История и атмосфера: фестиваль уличного искусства пройдет летом в Ростове

Фото: Александр Сушков

Ростовская область, 17 января 2020. DON24.RU. Фестиваль уличного искусства «Месторождение» пройдет в Ростове этим летом. Во время него художники украсят стены зданий фресками, рассказал корреспонденту ИА «ДОН 24» ростовский общественник, член общественного совета при Комитете по охране наследия Ростовской области Александр Сушков.

Фестиваль начнется в июне или июле. В нем при желании могут принять участие художники со всей России. На невзрачных стенах зданий они нарисуют картины, связанные с историей Ростова. Это будут не просто иллюстрации каких-то событий, а образы, передающие атмосферу города. Возможно, фрески появятся не только в историческом центре, но и в новых микрорайонах – Левенцовском, Платовском и Суворовском. Это объединило бы город в единый организм, считает Александр Сушков.

«Есть фильм Тарковского «Ностальгия», в одной из сцен которого Янковский идет по сухому бассейну со свечкой. По мотивам киноленты на кирпичной стене в Москве кто-то нарисовал этого героя. Но вместо нарисованной свечи в его руке живой огонь: в стене сделали небольшое углубление и туда поставили свечку», - рассказал он.

 Сушков поделился своей идеей: на каждой фреске в Ростове можно сделать такое место для свечи.

«Когда фрески будут созданы и единовременно зажгутся все эти свечи, то образуется своего рода мощный коллайдер, который подпитает наш город позитивной энергией», – отметил общественник.

Фото: Инстаграм @zoomstreetart

По его словам, на проведение фестиваля художников вдохновили фрески Марии Хардиковой. Девушка создала их в Ростове, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и под Новороссийском. В донской столице четыре таких: на площади 5-го Донского корпуса, над Парамоновскими складами, под БЦ «Пять морей» и за зданием консерватории. За свои работы художница была удостоена звания лауреата ростовского конкурса социально значимых инициатив: впервые в истории города в нем победил художник.

«Есть кое-что общее, объединяющее эти фрески. Они созданы на изуродованных стенах. К сожалению, у людей, видящих ужасное, редко возникает желание преобразовать его во что-то позитивное. Этими фресками Маша, в частности, обозначает идею: «То, что не устраивает в мире, требует нашего участия», – пояснил общественник.

Фото: Александр Сушков 

Свои работы художница создает не в случайных местах. Так, Парамоновские склады были выбраны потому, что имеют огромное культурно-историческое значение для города. Комплекс включает в себя несколько памятников, в том числе федерального значения. Он находится на территории древнего Ростовского городища, где жили меоты, а также уже разрушенной крепости Димитрия Ростовского, здесь около 20 родников, вода которых спасала тысячи людей в древности, во время Гражданской и Великой Отечественной войны. Необычно место и тем, что и холодной снежной зимой здесь благодаря теплой воде источников зеленеет трава. На склонах рядом со складами даже можно встретить популярные ягоды годжи, которые, как считают некоторые, способны продлить молодость.

Фото: Александр Сушков 

На фреске запечатлены атрибуты Парамоновского комплекса: изящные глиняные кувшины и древнее судно как дань античности; мельничное колесо как память о хранении зерна на складах и как символ преобразований, связи с прошлым; чайки, парящие над Доном, маки – не только степные цветы, любимые художницей, но и образ огня; бумеранг, напоминающий о правиле «Как ты относишься к этому миру, так и он относится к тебе». Даже лягушка имеет здесь особый смысл, о ней Александр рассказал историю, которая многим покажется невероятной.

Фото: Александр Сушков 

«Однажды друг пригласил меня на родник. Развели возле него небольшой костер, и вдруг к берегу, возле которого мы находились, подплыла лягушка. Она вошла в костер, была там минуты полторы и потом спокойно уплыла. Мы привыкли, что лягушка земноводное, а оказалось, что она объединяет, как и любой другой объект или явление, гораздо больше стихий. Когда я рассказал эту историю Маше, мы решили нарисовать лягушку как олицетворение того, что мир сложнее и все зависит от нашей осознанности. Как бы в подтверждение того, что мы выбрали правильный образ, как только было готово изображение, прямо рядом с Машей на склоне вспыхнул пожар», – рассказал собеседник.

Фото: Александр Сушков. Котенка посадили на этот выступ, а он свернулся клубочком и уснул, Мария решила изобразить его 

Еще одна фреска нарисована под БЦ «Пять морей», рядом с Ворошиловским мостом. Здесь Мария изобразила атлантов и кариатид, которые как бы поддерживают здание. Примечательно, что на этом месте также находится античное Ростовское городище с древним родником.

Фото: Александр Сушков 

Третья фреска написана на территории Темерницкого городища: на площади 5-го Донского корпуса. Напомним, с этим домом на улице Московской, 7, связана печальная история: летом 2018 года его фасад испортили штукатуркой «короед». Однако усилиями общественников ее удалось заменить на гладкую штукатурку.

Фото: Александр Сушков 

На своей картине девушка изобразила три сцены из жизни Святого Антония, который известен воскрешением умерших. На стене написаны слова «Посвящаю эту роспись неравнодушным ростовчанам, готовым сохранять, оберегать и создавать исторический облик города, несмотря на то что у кого-то другие планы на доставшееся нам наследие». По словам Сушкова, эту фреску Мария создавала полторы недели зимой под снегом.

Недавно Машей Хардиковой была создана еще одна фреска – на стене разрушенного дома, за зданием консерватории.

«Фреска называется «Шествие странных муз». Маша вновь учла специфику этого места: связь не только с консерваторией, но и с некрополем Темерницкого городища, которое находится здесь», – отметил Александр.

Фото: Александр Сушков 

Здесь художница проявила не только свой талант, но и мужество, многократно взбираясь на высоту трехэтажного дома.

Комментировать

Поделиться

Комментарии

Худрук «Театра 18+» Юрий Муравицкий: В условиях жесткой конкуренции все театры равны

Фото: Юрий Муравицкий. Автор: Владимир Котов

Ростовская область, 3 апреля 2020. DON24.RU. Режиссер, художественный руководитель «Театра 18+» Юрий Муравицкий рассказывает, как в условиях пандемии и режима самоизоляции выжить театру, помогают ли онлайн-трансляции спектаклей росту зрительского интереса и как именно в самом скором времени изменится «Театр 18+».

– Всех волнует ситуация с пандемией и вынужденной остановкой деятельности частных театров, которых не финансирует государство. Что делать, как выживать людям театра, которые остались фактически без возможности заработка? 

– Я думаю, сейчас многие не знают, что делать. Придется либо просто пережидать, либо находить другие источники заработка, переквалифицироваться, учиться зарабатывать в интернете: начать преподавать онлайн, завести свой Youtube-канал, снимать смешные видео и зарабатывать на рекламе, стать блогером. Не знаю. Точно могу сказать только одно: эта ситуация для всех нас – прежде всего повод серьезно задуматься о том, как жить дальше.

– Как будут выживать театры после пандемии? Изменятся ли способы привлечения зрителей в театр? Что такого особенного должен предложить театр (особенно региональный, частный), чтобы люди в условиях экономии принесли ему свои деньги, заплатив за билет?

– Если театры переживут пандемию, значит, уж точно выживут после. Конкуренция явно усилится, поскольку людей, желающих посещать публичные места, еще какое-то время будет значительно меньше. На поддержку властей надежды нет. Они всегда найдут объяснения, почему не могут помочь частному театру, – это я уже понял на личном опыте. Способ привлечения зрителя в театр меняется уже сейчас. И, как показывает практика, мы недооценивали интернет и его возможности. Вот, например, онлайн-показы спектаклей, оказывается, действительно подогревают интерес к театру и расширяют его аудиторию.

В сложных экономических условиях театр должен будет больше думать о том, чего ждет от театра зритель. Не чего он, как ему кажется, хочет, а что ему действительно нужно. Что может театр предложить такого, от чего зритель не сможет отказаться? Это должно быть что-то действительно интересное. Вот тут и станет ясно, кто чего стоит. А какой это театр – государственный или частный, большой или маленький, региональный или столичный, – это уже не важно. В условиях жесткой конкуренции все равны. Выживут сильнейшие или умнейшие.

– Есть мнение, что радикальный постмодернистский театр нарушает личные границы зрителя, когда у актера и зрителя происходит прямой непосредственный контакт (например, в спектакле «Грязнуля» (18+), который шел в «Театре 18+». Где та граница, после которой актер и режиссер должны оставить зрителю его личное пространство? Как не оттолкнуть зрителя, привыкшего к классическому репертуарному театру и впервые пришедшего в «Театр 18+»?

– Спектакль «Грязнуля» (18+) входил в тройку самых популярных и хорошо продаваемых спектаклей в «Театре 18+». Билеты на него раскупались мгновенно. Ростовский зритель обожал этот спектакль. Вот вам и ответ. И это уже давно не радикальный и даже не постмодернистский театр, скорее просто современный, интерактивный, постдраматический или метамодернистский театр. По поводу прямого непосредственного контакта: во-первых, прямой непосредственный контакт – это физическое прикосновение. У нас такого практически не бывает. Но если даже мы каким-то образом используем интерактив в спектаклях, мы всегда соблюдаем три правила: все должно быть безопасно, добровольно и разумно. Это и есть те границы, о которой вы спрашиваете. Мы всегда предупреждаем зрителя о том, что его ждет, и никто у нас в театре не нарушит ваше личное пространство без предупреждения и вашего согласия, никто не будет трогать зрителя против его воли, создавая опасность для его здоровья.

Мы не думаем о том, «как не оттолкнуть зрителя», мы думаем о том, как его привлечь. Либо ты создаешь что-то новое, интересное – то, что зрителя может зацепить по-настоящему, и тогда к тебе приходят, даже если афиши твоего театра не висят по всему городу; либо ты из года в год гонишь то, что было придумано уже лет 50–60 назад, прикрываясь определением «классического репертуарного театра», и тогда тебя могут спасти только постоянные вливания из городского, областного или федерального бюджета.

– Недавно вы объявили о новой форме существования театра и удивлялись, что даже после «Золотой маски» в театре не наблюдается приток зрителей. Значит ли это, что у нас в Ростове и области публика все еще относится с опаской к эксперименту и готова нести, как и раньше, свои деньги классическим театральным региональным «монстрам» или антрепризам, где цены достаточно высоки? Получается, что зритель не готов или готов только к развлечениям, театральному фастфуду?

– Я бы вообще исключил из употребления слово «эксперимент» – этим словом очень легко спекулировать, что угодно этим словом можно оправдать. А на деле, любая новая постановка в любом театре – это эксперимент. Даже если актеры ходят в «исторических» костюмах. Ты никогда не знаешь заранее, пойдет зритель на этот спектакль или нет. Если, конечно, это не тупая антрепризная комедия или примитивная мелодрама. И проблема, конечно же, не в зрителе. Ростовский зритель – это не какая-то однородная масса, здешние зрители, как и люди вообще, бывают разные. Одним нравится одно, другим другое. У «Театра 18+» есть свои зрители. Мы их любим, а они нас. Есть люди, которые ходят на наши спектакли по нескольку раз. Но их не много. Для того чтобы их стало больше, нужна реклама, на которую у частного театра нет денег.

Да, мы рассчитывали на то, что после номинации и потом, после получения «Золотой маски», публика «Театра 18+» расширится. Так обычно происходит, по крайней мере в Москве. На наш спектакль «28 дней» (18+), который в этом году номинирован, после объявления номинантов билеты невозможно было купить, а до объявления он не так хорошо продавался. Но в случае с Ростовом этого не произошло. О причинах можно долго размышлять. Возможно, в Ростове «Золотая маска» – это не критерий, и люди при выборе театра руководствуются чем-то другим.

Сейчас мы расширяем формат во всех смыслах: будем ставить не только современные пьесы, но и классику, запускаем программу «Открытая площадка» – будем давать возможность молодым творцам реализовать свои театральные идеи, ну и вообще, будем делать более зрительский театр, не в ущерб художественной составляющей, конечно же. Камерная опера «Это любовь», которую мы сейчас продолжаем репетировать онлайн, надеюсь, станет настоящим хитом и своего рода манифестом нового «Театра 18+».

Беседовала Надежда Феденко


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое