#ДНР

Расстрелянная конституция или Как пять лет назад в Донбасс пришла война

Репортаж нашего спецкора в ДНР

Ростов-на-Дону, 29 мая 2019. DON24.RU. Дату начала войны между двумя государствами установить просто: обычно это день, месяц и год, иногда даже час, значащиеся на меморандуме об ее объявлении. Либо же таковой является момент пересечения силами нападающей стороны границ атакуемого государства. С войнами, вспыхивающими между частями одной некогда огромной общности все на порядок сложнее. Они начинаются с мельчайшей искры, упавшей на благодатную почву и раздуваемой заинтересованными лицами. Нагнетание происходит постепенно, до тех пор, пока не выясняется, что потушить пожар уже невозможно.

Так при активной заокеанской помощи поджигали Приднестровье и Карабах, Абхазию и Южную Осетию. По этому же сценарию Запад руками пришедшего к власти в Киеве режима поджег и Донбасс. Долго спорили о дате, когда противостояние в шахтерском крае стало необратимым, и постепенно выкристаллизовались две даты: 26 мая 2014 года для Донецка и 2 июня 2014 года – для Луганска. Наш корреспондент в ДНР вспоминает о том, как все происходило.

26.05.2014. Донецк...

История не раз демонстрировала, что противостояние с чертами гражданской войны (а в бывшем СССР не-гражданских войн между его частями быть не может в принципе!) легко предотвращается до тех пор, пока стороны не обменялись тем, что именуется «сакральными жертвами». Как только этот обмен случился, пытаться спасать ситуацию уже бесполезно. В качестве примера я люблю приводить то, как сто лет назад начиналась Гражданская война на Дону: отправной точкой стала случившаяся в последний день 1917 года трагедия в слободе Нижняя Крынка Таганрогского округа  (ныне – в черте города Макеевка, ДНР), когда к красногвардейцам явно по чьему-то наущению примкнули военнопленные из Австро-Венгрии. И именно они начали расстреливать из пулеметов прибывший отряд есаула Василия Чернецова. До этого и казаки, и красногвардейцы старались не допускать, чтобы дело приняло серьезный оборот: бравшие верх всегда предоставляли окруженным возможность бросить оружие на поле боя и ретироваться. Здесь же при подавлении погибло 118 красногвардейцев и им сочувствовавших, до сих пор именуемых в Донбассе «павшими коммунарами». Спустя полмесяца Чернецов был убит красными при не до конца выясненных обстоятельствах.

В «цветных революциях» побеждает та сторона, которая изначально не намерена идти на компромиссы. Принципы киевского «евромайдана» выражались следующей формулой: «Будет или так, как мы хотим, или не будет никак!» Понятно что любые переговоры «майданщиками» воспринимались исключительно как принятие полной и безоговорочной капитуляции своих оппонентов: отсюда, кстати, берут корни трагедии Одессы и Мариуполя, случившиеся 2 и 9 мая 2014 года соответственно. А продолжавшаяся уже полтора месяца героическая оборона Славянска показывала, что Киев намерен решить проблему исключительно силой.

Удар по Донецкому аэропорту украинская авиация нанесла утром 26 мая. Вряд ли можно назвать совпадением то, что накануне на Украине состоялись президентские выборы, в ходе которых был избран Петр Порошенко. Чудовищность этого события не только в том, что армия стреляет в свой народ не более одного раза, а в том, что боевая авиация против своего народа не применяется в принципе. Военный самолет – это средство внешней политики, и тот, против кого его ты только собираешься использовать, является для тебя чужим уже на стадии замыслов. Причем вне зависимости от общих корней и родственных уз…

Для тех, кто не знаком с Донецком: ныне полностью разрушенный аэропорт расположен на северной окраине города, причем не только часть его периметра, но и отдельные строения тесно соприкасаются с жилыми кварталами. До начала боевых действий там проходили оживленные маршруты общественного транспорта. Иначе говоря, с учетом кругового вероятностного отклонения (есть такое понятие в баллистике) между бомбардировками пассажирских терминалов аэропорта и бомбардировками города можно ставить знак равенства.

В три часа ночи ополчение ДНР заняло здание нового терминала Донецкого аэропорта. Оно было построено всего за два года до упоминаемых событий к чемпионату Европы по футболу – 2012, часть матчей которого принимал Донецк. Реконструированный аэропорт был способен принимать все без исключения типы самолетов, поэтому контроль над таким объектом весьма важен. Начались переговоры со спецназом ВСУ, находившимся в окрестностях аэропорта, и стороны договорились, что в самом здании остаются немногим более сотни ополченцев, а остальные выводятся. Согласно воспоминаниям, у ополчения ДНР уже тогда имелись ПЗРК, однако в аэропорт их не взяли: даже не надеялись, что будут бомбить. Но в 11 утра украинские штурмовики Су-25 и вертолеты Ми-24 нанесли первый удар с воздуха. Спустя пару часов следующие удары были нанесены уже по жилым кварталам на соседней улице Стратонавтов… Так начались бои в Донецком аэропорту, продолжавшиеся до середины зимы 2015 года.

Основная часть связанных с аэропортом военных воспоминаний у меня в основном связана с осенью 2014 года и более поздним периодом: именно тогда в те края меня забрасывала журналистская судьба. Приходилось видеть покинутые людьми руины шикарных особняков: несмотря на столь шумное соседство, район считался престижным. В наиболее уцелевших из них квартировало ополчение, хотя наглухо заделанные фанерой выбитые окна и занавешенные брезентом развороченные дверные проемы там можно было считать тогда чуть ли не наименьшим из всех зол.

А вот последнее мирное воспоминание, связанное с Донецким аэропортом, у меня до сих пор перед глазами. Хорошо помню пасмурный январский день 2014 года, когда взлетавший самолет пробил толщу облаков, и в этот момент вокруг его тени ярко заполыхали разбегающиеся концентрические круги, напоминавшие своей гаммой цветов полярное сияние. Позже я узнал, что этот оптический эффект называется «глория», и он является частым спутником полета. Но тогда я его воспринял как некое предзнаменование…

02.06.2014. Луганск…

Работающему на войне журналисту с происходящим у соседей иногда приходится познакомиться ближе, чем с тем, что случается в его собственных владениях. Случившийся спустя неделю налет украинской авиации на Луганск застал меня в дороге, а единственный безопасный путь, связывавший в те дни Донецк с внешним миром, пролегал через Краснодон: в его пригороде с названием Изварино ополчение ЛНР контролировало погранпереход на границе с Россией. А так как от Краснодона до Луганска всего час езды, то на месте трагедии удалось побывать по горячим следам.

2 июня 2014 года в результате бомбардировки украинской авиацией центра Луганска были убиты и ранены ни в чем не повинные люди. Никаких других силовиков, кроме дежурного наряда ополченцев, в здании бывшей обладминистрации, ставшей Домом правительства ЛНР, не было, отсутствовали на месте и главные руководители самоопределившейся республики. Зашедший на цель пилот штурмовика вначале сбросил на безоружных граждан неуправляемые ракетные снаряды, начиненные кассетными бомбами, а после им была дана очередь из скорострельной авиационной пушки. Высокую точность попадания обусловила установка украинскими диверсантами миниатюрного радиомаяка на одном из деревьев в прилегающем сквере.

Страшное зрелище представляла площадь перед зданием Дома правительства. Воронки, куски штукатурки, посеченные залпом, еще не успевшие засохнуть даже на такой жаре ветви деревьев... Осколки снарядов, бурые пятна на тротуарной плитке – следы крови. Вещи погибших указывают места, где хозяев застигла страшная участь. Живые цветы, иконы и лампадки, постоянно приносимые сюда луганчанами. На площади – траурный митинг: собравшиеся требуют прекратить насилие, развязанное против народа Донбасса. Женщина в черном платке – родственница одного из погибших. Она не стесняется слез, общаясь с журналистами: ей важно, чтобы трагедия больше не повторилась. Люди с гневом и горькой иронией возмущаются киевскими пропагандистами, распространяющими ставшее позднее популярным вранье про взорвавшиеся кондиционеры.

Именно этой трагедии мы обязаны появлением популярного интернет-мема о взорвавшемся кондиционере: эту версию буквально через несколько часов начали активно муссировать в украинском сегменте соцсетей. Согласно ей, неудачно выпущенная ополченцами зенитная ракета якобы попала в перегревшийся кондиционер. Однако в том кабинете, куда был прилет, какие-либо устройства для кондиционирования воздуха отсутствовали. Кроме того, даже раскаленный утюг, а не то что кондиционер для датчиков ПЗРК – кусок льда…

В тот же день я заметил, что некоторые луганские бензоколонки уже обложены мешками с песком и перестали торговать горючим. В еще пока внешне мирном городе были развешены объявления о том, как вести себя при возможном повторении налетов. Ночью в над Каменнобродским районом (северная часть Луганска) звучали сирены: в воздушное пространство города вторглись самолеты. Утром стало известно о бомбардировке окрестностей соседнего райцентра Станично-Луганское: ракетные снаряды упали на территорию базы отдыха, где были расквартированы ополченцы, есть разрушения и раненые. До решающих боев за город оставалось чуть больше месяца…

Самым ярким впечатлением наступившего утра стало посещение пострадавших от налета в больнице. В палате – старик с израненным осколками лицом. Он показывает мне пакет с документами, который спас ему жизнь, приняв на себя основной удар смертоносного металла. А потом говорит:  «В моих бумагах лежала украинская Конституция. Осколки пробили эту Конституцию насквозь. Так они хоронят Украину, которой больше не будет…»

Впоследствии у меня будет множество других впечатлений от этой войны, причем самых разных, но расстрелянную Конституцию в руках раненого уж точно забыть невозможно…

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев
Самое читаемое

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое