Ростовская «Московская»: история гостиницы, в которой давно никто не живет

Здание в самом центре города больше десяти лет находится в аварийном состоянии

Ростовская «Московская»: история гостиницы, в которой давно никто не живет
Фото: Гостиница «Московская».Кристина Грекова ©

Ростов-на-Дону, 25 сентября 2018. Несколько дней назад расположенная в самом лакомом районе Ростова гостиница «Московская» была снова выставлена на продажу — через объявление на популярном интернет-портале. Нынешняя собственница, которая хотела превратить здание в торговый центр с восьмиэтажной жилой пристройкой, не смог воплотить в жизнь задумку. Здание, купленное за 200 млн рублей. выставлено на продажу за 220 млн рублей.

На век этой гостиницы пришлось много проблем – в состоянии полнейшей разрухи оно побывало, по меньшей мере, четыре раза за все годы своего существования. Построенное на деньги, случайно доставшиеся по наследству Нахичевани-на-Дону, оно постоянно переходит из рук в руки и никак не может обрести хозяина, который смог бы привести его в порядок и достойно им управлять.

При всем этом «Московская» была одной из любимых гостиниц многих известных людей: Дмитрия Шостаковича, Арама Хачатуряна, Евгения Вучетича, Роберта Рождественского, Льва Кассиля. Во время своих приездов в Ростов здесь неизменно гостил Михаил Александрович Шолохов. За ним был закреплен постоянный гостиничный номер, в котором он подолгу жил и работал. Любимым развлечением великого донского писателя была стрельба из малокалиберного оружия, и в подвале гостиницы «Московская» для него была оборудована специальная комната, где писатель стрелял по мишеням.

Последним ВИП-клиентом «Московской» стал писатель Александр Солженицын, посетивший Ростов в 1994 году и пожелавший остановиться именно в этой гостинице, как наиболее точно передающей дух нашего города.

Об истории одной из самых печальных достопримечательностей донской столицы рассказывает ИА «ДОН 24».

При чем тут Индия?

Многие не догадываются, но здание гостиницы «Московская» было построено на деньги, доставшиеся Нахичевани-на-Дону в качестве наследства от жившего в индийской Калькутте армянина Мареса Бабаджаняна. Причины, по которым богатый купец решил завещать большое состояние  далеким донским соотечественникам, достоверно неизвестны. Однако борьба за это самое наследие велась нешуточная – Калькутта в первой половине XIX века была британской колонией, и империя не желала отдавать столь лакомый кусок в чужие руки. А потому вопрос его передачи нахичеванцам пришлось решать в суде.

Интересы колонии представлял лично ее управляющий Чарльз Свинтон Хагг, а Нахичевани – донской армянин, писатель и революционер-демократ (последний факт, конечно же, он старался держать в секрете) Микаэл Налбандян.

Портрет Микаэла Налбандяна

Почему именно этого человека отправили в далекое путешествие защищать интересы наследников? А потому что в своем журнале «Северное Сияние» в 1860 году он написал статью, в которой призывал нахичеванцев принять все меры для получения этого наследства. И городская Дума предложила ему лично заняться этим вопросом. Суд он, к слову, выиграл в 1861 году, так как, согласно законам Британской империи, воля завещателя является неприкосновенной и защищается короной.

Кипучая энергия предприимчивого молодого человека сыграла огромную роль в судьбе наследства Бабаджаняна. Возвращаясь из Индии с большой суммой денег и документами, Микаэл сначала отправился в Европу, где навестил своих революционно настроенных единомышленников. Далее, путешествуя из Парижа в Лондон, он присоединился к подготовке «европейского народного восстания», и в итоге выигранные в суде деньги он потратил на поддержку гарибальдийцев в Италии, а также на покупку оружия для армян в Турции.

В конце концов на Родину Микаэл вернулся летом 1862 года, почти полностью истратив наследство, за которым ездил в Калькутту. Встречал его весь город, где все еще не было решено, на что лучше потратить полученные деньги, — узреть привезенное богатство воочию хотели все.

Налбандян пообещал разъяснить все через два дня на городском собрании. Но этого не произошло – в ночь накануне собрания команда жандармов по высочайшему повелению арестовала Микаэла как особо злостного государственного преступника. Далее он был доставлен в Петербург, а после – заключен в Петропавловскую крепость, откуда вышел через три года со смертельной стадией туберкулеза. От него он скончался еще через несколько месяцев в ссылке.

После ареста в документах революционера были найдены ценные бумаги – их и процентов с них хватало на строительство здания гостиницы в центре Ростова. Это были облигации займа Итальянской Республики, приобретенные им в поддержку гарибальдийцев.

А был ли архитектор?

Авторство проекта здания гостиницы «Московская» в его исходном виде не установлено точно. Большинство считает, что его разработал Николай Дурбах – выпускник Санкт-Петербургской императорской академии художеств. В пользу этой версии многие исследователи приводят аргумент, что после строительства гостиницы Дурбах был назначен главным архитектором Нахичевани.

Портрет Николая Дурбаха

Однако есть и версия, что автором проекта был Александр Померанцев, занимавшийся проектированием соседних зданий. Также его подпись стоит в некоторых документах, связанных с реконструкцией отеля.

Портрет Александра Померанцева

Так или иначе, здание гостиницы строилось три года и было закончено в 1896 году. На его возведение было потрачено 400 тысяч рублей (232,8 млн современных рублей). Эта сумма значительно превышала смету, из-за чего в адрес проекта неоднократно звучала критика. Однако представители «Нахичеванского церковного попечительства о бедных армянах», по заказу которого велось строительство, сообщили, что затраты должны вскоре окупиться: здание на 11 лет было арендовано греком Харлампием Владосом. Он обещал ежегодно платить по 34 000 рублей (19,788 млн современных рублей).

Первоначальный вид здания

Нет худа без добра

На деле Харлампий Владос оказался жуликом. Не уплатив по договору ни копейки, мошенник сдал несколько помещений гостиницы арендаторам и, собрав с них деньги, покинул Ростов-на-Дону. В конечном итоге владевшее зданием попечительство осталось с пустой казной и почти пустой гостиницей. И если бы хозяевам отеля сказали, что через пару-тройку лет дела заметно пойдут в гору, они бы наверняка горько рассмеялись рассказчику в лицо.

Однако в самом конце XIX века у гостиницы начали появляться богатые арендаторы. В 1899 году на первом этаже строения разместились банкирский дом «Чахиров и К», музыкальная торговля Бродского, магазин швейных машин «Зингер», кондитерский магазин и кофейня Д.И. Филлипова, а также безумно популярный в те годы французский ресторан с летним залом на выносном балконе площадью 10х10 метров, находившемся над входом и занимавшем часть тротуара улицы Большой Садовой. На полученные деньги хозяева здания сумели отремонтировать номера, которые сдал в свое время Владос, и уже вскоре в газетах начали появляться объявления об отеле с 60 роскошно обставленными номерами «от одного рубля и дороже».

В 1900 году, стоит отметить, гостиница получила близкое нашему современному слуху название – «Большая Московская». В этом же году у нее появились новое – восточное – крыло, обособленный вход в которое находился со стороны нынешней улицы Шаумяна.

«Большая Московская Гостиница» на пике популярности

Обновленный ресторанно-гостиничный комплекс стал популярным местом довольно быстро – там стало престижно проводить время. В результате эксплуатация здания начала приносить хороший доход.

Выгнали буржуев – поселили рабочих

После Революции 1917 года на юг страны хлынула вся петербургская и московская знать, напуганная красным террором. Ростов на какое-то время погрузился в столичную жизнь, окутавшись роскошью и блеском. Как итог – все номера «Большой Московской гостиницы» были заполнены, а в ресторане постоянно играла музыка.

Однако уже в июне 1918 года в городе наступило затишье – в стране развернулась гражданская война. И хотя бои шли на севере, на южном купеческом городе ситуация тоже сказывалась. Например, кондитерский магазин Филлипова в «Большой Московской гостинице» сильно завысил цены на хлеб, которого в городе очень не хватало. Несмотря на это, очередь в него тянулась до переулка Николаевского, и места в ней занимали с ночи – с подушками и матрацами. При этом буквально через дорогу, на противоположной стороне Большой Садовой, спекулянты продавали зерно и муку целыми вагонами.

В январе 1920 года в город вошла Первая конная армия, что означало начало советской власти. Гостиницу муниципализировали, и бывший оплот буржуазии в Ростове передали для нужд победившего пролетариата. В результате здание перестало быть отелем – комнаты на верхних этажах стали коммунальными квартирами, а первый этаж заняли кооперативные и муниципальные магазины: «Доншвейпром», «Севкавинтрест» и «Единое Потребительское общество».

Но продолжалось это недолго — уже через пять лет здание было обследовано и признано аварийным, недопустимым в санитарном отношении и опасным для проживания. Перекрытия в клозетах, ванных и судомойных помещениях прогнили, система канализации была полностью изношена, система отопления и кровля требовали срочной замены, а все дверные короба грозились вот-вот выпасть. Также ремонта требовал фасад.

Капремонт был произведен, но занял столько же времени, сколько строительство самой гостиницы, – три года. Он был завершен в 1928-м. Его стоимость составила более 136 тысяч рублей (79,152 млн современных рублей). Рабочие восстановили мраморную лестницу, штукатурные карнизы и розетки, заменили паркетные полы. Фасад здания тоже был отремонтирован, однако в процессе заметно упрощен – с целью снизить стоимость работ сбили мелкую лепнину и срубили герб «Церковного попечительства о бедных армянах Нахичевани», взамен которого была сделана декоративная плетеная решетка.

«Интурист» после реконструкции

Жильцов коммунальных квартир в здание после ремонта возвращать не стали. Ему вернули статус гостиницы, однако назвали по-новому – «Интурист». Она вновь стала самым престижным отелем города. Ресторан на балконе также сохранился.

Война никого и ничего не щадит

В годы Великой Отечественной войны здание «Интуриста» сильно пострадало. В 1942 году в самую его центральную часть попали три тяжелые авиабомбы. Они уничтожили все «внутренности» гостиницы – перекрытия, лестницы, окна и двери. Остались лишь поврежденные стены.

Сразу после войны восстанавливать отель не спешили, так как сильно пострадавший Ростов в первую очередь нуждался в ремонте других важных объектов. Но в 1951 году дело дошло и до гостиницы.

В ходе этой реконструкции здание претерпело самые большие изменения за свою историю. Архитектурное убранство фасада было еще сильнее упрощено, вазоны и вставки на фронтонах, а также маски над пилястрами на фризе восстанавливать не стали. Полностью изменился внешний облик первого яруса фасада — витрины и отдельные входы в магазины были заложены. Высота этажей в западном и восточном крыле была уменьшена с 4–4,5 м до 3,6. За счет этого удалось повысить этажность здания с четырех до пяти этажей и увеличить количество номеров.

После восстановления гостинице вернули название «Московская», под которым она известна и по сей день. Вновь к ней вернулась репутация самого большого и престижного отеля Ростова-на-Дону. И так продолжалось вплоть до 1990-х годов.

Гостиница «Московская», восстановленная после Великой Отечественной войны

Лихие девяностые

Несмотря на то что в 1985-м зданию гостиницы «Московская» был присвоен статус памятника истории и культуры местного значения, это не спасло его от очередного разрушения, настигшего отель в конце прошлого столетия. Причина – недостаток финансирования, вызванный сначала инфляцией, а потом дефолтом. Со времен восстановления после войны в отеле проходили только косметические ремонты. А тем временем многочисленные арендаторы, снимавшие номера под офисы, меняли планировку и отделку как кому вздумается. В стенах появились широкие трещины, внутренний каркас гостиницы начал расходиться в стороны, паркет вздулся. И к началу нового тысячелетия здание снова получило статус аварийного.

Фото: Кристина Грекова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Новый хозяин

В 2002 году гостиница «Московская» вновь обрела владельца – им стало ООО «Ренессанс-Дон». Специалисты, нанятые гендиректором компании Андреем Сидоровым, установили, что первоначальное внутреннее убранство здания утрачено полностью и на тот момент «Московская» представляла собой стандартный пример планировки гостиницы советских времен. Однако фасад, несмотря на многочисленные переделки, сохранил колорит доходного дома XIX века.

Фото: Кристина Грекова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Летом 2006 года в прессе появилось сообщение о том, что в Государственном архиве Армении, находящемся в Ереване, были обнаружены подлинники чертежей здания. Все они, стоит отметить, были подписаны Николаем Дурбахом, после чего в обществе стало принято считать автором первоначального проекта именно его. 

Гендиректор ООО «Ренессанс-Дон» ознакомился с чертежами, после чего запланировал масштабное восстановление первоначального облика гостиницы «Московская». Проект реставрации фасада был подготовлен институтом «Спецпроектреставрация», и в нем был учтен даже знаменитый балкон с рестораном. Планировалось, что внешне здание ничем не будет отличаться от того, как оно выглядело при появлении на свет. При этом подразумевалось, что внутри это будет современное архитектурное сооружение, отвечающее всем требованиям.

В это время большую часть пригодных для нахождения людей помещений по-прежнему занимали офисы и магазины. В одном из этих магазинов, расположенном на первом этаже, 1 июня 2007 года произошел пожар. После него здание перестало эксплуатироваться, а смета на его восстановление выросла в несколько раз. Гостиница была законсервирована — как полагали владельцы, временно.

Однако экономический кризис, грянувший в 2008 году, так и не дал воплотиться в жизнь амбициозным планам.

Из рук в руки

Почти десять лет здание гостиницы «Московская» пустовало, закрытое строительными лесами и слоем пыли толщиной в палец.

Фото: Кристина Грекова/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Однако в январе 2017 года появился человек, заинтересовавшийся покупкой заброшенного строения, – Татьяна Шишкина, гендиректор компании «ХДМ-Юг», владелица ТЦ «Мир ремонта». Она приобрела отель за 200 млн рублей и заявила, что планирует полностью демонтировать старое здание и построить на его месте копию, восстановив первоначальный фасад. При этом она не планировала оставлять его гостиницей, а хотела сделать из него торговый центр с восьмиэтажной жилой пристройкой со стороны улицы Шаумяна. По ее логике, отелей в Ростове к чемпионату мира по футболу откроется достаточно, а место у здания довольно проходное, «идеально подходящее для торговли».

Проект восстановления здания гостиницы «Московская». Архитектурная мастерская «Олива». Авторская группа: А. Чамуха, В. Королев, Е. Серов, Т. Пенская, М. Суслаков, Е. Помазанова, Е. Топуридзе, Л. Коноваленко

Но воз и ныне остался там – здание как было законсервировано, так и остается в том же состоянии. В первый раз Татьяна Шишкина выставила его на продажу в 2017 году, однако тогда ей это было не к спеху. По ее словам, если ей «попадется интересное предложение», то она без раздумий заключит договор купли-продажи. В противном же случае реализацию своего первоначального проекта она отложит на более поздний срок.

Во время проведения чемпионата мира по футболу фасад гостиницы был затянут баннером, который периодически срывало ветром.

Фото: vk.com

Несколько дней назад попытки Татьяны Шишкиной сбросить «Московскую» со своего баланса снова попались на глаза людям. Представительница бизнес-леди, которой принадлежит указанный в объявлении телефон, подтвердила намерение Шишкиной о продаже, а также уточнила, что собственница не готова сейчас вкладывать деньги в реконструкцию здания.

Скриншот с сайта

Комментировать

Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(2) комментариев

Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле

Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле
Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Ростовская область, 17 июня 2021. DON24.RU. Редкую старинную художественную технику возрождают в Ростове. В этом году донские студенты-графики планируют организовать выставку своих картин, сделанных, по сути, при помощи металла. Корреспондент ИА «ДОН 24» побывал в мастерских, где создаются необычные работы.

То, чем занимаются студенты Академии архитектуры и искусств Южного федерального университета направления «Графика», называется эстампом. Это произведение, которое представляет собой оттиск на бумаге, сделанный с печатной формы. Есть разные виды эстампа, в том числе ксилография (гравюра на дереве), линогравюра (гравюра на линолеуме), литография (печать с литографского камня), монотипия (плоская печать, делается с гладкой поверхности), офорт (гравюра на металле). В технике офорта как раз и работают студенты-графики Екатерина Кириченко и Алина Юрченко. Курирует их Александр Семергей, доцент кафедры живописи, скульптуры, графики Академии архитектуры и искусств ЮФУ, художник-стажер Российской академии художеств. Он также руководитель единственной в Ростове учебной эстампной мастерской. Александр, Екатерина и Алина – одни из немногих художников в донской столице, которые работают в этой технике.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Согласно данным открытых источников, первые опыты офорта были еще в начале XVI века. В 1515–1518 годах немецкий живописец, гравер, график Альбрехт Дюрер начал экспериментировать с травлением металла. Среди его известных эстампов «Адам и Ева», «Рыцарь, смерть и дьявол», «Морское чудовище», «Блудный сын», серия из 15 гравюр «Апокалипсис».

Дюрер, офорт «Апокалипсис. Четыре всадника»

Расцвет техники офорта пришелся на XVII век. Ее величайшим мастером был голландский живописец и график Рембрандт. Среди его шедевров пейзажи «Мельница» и «Три дерева», библейская сцена «Христос, исцеляющий больных (Лист в сто гульденов)».

Офорт Рембрандта, «Христос, исцеляющий больных»

И наконец, стоит выделить испанского художника Франсиско Гойю. Его картины ярко отражали судьбу родного народа. Так, в серии офортов «Бедствия войны» художник изобразил борьбу масс  с наполеоновскими войсками, осаду Сарагосы и голод 1811 года.

Гойя, «Бедствия войны»

По словам Александра Семергея, особенно эстамп был популярен во второй половине XX века, прежде всего в России. Среди ростовских печатных графиков известны такие имена, как Владимир Бегма, Виталий Маркин, Валентин Шило, Владимир Куприянов, Марина Ордынская, Наталия Курманаевская.

«У интеллигенции правилом хорошего тона считалось иметь дома хотя бы один эстамп. Печатная графика – тиражная техника, но при этом каждый оттиск по-своему уникален. То есть довольно много людей могут иметь у себя оригинальное произведение искусства. Это более доступно, чем живописное произведение, которое пишется в одном экземпляре: заполучить его рядовому гражданину довольно трудно», – поясняет Александр Семергей.

«У офорта есть особая насыщенность. Ручкой, фломастером в жизни не получится такой черной глубины, тонкой тональной градации», – отмечает Алина.

Фрагмент металлической гравюры, серия работ Алины «Руслан и Людмила», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Последние десятилетия направление печатной графики стало забываться. Произошло это по нескольким причинам. По словам Александра Семергея, прежде всего, между искусством и зрителем исчезло связующее звено. Раньше им были государство и меценаты. Например, в конце XIX века существенное влияние оказывали такие покровители искусства, как Мамонтов, Морозов, Третьяков.

После революции, в советское время, художников активно поддерживало государство. Хотя искусство приобрело во многом идеологический характер, оно продвигалось в массы, в частности о крупных выставках регулярно писали в газетах, народу они были интересны. Сейчас условия для искусства диктует рынок и те, кто стоит на финансовой вершине общества, считает преподаватель.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«В нынешнее время человек, который отучился и идет дальше, больше предоставлен самому себе. Ему приходится подстраиваться под вкусы общества, чтобы продать работу. Самый яркий пример того, что сейчас популярно, – довольно салонно прописанные пейзажи с фотографий, с детально изображенной каждой травинкой и яркими цветами. Это грустно, потому что в истории русского искусства есть достойные представители живописи, графики, например Левитан и Коровин», – добавляет Катя.

По ее мнению, интерес к печатной графике утрачен и в связи со снижением образованности. Многие ничего не знают об эстампе, на выставки ходят в основном сами художники, их родственники и друзья.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Мастерская эстампа со всем необходимым оборудованием, где ростовчане создают свои работы, находится в старинном здании на улице Горького, 75. До революции здесь располагалась женская гимназия, сейчас – Академия архитектуры и искусств.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Вторую жизнь мастерская получила около 10 лет назад: в 2008 году во время капремонта здания ее пришлось убрать отсюда, затем предстояло восстановить. Из-за переезда оборудования не осталось, пришлось купить новое. Во всем Ростове только здесь есть канифольный шкаф, печка, травильня, которые необходимы для создания гравюры на металле. Да и во всей России такое оборудование, как правило, встречается лишь в крупных городах, например в Москве и Санкт-Петербурге.

Создание одной картины может занимать месяц, а может и год, так как часто работа ведется сразу над несколькими офортами. Всего граверы проходят несколько этапов, которые, пожалуй, напоминают что-то алхимическое. В мастерской художники продемонстрировали создание офорта в технике травленого штриха. Как раз в этой манере работал Рембрандт.

Пластину кладут на печку и покрывают кислотоупорным грунтом, похожим на битум. Он плавится под воздействием температуры.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Рисунок наносят специальным гравировальным карандашом. Художники говорят, что так «обнажается металл».

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

При помощи сухого горючего пластина «заплавляется». Ее коптят.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

После работу кладут в кислоту. Она протравливает то, что «нацарапано» на металле. Есть разные степени протравки: чем дольше лист металла находится в кислоте, тем глубже будет выемка в пластине, тем насыщеннее и ярче будет штрих.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Кстати, существует еще одна техника офорта – акватинта. Оттиск, сделанный с пластины, гравированной в этой манере, напоминает акварельный рисунок. Принцип техники заключается в том, что на металл наносятся зерна кислотоупорных смол, в большинстве случаев – канифоли. Это вещество в твердом, не растолченном виде похоже на янтарь.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

По словам Кати, после того как пластину засыпали растолченной канифолью, ее плавят при помощи сухого горючего, но не коптят, не покрывают грунтом. Затем металлический лист отпускают в кислоту. Канифоль застывает на металле в виде гранул и дает интересные живописные эффекты.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Как раз для этой манеры офорта в мастерской и стоит специальный канифольный шкаф.

Завораживает, однако, офорт – тот вид искусства, где необходимо соблюдать меры предосторожности. В конце XX века общество всерьез озаботилось влиянием кислот, растворителей на здоровье художников, печатников, работающих в офортной технике. В итоге были найдены и разработаны наименее токсичные методы создания гравюр на металле.

В ростовской мастерской художники пользуются азотной кислотой, разбавленной водой, есть вытяжка, однако над веществом лучше не стоять и не дышать им, рассказывает Катя. То же касается и канифольной пыли.

Стоит здесь и станок, при помощи которого изображение с металла переносится на бумагу. Есть такой и в другом месте, где трудятся студенты, – в мастерской Александра Семергея, расположенной в старинном доме на улице Обороны.

Иллюстрация Кати к стихотворению Брюсова «Сумерки», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Работая в технике офорта, ростовские художники обращаются к разным сюжетам, в том числе донским. Так, серия работ Александра Семергея «Степь» была представлена на престижной московской выставке.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Образы на картинах не имеют однозначной трактовки и не являются дословным изображением какого-то места или человека. Часто это именно символ.

Студенты также участвуют в престижных выставках, например во Всероссийском фестивале графики «Урал GRAPHO», который проходил в Екатеринбурге.

Катя Кириченко по первому образованию международный экономист. Ее дедушка работал живописцем, благодаря ему в доме были книги об изобразительном искусстве, которые девочка читала. Учась в магистратуре Южного федерального университета, Катя рисовала для себя. Переломным моментом стало посещение Эрмитажа, Русского музея в Санкт-Петербурге со «взрослым», зрелым пониманием искусства. Также студентка случайно узнала о программе междисциплинарного образования, в рамках которой можно было ходить на любой другой факультет на интересующие предметы, чтобы затем получить приложение к диплому.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Так она стала посещать Академию архитектуры и искусств, присоединившись в учебной группе живописцев. Вскоре поняла, что этого недостаточно, и решила идти туда за полноценным вторым высшим образованием. Сначала девушка хотела писать маслом.

«Попав в академию, я занималась с живописцами, параллельно Александр Витальевич вел у нас предмет «Пластическая анатомия». Я часто заходила в эту мастерскую, общалась со студентами-графиками, и мне показалось, что графика больше мне подходит, потому что более дисциплинирующая. Здесь сама техника предполагает, что ты просчитываешь, что будешь делать, как именно. В ней есть элемент случайности, но в целом предполагается точный рисунок, точный композиционный и тональный разбор работы», – пояснила Катя.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Серия этих офортов посвящена личным воспоминаниям Кати, которая выросла в частном доме. На картине детская комната в казачьем курене.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

А это литография – печать с камня. На картине, представленной ранее на выставке в Екатеринбурге, собирательный образ Нахичевани – города, созданного в XVIII веке переселившимися на Дон армянами. Сейчас это часть Пролетарского района Ростова, где сохранилось немало старинных домов.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Алина с детства любила рисовать, ходила в художественную школу в Волгодонске. После девятого класса поняла, что хочет работать в сфере искусства. Поначалу ей казалось, что это должна быть актуальная профессия вроде дизайнера. Преподавательница, которая готовила девушку к поступлению в вуз, считала, что она будет учиться на архитектора.

«Был удивительный случай. Буквально за полгода до экзаменов я прочла на сайте нашей кафедры, что есть направления «Живопись», «Скульптура», «Графика». Внимательно просмотрела описание, какие преподаватели, и поняла, что графика – это то, что мне всегда нравилось. Я на самом деле с детства больше всего любила рисовать карандашом», – рассказала художница.

В итоге Алина поступила в академию без экзаменов, заняв первое место в олимпиаде для школьников. Чудом девушка считает то, что в год ее поступления на «Графику» могли взять лишь одного человека, которым она и стала.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Это офорт, на котором представлен образ Приазовья, на картине Алина изобразила скифскую бабу. Эти каменные изваяния, изображающие воинов, иногда женщин, встречаются в южнорусских степях. Скифы – древний ираноязычный народ, его представители жили в степной зоне под названием Скифия с VIII века до нашей эры до IV века нашей эры. Восточная граница Скифии проходила как раз по территории Ростовской области. 

В арсенале офортистов не только образы, связанные с Доном. Так, в рамках стажировки Александр Семергей готовит отчетную работу, посвященную известной евангельской истории.

Серия работ «Гадаринское чудо», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Чудо было совершено на берегу Галилейского озера, в Гадаре. Там Иисуса и его учеников встретил мучившийся бесноватый. Он рассказал, что имя ему Легион, имея в виду, что в нем много злых духов. Бесы просили Иисуса не изгонять их в бездну, а пустить в стадо пасущихся свиней. Сын Божий позволил им это, и животные бросились в озеро, погибнув там. «Имя мне – легион» – ныне это крылатое выражение, обозначающее несметное количество чего-либо, обычно не слишком хорошего.

«Задача у искусства не усладить взор, а прежде всего обнаружить движение духа в человеке», – подчеркивает Александр. 

Работа Александра Семергея (офорт, на котором изображение птицы), фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Пожалуй, ростовским офортистам удается не только возрождать старинную технику печатной графики, но и показывать это движение духа.

Лента новостей

Загрузить еще
Самое комментируемое