Кадуцей, хачкар и Горький: ИА «ДОН 24» о первой авторской настольной игре про Ростов

Ростовская область, 28 мая 2020. DON24.RU. Первая авторская настольная игра о Ростове затрагивает сразу несколько исторических аспектов из жизни города. Коробочка хранит в себе сюрпризы, а играть можно сразу несколькими способами. Корреспондент информагентства «ДОН 24» побывал в старинном доме, где создавалась «настолка», и поговорил с ее авторами.

Ранее авторы анонсировали выход игры «Ростовские спички». Презентацию планировалось провести в мае, однако коронавирус скорректировал планы.

Работа над игрой велась в соответствующей атмосфере: в мастерской, которая находится в доме на улице Ульяновской, 39, в Ростове. До революции в этом здании жил Николай Панин. Старовер, он был известным ростовским купцом первой гильдии, промышленником, а также потомственным почетным гражданином города. Панину принадлежал крупный на юге России гвоздильно-проволочный завод города, за что купца прозвали Гвоздильным Королем.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Авторы игры – три человека. Полина Нестерюк рисовала ростовскую архитектуру с натуры для карточек. Виталий Нестерюк прорабатывал общую стилистику игры, в частности создавал все шрифты, выписывая слова пером и тушью. Марина Натальян отвечала за литературное наполнение. Кстати, чтобы нарисовать людей, связанных с городом, использовались их фотографии, портреты.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«Я был на экскурсии по городу, которую проводила Марина. Очень много информации, которая ошарашивает. Понимаешь, что ходил по Ростову и не знал, что у того или иного дома такая история. В итоге я понял, что много за два часа услышал, но удержать все это в голове лично мне сложно. В памяти остались «маяки», например про Сабину Шпильрейн или хачкары (армянские кресты-камни. – Прим. Ред.). Тогда я и говорю Марине: «Надо что-то такое!» (показывает на игру). Чтобы человеку было проще систематизировать информацию, чтобы в голове хоть что-то осталось про историю города», – пояснил Виталий.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Сюрпризы начинаются еще до того, как достал карточки. По словам Марины, в игре нет ничего случайного.

Она оформлена в форме спичечного коробка, отчего и происходит ее название. В слове «спички» можно услышать англицизм «speach» (говорить. – Прим. Ред.).

Обложка стилизована под рекламу начала XX века. Здесь можно увидеть маскарон Посейдона. Такой действительно есть в Ростове – на улице Шаумяна, 110, на доходном доме братьев Дерткезовых, которые торговали зерном. В руках Нептуна жезл (символ власти) и кадуцей (символ Гермеса, бога торговли).

На боковой стороне коробочки, под «теркой для зажигания», тоже сюрприз. Его можно добыть, счистив слой.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«Игра не только про «поиграть», но и про «поговорить о Ростове», – отметила Марина.

Играть можно несколькими способами. Например, искать дубли и при этом правильно называть то, что на карточках. Текстовые подсказки есть внутри коробочки. Можно играть и другим способом – выбирать несколько изображений и придумывать необычные истории на основании увиденного. Можно даже сыграть в «дурака», если разложить карты по иерархии.

Игра первым способом показала, что корреспондент не узнал писателя Максима Горького, чья биография связана с Ростовом. В честь него названы театр, улица, парк, на набережной установлен памятник. До сих пор ходят споры, действительно ли он работал грузчиком в порту нашего города, когда был молодым.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«Уже позже, когда известный писатель проезжал на поезде через Ростов и его здесь торжественно встречали рабочие, у него спросили про город. Он сказал, что это «городишко грязненький, а полицейские здесь злющие». Дело в том, что за два месяца работы здесь он трижды побывал в полицейском участке», – рассказала Марина.

По словам Виталия, до конца 1950-х годов на набережной вместо памятника Горькому стоял монумент Сталина. По легенде, дворник, который убирал там каждое утро, однажды увидел, что вождя на прежнем месте больше нет.  От испуга у мужчины якобы случился сердечный приступ, и он умер прямо возле памятника.

Есть в игре и несколько религиозных символов, связанных с городом.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Среди них колокольня кафедрального собора. С ней связана байка, согласно которой на рынке, чтобы отвлечь покупателей и продавцов, начинали кричать, что колокольня падает. Начинался переполох, и воры крали что-то с прилавков, а что-то из карманов зевак, поделился историей Виталий.

На еще одной карточке можно увидеть кадуцей – символ Гермеса  (Меркурия), бога торговли. По легенде, сначала он был музыкантом. Однажды похитил коров у брата Аполлона: мальчик сыграл на лире, и животные, заслушавшись, пошли за ним. Аполлон пожаловался отцу Зевсу. В итоге Гермес отдал брату лиру, а взамен получил «волшебную палочку» – кадуцей, который примиряет всех, даже змей. Как видно на карточке, они обвились вокруг жезла. По мнению Марины, тут тоже можно проследить связь с Ростовом, где между собой ладят самые разные люди, в том числе армяне, евреи, татары, казаки.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«Это самый часто встречающийся символ на ростовских домах. Одна из гипотез: так как Ростов – производственно-торговый город,  люди, которые украшали свои дома, хотели это обозначить. А еще есть миф, что во время войны уцелели именно те дома, на которых этот символ», – добавил художник.

Среди героев игры есть и такие, которые обрели свой смысл уже после прорисовки.

«Девочка с куклой – не конкретная девочка с конкретной куклой. Когда я эту игру показала мужу, он спросил, почему девочка с куклой. И тут меня осенило: «Боже, сколько известных женщин вышло отсюда из Ростова!» Например, недалеко отсюда, на Серафимовича, есть дом доктора Рындзюна. Его дочь Нисс-Гольдман – известная скульптор, провела здесь детство. Как и писательница Марриэтта Шагинян, певица Изабелла Юрьева, психоаналитик Сабина Шпильрейн. Здесь девочка играла в куклы, познавала мир, а потом вышла в большой свет», – отметила Марина.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

На игре ростовчане не планируют останавливаться. Так, начали делать сувенирную продукцию на основании собранных материалов. Тут и актриса Фаина Раневская, и барон Петр Врангель, и атаман Матвей Платов.

Фото: Анастасия Рычагова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Марина Натальян готовит экскурсии по мотивам игры.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

В чем сила сузьмы и нардека: какой шанс COVID-19 дал гастротуризму

В чем сила сузьмы и нардека: какой шанс COVID-19 дал гастротуризму
Фото: Среди молочных блюд, которые напрямую ассоциируются с донским регионом, и каймак – очень густые сливки..Фото: Виктория Головко ©

Ростовская область, 23 июня 2020. DON24.RU. Распространение COVID-19 ожидаемо скорректировало, а то и перечеркнуло отпускные планы и надежды миллионов людей по всему миру.  По данным исследования ВЦИОМа, касающегося отпускных предпочтений россиян, 55% респондентов, в прошлом году отдыхавших за границей, в этом допускают, что проведут долгожданные нерабочие дни в России.

Преимущественно дома, в своем населенном пункте, рассчитывают отдохнуть почти две трети (61%) участников опроса. Очевидно, что в этой ситуации заманчивее могут стать как длинный отдых, так и непродолжительные поездки по донскому региону. Дополнительный шанс получает и донской гастротуризм, который в последние годы обрел второе дыхание.

Чем наш регион привлекателен для гурманов? Зачем кухне IT-технологии? Какое будущее может ждать вареники с сюрпризами? Об этом и о многом другом мы побеседовали с Еленой Ищенко, директором по развитию Экспертно-аналитического центра Российского государственного университета туризма и сервиса (РГУТИС, Москва).

Елена Ищенко: «Самое обидное, что донскую кухню недооцениваем и мы сами, жители региона». 

Батл блинов и баранины по-хазарски

– Елена, а есть ли, на ваш взгляд, у донской кухни преимущества над условными конкурентами? Ведь понятно, что привлекать туристов среди прочего и аутентичными блюдами стараются в разных точках страны – в Татарстане, Астрахани, на Дальнем Востоке, в Карелии, Калининграде... И перечень можно продолжить.

– Знаете, начну с другого конца. Сегодня донскую кухню многие эксперты называют раем для гурманов, но в масштабе страны она недооценена, нам не хватает лоббистов федерального масштаба. Хотя обиднее даже другое: ее очень недооцениваем и мы сами, жители региона. А ведь правда уже в том, что больше половины России живет в гораздо более суровых условиях – в регионах, где не видят таких фруктов и овощей, мяса, рыбы, трав, которые есть у нас. Это подарок, который дан нам природой. Но и на этом наши прелести (они же преимущества) не заканчиваются. Немало регионов, да и целых стран, могут похвастаться лишь несколькими аутентичными блюдами. Наш же ключевой козырь – как раз широта гастрономических возможностей, обилие разносолов во всех смыслах этого слова.

Даже если перечислять только наши специалитеты, известные в масштабе страны, пальцев на обеих руках не хватит. Тут вам и багаевский огурец, и кривянский помидор, цимлянский лещ, раки, донская уха (кстати, вариантов этого блюда на Дону около 100), донская селедка, козинаки, халва, выпечка с тютиной, вишней и жерделой, шашлык армянский, речная рыба под маринадами, курник, вино из самых северных в мире автохтонных сортов. Другое наше однозначное достояние: регион стал, по сути, плавильным котлом для разных народов, этносов, культур. Оттого и наша кухня – сплав из русских, украинских, казачьих, кавказских, калмыцких, других блюд. Больше того, у тех же, допустим, донских армян есть блюда, без преувеличения, уникальные! Пирожки с отваренной и мелкорубленой лебедой («лапатаев бида») не пекут больше нигде в мире.

На Дону любой тур превращается в гастрономический. А по мощи, вкусовым качествам блюд, их аромату, размаху, роскоши и значимости гастрономии наш регион можно сопоставить разве что с Италией. Скажу больше: я убеждена, что из-за обилия возможностей разумнее звать туристов не на Дон в целом, а в какую-то конкретную из его зон.

– И какие территории могут быть интересны гастротуристу?

– Тут вряд ли надо изобретать велосипед. Создавая бренд «Вольный Дон» (Елена Ищенко – среди его разработчиков. – Прим. ред.), мы выделили семь туристических зон, в каждой – два-четыре соседских города или района: Большой Ростов, Донское Приазовье, Вольный М-4 Дон (путешествия вдоль трассы М-4 «Дон»), Сердце Дона, Верхний Дон, Донская степь, Долина Дона. У каждой – свои ландшафт, природа, разновидности доступного отдыха. Кроме традиционно донских там культивируются и свои блюда. Пару лет назад на первом донском гастрономическом батле, где предлагалось представить территорию парой-тройкой аутентичных зональных блюд, все пошло не так. Участникам понадобились не подносы, а... столы (смеется). Я не утрирую. И они буквально ломились.

Один из таганрогских гастробрендов – чеховский пирог с абрикосами или курагой. Фото: Виктория Головко. 

Скажем, в Долине Дона (Волгодонск и одноименный район, Цимлянский, Мартыновский, Константиновский районы) среди ходовых блюд не только уха, шулюм, саловские раки, но и баранина по-хазарски, пышки с каймаком по-романовски, пироги с виноградом, волгодонский рис с майским медом и сушеным персиком. На Верхнем Дону угостят дикой уткой с яблоками, «кисетом деда Щукаря» (блинами с курицей и грибами), фаршированными баклажанами, мигулинской лапшой, маринованными белыми грибами и маслятами. В Таганроге (Донское Приазовье) стоит попробовать любимый пирог Чехова – с начинкой из абрикосов или кураги, мясо по-купечески («помещика Мальчевского»), в Азове (Большой Ростов) – фаршированный чебак, сузьму, халву, желированное вино, квас из хрена и т. д. Весь перечень разносолов уже можно найти в путеводителях. Планируя тур, стоит обратиться в туристский информационный центр (ТИЦ, он есть в Ростове, Таганроге, Волгодонске, Азове), где проконсультируют по многим вопросам.

В Ростовской области эксперты выделяют семь туристических зон. 

Диджитал и «сердечная чакра»

– А кто победил в батле, о котором вы упомянули?

– Определить единоличного лидера оказалось совершенно невозможно. Пришлось выделять лучших в номинациях.

– Тем не менее можно располагать качественными продуктами, разнообразием самобытных блюд, но туристы не поедут...

– С этим не поспоришь. Мир изменился, и не считаться с этим глупо. Сегодня среди критериев успеха как туротрасли в целом, так и гастротуризма в частности – диджитал и, как я это называю, «сердечная чакра». Если потенциальный путешественник в два-три клика не нашел в своем гаджете туробъект, то его для него нет. Меня радует, что в последние два года о донской гастрономии в прессе и соцсетях появилось много информации. Что до «чакры», никто не отменял значимости для турбизнеса человечности, доброжелательности. Не надо рассыпаться в натужных комплиментах. Ценно как раз то, что есть на Дону. У нас могут и ввернуть острое словцо, но эмоции всегда не показные, в общении есть душевность, почти родственное отношение к постороннему человеку.

Центральный рынок Ростова стал одной из обязательных локаций для человека, стремящегося постичь донскую кухню. Фото: Виктория Головко

Как свести селян и туротрасль

– Что нужно, чтобы подстегнуть гастротуризм на Дону? Когда вы перечисляли блюда, популярные в разные точках региона, поймала себя на том, что некоторые из них ни разу не пробовала, их мало где готовят, практически негде купить.

– Во-первых, нужно детальнее изучить историю донской кухни. Копнуть глубже. И конечно, необходимо, чтобы хотя бы блюда-бренды готовили в большем количестве заведений общепита, производили в промупаковке. К примеру, растет популярность казачьего нардека – арбузного меда. Но кроме как на гастрофестивалях купить его негде... Но, опять же, в этом отношении за последнее время многое сделано, еще года три назад заказать блюда казачьей, донской кухни даже в крупных городах Дона было проблемой.

Во-вторых, необходимо, чтобы предприниматели, производители сельхозпродукции активнее «вплетали» туротрасль в свои будни. И ростки этого тоже есть. Возьмите «Биохутор Петровский» в Неклиновском районе, под брендом которого выпускают много видов органической продукции. Там, кстати, ратуют и еще за одну тенденцию, набирающую популярность во всем мире, – за медленную еду (slow food), здоровое питание как альтернативу ситуации, когда человек пичкает себя фастфудом. Так вот, в компании готовятся принимать туристов и даже построить отель. У нас есть вино- и сыроделы, на свои деньги строящие дегустационные залы.

В-третьих, нужны подробные диджитал-путеводители по семи турзонам. Сейчас идут переговоры с производителями пищевой продукции о возможности регулярных экскурсий в их цеха.

Не нужно себя обманывать, мы только в начале пути развития гастротуризма. Однако и сделано уже много. Да, хотелось бы, чтобы наши гастрособытия, как и «Октоберфест», ежегодно проводимый в Мюнхене, собирали по 6 млн посетителей. Но не будем забывать, что «Октоберфесту» больше 200 лет. У нас многое впереди.

Сегодня в списке нематериального культурного наследия человечества, охраняемого ЮНЕСКО, среди прочего значатся технология приготовления хлебной лепешки и неаполитанской пиццы, французская гастрономическая культура. Как считает Елена Ищенко, в перспективе реально побороться за включение в перечень каких-то элементов донского застолья – например, вареников с сюрпризами, которые, как считают многие, готовят только на Дону.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии