Сердечная история длиною в жизнь: легендарному сердечно-сосудистому хирургу – 80 лет

Сердечная история длиною в жизнь: легендарному сердечно-сосудистому хирургу – 80 лет
Фото: В своем рабочем кабинете Александр Дюжиков оборудовал небольшой фотоуголок, снимки рассказывают о его жизненном пути и развитии сердечно-сосудистой хирургии в регионе.Виктория Головко ©

Ростовская область, 22 октября 2021. DON24.RU. Известному сердечно-сосудистому хирургу, директору кардиохирургического центра Ростовской областной клинической больницы, заслуженному врачу РФ, доктору медицинских наук, профессору Александру Дюжикову исполнилось 80 лет. Становление и развитие кардиохирургии на Дону на протяжении уже нескольких десятков лет связано с его именем.

В преддверии юбилея журналист газеты «Молот» расспросила его о том, как и почему он связал свою жизнь со сложнейшими операциями, о том, что по вкусу сердцу и как сохранить его здоровым.

– Александр Акимович, заранее поздравлять не принято, но хочу спросить, как вы сами намерены отпраздновать круглую дату? Это повод выдохнуть, отвлечься от рабочих вопросов?

– Знаете, отвлечься точно не получится. У меня сейчас в голове не юбилей, а подготовка очень обстоятельного, подробного доклада, с которым необходимо будет выступить на Всероссийской научной конференции, посвященной памяти очень известного хирурга Эдуарда Арсеновича Восканяна. Его не стало год назад. Тема доклада обширнейшая, предстоит рассказать о становлении и развитии сердечно-сосудистой хирургии на юге нашей страны. Конференция пройдет в Пятигорске. И вот надо такому случиться, что придется уезжать туда как раз в день рождения.

Операция в свете включенных фар

– Читала, что никто в вашей семье не имел отношения к медицине. Почему вы выбрали этот путь?

– Я и сам не знаю точного ответа. Я из семьи военнослужащего, а все родственники моего папы были, в свою очередь, рыбаками из Нижнегниловской. Родился я в октябре 1941 года на подступах к Сталинграду, в военном эшелоне, который двигался из Ростова. Помню, мама рассказывала, что все в том поезде были очень рады, что на свет появился мальчик, почему-то посчитав, что это хорошая примета и, значит, мы победим в войне. Отец тогда служил в контрразведке танковой дивизии. Я думаю, отчасти следы нескольких очень серьезных ранений, которые он получил на фронте, и подтолкнули меня к тому, чтобы поступать в мединститут. У меня перед глазами часто были огромные рубцы, которые уродовали папу, тянулись у него на боку, спине, ноге. Он, говоря современным языком, прошел в войну многие самые горячие точки – Сталинградскую битву, Курскую дугу, сражения на границе с Польшей.

– Вы посвятили жизнь борьбе с сердечно-сосудистыми патологиями. Но был период, когда попробовали себя в качестве врача широкого профиля. Ведь после ростовского мединститута по распределению попали в небольшую сельскую больницу в Багаевском районе. Жалеете ли о том периоде как о напрасно потраченном времени? Ведь сейчас многие выпускники вузов от глубинки шарахаются...

– Я не жалею ни капли. Может, нескромно так говорить о себе, но именно благодаря работе в Верхне-Соленовской участковой больнице, куда я поехал, научился лучше понимать людей, их психоэмоциональное состояние, находить с тем, кого ты лечишь, общий язык, учитывать нюансы жизни этого человека. От райцентра до той больницы было 70 километров, и семь-восемь месяцев в году дороги, по сути, не было. Она была проселочной, поверх хорошего чернозема. Когда он раскисал от дождя или снега, добраться можно было только верхом либо на телегах или тракторе. Я был и хирургом, и главным врачом. Приходилось выполнять все виды неотложной медпомощи: зубы рвать, принимать роды, лечить переломы, абсцессы. Правда, там работали и прекраснейшие, квалифицированные фельдшеры. Хотя я ведь и в мединституте прошел замечательную школу. На кафедре общей хирургии преподавателями были люди, прошедшие войну, работавшие в военных госпиталях, медсанбатах, они умели все.

А если вернуться к той больнице, одно ЧП врезалось мне в память и могло бы стать частью сценария для фильма о буднях сельских врачей (улыбается). К нам привезли чабана с дальней точки: острый живот, надо срочно удалять аппендицит. Начали операцию, уже темнело, как вдруг во всей больнице вырубило свет. Телефона не было, побежали в колхозный гараж, объяснили ситуацию. И вскоре всю нашу больницу окружили грузовики, машины, все включили фары и направили их на здание. Так у нас и оказалось достаточно света, чтобы закончить операцию. Но пусть условия и были спартанскими, я вспоминаю о трех годах в той больнице с огромной теплотой. Нас, медиков, за малым не носили на руках. Едва я приехал, один из ближайших колхозов выделил мне дом.

А через три года я решил, что хочу учиться дальше, в 1967-м поступил в клиническую ординатуру на кафедру общей хирургии Ростовского мединститута. Еще когда я был на третьем курсе, наш преподаватель Вил Петрович Трухов работал над докторской диссертацией, касающейся лечения и протезирования артерий нижних конечностей. Мы, студенты, ему помогали. Я этой темой увлекся. Он не закончил ту диссертацию, рано ушел из жизни в связи с кардиологическим заболеванием. Сейчас мы бы его вылечили.

А спустя год после того, как я поступил в ординатуру, я защитил диссертацию, посвященную как раз нюансам хирургического лечения и профилактики облитерирующих заболеваний нижних конечностей.

Родословная донской кардиослужбы

– Рассказывая обо мне, не надо меня героизировать, – просит Александр Дюжиков. – Я считаю, главное мое достижение – это то, что, несмотря ни на какие проблемы в стране, на какие-то неблагоприятные условия, мне удалось создать на Дону службу сердечно-сосудистой хирургии. Многое мы делали с нуля.

Если вспоминать основные вехи, то еще в 1970-е годы не было такой специализации, как «сосудистый хирург», «сердечный хирург». В областной больнице я возглавил отделение торакально-сосудистой хирургии. В начале 1970-х годов я впервые поставил электрокардиостимулятор. А в 1980-м после реорганизации и появилось вновь созданное отделение сердечно-сосудистой хирургии. Потихоньку мы начали делать большие операции. В том же году у нас были проведены первые на Дону операции на сердце, а в 1982 году – на открытом сердце с искусственным кровообращением. Тогда же впервые в нашем регионе такую операцию сделали ребенку.

Сейчас в Кардиохирургическом центре РОКБ ежегодно выполняется множество сложнейших операций. Фото: Евгения Мирошниченко

Среди других вех – создание в 2004 году нашего Центра кардиологии и сердечно-сосудистой хирургии, где сегодня выполняется порядка 3500 операций в год. Следующая взятая высота – пересадка сердца, впервые выполненная в Ростовской области в 2017 году, сейчас позади уже 21 такая операция.

Так выглядит донорское сердце перед пересадкой. Фото: Евгения Мирошниченко  

– Как сохранить сердце и сосуды здоровыми?

– Я не скажу чего-то кардинально нового. Очень важна физическая активность, даже обычная ходьба – хорошее подспорье. Также сердце любит питание, приближенное к диетическому. И конечно, не на пользу курение. В среднем оно отнимает у человека 10 лет жизни. И обязательны регулярная диспансеризация, качественные профосмотры, своевременное обращение к врачу.

Поделиться

Комментарии

ВОЗ: «вакцинное неравенство» в мире способствует распространению и мутации ковида

Ростовская область, 6 декабря 2021. DON24.RU. Неравенство разных стран в доступе к вакцинам от ковида способствует распространению и мутации нового коронавируса. Об этом пишет ТАСС со ссылкой на гендиректора ВОЗ Тедроса Аданома Гебрейесуса.

«Более 100 стран все еще не достигли цели в 40%, и более половины из них, находящиеся в основном в Африке, рискуют ее не достичь к концу этого года, в основном из-за того, что у них нет доступа к вакцинам, в которых они нуждаются... Чем дольше будет сохраняться вакцинное неравенство, тем больше возможностей будет у вируса распространяться и мутировать способами, которые никто не может предотвратить или предвидеть», – приводит источник его слова.

Гендиректор напомнил, что 80% имеющихся в мире вакцин ушли в развитые страны, а государства с низкими доходами, большая часть которых находится в Африке, получили всего 0,6% всех произведенных препаратов.

Кстати, Центральный рынок в Батайске закрылся на четыре дня из-за нарушения санитарных норм.


Лента новостей

Загрузить еще