Временно закрытой донской типографии «Крестьянин» не удалось обжаловать решение суда

Ростов-на-Дону, 22 октября 2019. DON24.RU. Временно закрытой типографии «Крестьянин» не удалось обжаловать решение Мясниковского районного суда Ростовской области. Об этом корреспонденту ИА «ДОН 24» сообщила гендиректор издательского дома «Крестьянин» Ирина Самохина.

Напомним, летом управление Роспотребнадзора по Ростовской области выявило нарушения в работе типографии. По словам Ирины Самохиной, все замечания, кроме двух, они устранили, о чем уведомили Роспотребнадзор до судебного заседания.

«Эти два пункта – это отсутствие паспорта санитарной зоны и вытекающее из первого – отсутствие экологической экспертизы. Ростпотребнадзор предполагает, что на территории типографии могут быть токсичные выбросы из стационарных бытовых приборов. Стационарные бытовые приборы – два бытовых газовых котла, которые обогревают типографию в зимнее время года. Такие котлы в Чалтыре, где наша типография, стоят практически в каждом доме», – рассказала она.

Паспорт санитарной зоны изготавливается около двух месяцев. Уже на первом заседании Мясниковского районного суда типография предоставила договор на изготовление этого проекта санитарной зоны и счет, согласно которому предоплата внесена. Тем не менее суд принял решение закрыть типографию на 30 дней. Вскоре компания подала апелляцию в Ростовский областной суд, который согласился с тем, что типография может навредить жизни и здоровью граждан, и оставил решение без изменения.

«В своей апелляции мы считаем самым важным, что по заказу Ростпотребнадзора аккредитованная испытательная лаборатория ООО «Центр охраны труда и экологии» установила: параметры воздуха рабочей зоны соответствуют эпидемиологическим требованиям,  параметры микроклимата соответствуют требованиям СанПиН, параметры шума, создаваемого нашими машинами, соответствуют требованиям СанПиН, параметры световой среды тоже соответствуют требованиям СанПиН. Все это мы отразили в апелляции. То есть не мы проводили экспертизу, а Роспотребнадзор. Он выдал нам заключение. Тем не менее и у районного, и у областного суда есть подозрение, что мы можем выбрасывать что-то наружу», – подчеркнула собеседница.

В настоящее время у типографии есть возможность ходатайствовать перед районным судом о досрочном прекращении запрета на свою работу.

«Если суд не удовлетворит ходатайство о досрочном прекращении запрета, то будем подавать кассацию. Если удовлетворит, типография будет открыта в этом месяце. К тому же истечет 30-дневный срок. Но, чтобы типография была открыта, Роспотребнадзор должен провести проверку, а затем предоставить районному суду материалы, что мы все устранили. Если Роспотребнадзор проверит и скажет, что мы опять ничего не устранили, что все так же есть подозрение, что мы устроим в Мясниковском районе экологическую катастрофу, то не будем открыты никогда», – добавила гендиректор издательского дома.

Из-за случившего типография понесла убытки размером примерно в 1 млн рублей. Сюда входит не только недополученная прибыль за две недели простоя, но и штраф в размере 200 тыс. рублей, а также 200 тыс. рублей, потраченные на изготовление проекта санитарной зоны.

Отметим, у этой ситуации есть предыстория. На работу типографии поступало две жалобы, которые написали разные люди. По словам Самохиной, первые 35 предложений обоих обращений идентичны вплоть до знаков препинания.

«В первой жалобе не было ничего про возможность токсичных выбросов полиграфическим предприятием. В ней человек описывает 24 страницы газеты, пишет про то, что она плохо отпечатана и это полиграфический брак. Видимо, поэтому госорган не смог возбудить проверку. Вторая жалоба расширенная, и там уже четкие указания жалобщика на то, что есть подозрение, что типография производит вредные выбросы», – поделилась она.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Высшая мера: за и против

Ростов-на-Дону, 23 октября 2019. DON24.RU. В России не утихают споры о возможной отмене моратория на смертную казнь. Поводом к возобновлению дискуссии послужила трагедия в Саратове, когда рецидивист убил девятилетнюю девочку.

Третьеклассница Лиза 9 октября ушла из дома в школу и пропала. В поисках ребенка участвовали полицейские, волонтеры и сотни горожан. Тело школьницы нашли в одном из гаражей, в совершенном преступлении сознался 35-летний житель Саратова, показав полицейским, как и почему задушил девочку. По словам убийцы, Лиза грубо ответила на его вопрос, и он решил ее наказать. Как выяснилось позже, у преступника есть непогашенная судимость за изнасилование, разбой и «насильственные действия сексуального характера».

После того как в Сети появилась информация о задержании мужчины, жители Саратова устроили стихийный митинг у гаража, где следователи планировали провести следственный эксперимент. Толпа окружила машину полицейских, где в этот момент находился задержанный, намереваясь устроить самосуд. В итоге на место прибыл дополнительный отряд ОМОНа, который помог оттеснить людей. Для того чтобы довести подозреваемого до отдела в целости и сохранности, правоохранителям пришлось переодеть его в форму полицейского.

На фоне происшедшего в интернете начали собирать подписи под петицией за возвращение высшей меры наказания, а Госдума провела опрос на своей официальной странице в соцсети. На вопрос «Как вы считаете, нужно ли вернуть смертную казнь педофилов и для убийц детей?» более 46 тысяч человек выбрали ответ «да» (80% опрошенных). Ответ «нет» выбрали больше 9000 человек (17%).

«Молот» выяснил у экспертов, возможно ли в нашей стране возвращение смертной казни, какие существуют адекватные альтернативы и насколько правильной будет отмена моратория на высшую меру наказания.

Кандидат медицинских наук, врач-психиатр высшей категории, дочь психиатра, разоблачившего Чикатило, Ольга Бухановская:

– Я категорически против возврата к смертной казни, ведь, пока мы не начнем доказывать вину людей профессионально, без «выбивания» показаний, высшую меру наказания ни в коем случае возвращать нельзя. К сожалению, сейчас немало купленных судебных решений, и пока мы будем жить в нашей реальности со сфабрикованными уголовными делами, доказательствами, купленными экспертизами и свидетельскими показаниями, это невозможно, даже если речь идет о высшей мере с приведением в исполнение с отсрочкой на 10 лет. Сегодня нередко «выбивают» показания, засовывая бутылки и электрические провода людям в прямую кишку, причиняя невыносимые боли и страдания. Поэтому, пока не вернутся на прежний уровень мораль и ответственность за свои поступки, пока студенты (будущие адвокаты и следователи) не начнут учиться на достойном уровне, думать и отвечать за судьбы людей, это недопустимо.

Я могла бы одобрить смертную казнь лишь в одном случае: если она будет наказанием за коррупцию. Предположим, человек украл больше 5 млн рублей, и его вина доказана. Доказали – и расстреляли. Но на сегодняшний день дела по коррупции и растратам – словом, по экономическим преступлениям – у нас тоже не доводят до конца. И среди них тоже немало сфабрикованных.

Настоятель храма Всех Святых, иерей Алексей Кашуба:

– Если говорить о моем личном мнении, то хочу напомнить, что в Ветхом Завете, когда Бог давал закон Моисею, он обозначил наказания за смертные грехи и серьезные проступки. Одним из них была смертная казнь. Например, за доказанное прелюбодейство мужчину и женщину прилюдно забивали камнями, чтобы другим неповадно было повторить этот грех. В Новом Завете смертная казнь не была отменена, однако Иисус и не говорил, что она должна сохраниться. Что касается истории церкви, мы помним, что во время правления византийских императоров (кстати, помазанников божьих), в Киевской Руси при князьях и царях тоже были смертные казни. Таким образом, вопрос отмены моратория на смертную казнь – неоднозначный. Конечно, христиане скажут, что человеку надо дать шанс исправиться, но важно и помнить о нашем несовершенном судебном процессе. Были случаи, что человека осуждали на 10 лет и, когда он отсидел девять, перед ним извинялись и отпускали – а многие люди выходят из тюрьмы духовными инвалидами. В любом случае, я думаю, что в этом вопросе церковь поддержит то решение, к которому придет общество.

Член Совета Федерации от Ростовской области Ирина Рукавишникова:
– Возврат к смертной казни в России, на мой взгляд, невозможен. В настоящий момент установлен мораторий на ее применение. Это одно из демократических общечеловеческих завоеваний, которое необходимо сохранить.

Путь другой. Сегодня в России нет никакого жесткого контроля за лицами, склонными к насилию, убийству и т. д. За реальными или потенциальными рецидивистами. Есть опыт зарубежных стран, когда после первого же совершенного преступления – насилия, убийства, особенно в отношении ребенка, – на отбывшего наказание преступника надевается неснимаемый электронный браслет, позволяющий контролировать все его перемещения и контакты. В некоторых странах для рецидивистов практикуется стерилизация.

Кроме того, в качестве наказания за такие преступления уже после отбытия назначенного срока должен соблюдаться жесткий запрет на занятие определенными видами деятельности, связанными с детьми, например работа учителя, воспитателя, тренера и т. д. Законодательству России нужно идти путем установления жесткого контроля за лицами, входящими в группу «потенциально опасных».

Юрист, член экспертно-консультационного совета Госдумы РФ Николай Кандикудряков-Тигранн:

– На этот вопрос сложно высказаться однозначно. Возможно, и стоило бы вернуть смертную казнь за такие жестокие преступления, как педофилия и терроризм. Но такую меру можно рассматривать только в случае неоспоримых доказательств вины, иначе рано или поздно пострадает невиновный. Например, за преступления маньяка Чикатило успели казнить нескольких невиновных людей. Считаю, что вопрос о возврате высшей меры должен рассматриваться только после совершенствования российской судебной системы.

Напомним, 2 августа 1996 года в Бутырской тюрьме был расстрелян серийный маньяк, садист и педофил Сергей Головкин, жертвами которого стали 11 мальчиков. Это была последняя казнь в нашей стране, с тех пор начался «бескровный» период современной России. Отмена смертной казни была важнейшим условием вступления России в Совет Европы, и в 1996 году представители МИД страны подписали протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии