что в России считается дурным тоном, здесь норма. В университете, например, между студентами и преподавателями нет никакой субординации. Да, скажете демократия, но я знаю, какие неудобства это доставляет преподавателям. При этом преподаватели могут прийти в университет в спортивном костюме или в шортах. У нас так не принято», – отмечает Мария, подчеркивая, что большинство испанцев – очень открытые и дружелюбные люди.

Впрочем, стереотипы о русских все же бытуют и в той стране, и в другой.

«Самые распространенные стереотипы – это то, что в России круглый год зима и медведи по улицам ходят!» – смеются Юлия и Валентина.

Испанцы же в этом отношении оказались оригинальнее, хотя и не намного:

«Часто приходится слышать шутки про шпионаж. А еще классический вопрос: «Как ты там живешь в этом холоде?» И когда я говорю, что в Ростове летом +40, это вызывает недоумение. Я помню, на одном семинаре со студентами магистратуры зашел разговор о России, и один студент сказал, что он про Россию знает только три слова: водка, холод, коммунизм. Да, медведи с балалайками уже не в моде», – заметила Мария.

По ее мнению, на формирование подобных стереотипов во многом влияют местные СМИ.

«В Испанию доходят только самые странные новости. Например, что в Сибири люди отравились шампунем (когда был случай с настойкой боярышника) или что гражданку Испании приговорили к пяти годам тюрьмы, за то, что она украла в аэропорту Пулково всего лишь губную помаду. В то время как она была задержана до выяснения обстоятельств кражи косметички с украшениями на достаточно крупную сумму, которую она, к тому же, украла прямо под камерой видеонаблюдения. Много мемов про Россию появляется в социальных сетях при любом удобном случае. Из последних, например, помните парня из УРФУ, который хотел сфотографироваться возле президента? Я впервые узнала о нем от испанских друзей, приславших мне мем-гифку с подписью «Как выиграть путевку в ГУЛАГ», – рассказывает девушка.

Научная семья

Несмотря на то что и американская, и испанская система образования кардинально отличаются от российской, все три девушки отзываются об учебном процессе крайне положительно.

«Поначалу было очень сложно приспособиться к учебному процессу, но со временем стали четко видны его преимущества. Архитектурная школа Техасского университета является одной из лучших в США и дает возможность студентам без получения степени бакалавра архитектуры получить степень магистра архитектуры, что невозможно сделать в России. Нам открыт доступ к многочисленным инновационным технологиям, таким как 3D-принтеры, лазерные установки, деревообрабатывающие станки и дроны, что позволяет воплощать самые креативные идеи в жизнь. Каждый из преподавателей Архитектурной школы имеет стаж работы в лучших архитектурных фирмах Америки, а также в самых престижных университетах, благодаря чему возможен баланс между теоретическим материалом и практическими навыками», – делятся сестры Тамбовцевы.

Мария Сенинец тоже признается, что учеба в аспирантуре не дается легко, и дело тут в ее специфике – аспирантам предоставляется практически полная автономия. То есть у них нет общей для всех образовательной программы.

«В первый семестр аспирант совместно с научным руководителем разрабатывает план проведения диссертационного исследования, который утверждается координационным советом программы. У каждого аспиранта он свой, индивидуальный, и со многими, кто обучается по этой же программе, я просто не знакома. Основными попутчиками на моем пути стали участники исследовательской группы по наднациональной образовательной политике GIPES. Это уникальное междисциплинарное сообщество педагогов, исследователей, аспирантов и студентов, объединенных общими темами исследований. А еще это мощный источник информации по узкой тематике. В рамках группы проводятся различные образовательные мероприятия, проекты, пишутся совместные научные работы и так далее. Именно участники исследовательской группы стали моими вдохновителями, единомышленниками и друзьями, которые всегда готовы подсказать и помочь. Это моя научная семья», – признается Мария.

А потом – назад в Россию, знания применять

Несмотря на то что до завершения обучения еще далеко – сестры Тамбовцевы окончат магистратуру в 2020 году, а Мария Сенинец защитит диссертацию в 2021 году, – девушки уже задумываются о том, что будут делать по возвращении в Россию.

Мария отмечает, что защита диссертации – это только начало научной жизни исследователя. Она планирует разместить публикации результатов своей работы в различных научных изданиях – на испанском, русском и английском языках. А затем – вернуться в Ростов, где она надеется принести пользу.

«В программе помимо списка зарубежных университетов для обучения есть список рекомендованных работодателей. Мой родной ДГТУ входит в этот список. Мне хотелось бы работать на развитие отношений с Испанией и испаноговорящими странами, в том числе с целью проведения педагогических сравнительных исследований. Я думаю, такой обмен опытом, идеями и результатами исследований был бы очень полезен», – считает девушка.

Она подчеркивает, что в России ученые ориентируются на англо-американский опыт, в то время как, на ее взгляд, в Испании и Латинской Америке есть сильные научные школы, которые мало известны российской академической общественности:

«Российские научные школы тоже малоизвестны в испаноговорящем мире. При этом труды российских педагогов прошлого (Толстого, Макаренко, Выготского) очень ценятся там. Установление диалога между испаноговорящими и русскоговорящими педагогами-исследователями я вижу как свою профессиональную миссию в долгосрочной перспективе».

Юлия и Валентина, в свою очередь, рассчитывают получить достойную работу в одной из архитектурных фирм Ростова, с которой сотрудничает программа «Глобальное образование». Однако, на их взгляд, сегодня список подходящих работодателей невелик, и они надеются, что за год он расширится.

«Несмотря на то что Ростов является нашим приоритетным местом поиска будущей работы, мы открыты всем возможностям и будем рассматривать также и другие города, так как уверены, что навыки, полученные в США, будут востребованы во многих архитектурных фирмах по всей России», – добавляют девушки.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии