«Ползали к речке и варили на костре ветки деревьев»: репортаж из освобожденного Мариуполя

«Ползали к речке и варили на костре ветки деревьев»: репортаж из освобожденного Мариуполя

Мариуполь, ДНР. 4 октября 2022. DON24.RU. Корреспондент «Молота» побывала в освобожденном Мариуполе, в котором в результате боев разрушены около 90% зданий. Бойцы со знаком Z на шевронах называют город вторым Сталинградом.

Осторожно: «лепестки»

30 сентября рано утром на границе между Ростовской областью и ДНР машин было мало. Проскочили ее буквально за 20 минут. Дорога на Мариуполь – идеальная. Совсем недавно заасфальтированная, ровная, как МКАД. На некоторых участках ремонт еще продолжается.

Фото: Каролина Стрельцова

Знаменитая стела на въезде в город еще недавно встречала гостей украинским словом «Марiуполь». Но сейчас чуждая русскому языку буква ушла в небытие, а приезжающих встречает русский «Мариуполь». Стелу украшают два флага – российский триколор и флаг Чеченской Республики с портретом Ахмата Кадырова, отца нынешнего президента республики Рамзана Кадырова.

Фото: Каролина Стрельцова

Светофоры в Мариуполе уже работают, хотя еще месяц назад бездействовали. На перекрестке между металлургическим заводом Ильича и «Азовсталью» лежит перевернутая разбитая Mazda – пикап с украинским флажком на капоте.

Нам направо. Мы приехали в Мариуполь с гуманитарной миссией: представители донского волонтерского центра «Единой России» привезли в местную БСМП около 2000 медицинских халатов, 4000 масок, глюкометры и ингаляторы. Доставку выполнили депутат Гордумы Таганрога Владимир Лаптев и руководитель фракции «Единая Россия» в Неклиновском районном собрании Максим Захаров. Парламентарии здесь не первый раз, такое впечатление, что они знают Мариуполь не хуже, чем Таганрог.

Фото: Каролина Стрельцова

Подъезжаем к больнице, просим медбрата позвать главного врача – он занят. Ждем. Вышли из машины. В городе тихо, автомобилей на дорогах мало. Нас просят быть аккуратными: в городе все ходят только по асфальтированным дорогам, где точно прошли саперы. Сворачивать в траву даже на полметра небезопасно: украинские войска, отступая, оставили на своих бывших точках неразорвавшиеся снаряды и множество мин-«лепестков», на которых регулярно подрываются мирные жители, в том числе дети. Недавно стало известно о 36 пострадавших от мин в ДНР, один из них скончался от ранений. Везде на обочинах – плакаты «Стоп! Мины». Но люди, кажется, уже привыкли: ходят на работу, живут обычной жизнью... Хотя, конечно, к такому вряд ли можно привыкнуть.

Фото: Каролина Стрельцова

К нам подходит женщина, представляется пенсионеркой из Мариуполя Людмилой Степановной. Пришла проведать родственников, которые лежат в больнице. Разговорились.

«Наш девятиэтажный дом на улице Артема, 134, возле автовокзала, полностью сгорел и обрушился. Вот, смотрите, эти маленькие ржавые ножницы – все, что осталось от моей трехкомнатной квартиры. Я нашла их на развалинах дома. Погибли 87 жильцов. По дому нанесли два удара, одновременно загорелись все четыре подъезда и горели два дня, 21 и 22 марта. Люди сидели в подвале. Хотели выйти, но «азовцы» (члены экстремистской организации, запрещенной в России. – Прим. ред.) нас не выпускали, а тем, кто выходил, стреляли в спину. Я тоже сидела в подвале, там в 30-метровой комнате нас было 43 человека, в том числе двое полуторагодовалых детей. У нас не было воды. В марте еще лежал снег, мы его растапливали, а соседки, которые помоложе и посмелее, ползали к речке за водой. А вокруг стреляли. В этой воде на костре варили ветки деревьев...»

Спрашиваю, почему она сразу не уехала из Мариуполя.

«Потому что мы не верили, что до такого может дойти. По профессии я инженер, но работала и гидом-экскурсоводом, показывала туристам не только Мариуполь, но и весь Советский Союз: Ленинград, Ташкент, Сортавалу, Ашхабад… Сейчас я, может быть, и уехала бы из Мариуполя, но мне некуда ехать. Мне негде жить. Видели бы вы, что творилось в Мариуполе, когда раньше привозили гуманитарную помощь! Кто молодой и сильный, тот доставал ее, а такие, как я (у меня вторая группа инвалидности), могли только смотреть и потом забирать пустые коробки. Сейчас мы получаем «гуманитарку» по месту прописки. В одни руки раз в месяц дают бутылку подсолнечного масла, два килограмма гречневой крупы, четыре банки тушенки, четыре банки селедки, два килограмма сахара. Очень надеюсь, что скоро в Мариуполе воцарятся добро, спокойствие и благополучие».

Людмила Степановна плачет. Пытаюсь ее успокоить, получается плохо. Подходит медбрат, сообщает, что сейчас к нам выйдет главврач.

«Iнтенсивна терапiя»

Конечно, я представляла его именно таким: высокий, широкоплечий, благородный мужчина с очень уставшими глазами. Протягивает руку: «Очень приятно, главврач БСМП Мариуполя Сергей Орлеанский».

Заходим в больницу – светлую, чистую, белоснежную. Вывески еще на украинском языке: «Кардiологiчне вiддiлення», «Iнтенсивна терапiя»… Депутаты передают медикам халаты, маски, глюкометры, ингаляторы, сладости к чаю и спрашивают, чего не хватает.

«Честно говоря, не отказались бы от коронарных проводников, нашим сердечникам они сейчас очень нужны», – говорит Сергей Орлеанский.

Депутаты обещают обязательно привезти их в следующий раз.

Фото: Каролина Стрельцова

Спускаемся в холл больницы, просим главврача рассказать о пациентах.

«Украинские военные работали по наводкам, в небе висели дроны, выслеживая людей, снайперы стреляли с верхних этажей, – говорит Сергей Орлеанский. – К нам в больницу привозили и русских, и украинцев – но в основном мирное население. Мы оказывали помощь и тем, и другим, и детям, и взрослым... Вот здесь в коридоре возле синего кресла у нас стояла коробка, там лежали ботиночки убитых детей и ботиночки с оторванными ножками. Полная коробка. Это ужас... Не было ни скорой помощи, ни дорог, все было разрушено, завалено разбитой техникой и проводами. Многие погибли из-за того, что их не смогли довезти до больницы. Кто-то сам приходил, кого-то приносили на носилках. С февраля по июнь мы провели более 800 операций. Сейчас в больнице лежат 105 человек, она рассчитана на 200 коек. Раньше в Мариуполе проживало 500 тысяч человек, весной было 70 тысяч, сейчас уже 205 тысяч – люди стали возвращаться. До сих пор люди ходят на перевязки, например, после огнестрелов и осколочных ранений. В больницу сегодня многие мариупольцы приходят на костылях. На амбулаторный прием ежедневно прибывают 300–400 человек».

Nota bene

Спрашиваю, сколько зарабатывают врачи, средний и младший медперсонал.

«Как говорил Петросян, зарплаты у нас хорошие, только маленькие. Мы надеемся, что перейдем на российские тарифные сетки, и тогда, я думаю, зарплаты будут как минимум в два раза выше. Да, существовала украинская программа по здравоохранению, но если сравнить темпы развития медицинской науки, то Россия шагнула далеко вперед. Нам есть чему учиться, и мы с удовольствием будем это делать. Мы не иждивенцы, мы нормальные работящие люди. Будем жить и идти вперед вместе со всей страной», – подчеркнул медик.

По словам Максима Захарова, Мариуполь получает поддержку из донского региона не в первый раз. Ранее их фракция в Заксобрании Ростовской области направила сюда около 30 т муки для выпечки бесплатного хлеба. Также депутаты ЗС РО передавали детские книги в местный гуманитарный центр «ЕР». А образовательные учреждения города при содействии донских волонтеров получали ноутбуки. Гуманитарная миссия в Мариуполе будет продолжена, ведь помощь необходима: люди продолжают жить в обстрелянных домах с выбитыми стеклами без электричества, газа и воды.

Фото: Каролина Стрельцова

Кстати, БСМП стоит рядом с храмом, возможно, поэтому, говорит Сергей Орлеанский, в здание не попал ни один снаряд. Но таких счастливых больниц очень мало: украинские военные часто целенаправленно обстреливали объекты с красным крестом. В итоге были разрушены три мариупольские больницы, еще четыре – повреждены. Были случаи, когда в ходе сложнейших операций от попадания снарядов погибали и врачи, и пациенты. Не спасали даже бронежилеты, которые медики должны надевать после того, как в радиоэфире объявят о готовящемся ракетном ударе.

За верность профессии Сергей Орлеанский получил звание «Заслуженный врач России». Он говорит, что это оценка работы всего коллектива.

«Всех, кто в нашей больнице не бросил свое рабочее место, можно назвать героем, – отметил главный врач БСМП. – Было непросто, например, пищеблок готовил на кострах, воду набирали из колодца, военные делились топливом для генератора. Но нам удалось спасти много жизней – вот что самое главное».

Поделиться

Комментарии

В Новочеркасске забыли о братской могиле расстрелянных горожан

В Новочеркасске забыли о братской могиле расстрелянных горожан
Фото: Михаил Генералов ©

Новочеркасск, 25 ноября 2022. DON24.RU. Состояние места захоронения жителей Новочеркасска, расстрелянных во время немецко-фашистской оккупации в 1943 году, вызывает у горожан горькие чувства. Об этом пишет газета «Молот».

Братская могила находится на старом городском кладбище столицы донского казачества, где обрели покой многие выдающиеся люди этого города. Кварталы в центральной части, прилегающие к Свято-Димитриевскому храму, вполне ухожены. Но если углубиться внутрь, взору предстает совсем иная картина. Внимание постоянного читателя «Молота» Михаила Генералова привлекла братская могила мирных жителей, ставших жертвами оккупантов. О том, что здесь лежат расстрелянные люди, можно узнать из информационной таблички. Длинная оградка с облупившейся краской обозначает вытянутый участок, на котором не видно каких-либо мемориальных знаков. Все засыпано листвой, а сверху лежит упавшее дерево.

«В ужасном состоянии находится большая часть воинского сектора Димитриевского кладбища Новочеркасска. Там есть могилы Героев Советского Союза, но они тоже завалены ветками, мусором, заросли травой. Перекошены и завалены другие военные памятники. Сразу видно, что за этим местом никто не ухаживает», – поделился впечатлениями Михаил Генералов.

В России каждый год отмечают День Героев Отечества. Приближается эта дата – 9 декабря. К этому времени принято приводить в порядок военные мемориалы, приносить сюда цветы в памятный день. Кто придет к братской могиле жителей Новочеркасска, расстрелянных немецко-фашистскими палачами? Кто заметит эту могилу под листвой?..

Новочеркасск был оккупирован немецкими войсками 25 июля 1942 года. Освобожден 13 февраля 1943 года. За шесть месяцев гитлеровцы зверски замучили и убили 1070 мирных жителей. Они не были ни военнослужащими, ни подпольщиками. Но они были советскими патриотами, и этого хватило для того, чтобы приговорить их к смерти.

Имена лежащих на этом месте людей тоже неизвестны. Возможно, они хранятся в каких-то архивах. Но ни места расстрела, ни обстоятельств этой трагедии мы не знаем.

Михаил Генералов является членом Ростовского регионального отделения Российского военно-исторического общества (РВИО). Фотоснимки, а также информация о плачевном состоянии воинского сектора на городском кладбище Новочеркасска переданы местным активистам РВИО. Накануне Дня Героев Отечества здесь должны навести порядок.

«Уверен, что нельзя ограничиваться только поверхностной уборкой», – говорит Михаил Генералов. – Необходима большая историко-исследовательская работа. Если удастся установить имена этих людей, они должны быть обозначены на мемориале, который, надеюсь, тоже появится на этой братской могиле».

«Молот» обратился за комментарием в администрацию Новочеркасска.

«К сожалению, факты, которые сообщил читатель, подтвердились: захоронения горожан, расстрелянных во время оккупации, действительно находятся не в лучшем состоянии. Руководителю муниципального казенного учреждения, которое ухаживает за территорией кладбища, будет объявлен выговор, сотрудники МКУ должны навести порядок  уже сегодня (комментарий получен 24 ноября 2022 года, когда верстался номер газеты. – Прим. ред.). Вопрос содержания воинского участка кладбища взят под особый контроль, в следующем году его планируется поручить специалистам, которые отвечают за уборку городских парков. Кроме того, шефство над захоронениями защитников Новочеркасска и расстрелянных горожан возьмет одна из общественных организаций казачьей столицы», – сообщили в пресс-службе администрации Новочеркасска.

Лента новостей

Загрузить еще
Самое комментируемое