Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле

Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле
Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Ростовская область, 17 июня 2021. DON24.RU. Редкую старинную художественную технику возрождают в Ростове. В этом году донские студенты-графики планируют организовать выставку своих картин, сделанных, по сути, при помощи металла. Корреспондент ИА «ДОН 24» побывал в мастерских, где создаются необычные работы.

То, чем занимаются студенты Академии архитектуры и искусств Южного федерального университета направления «Графика», называется эстампом. Это произведение, которое представляет собой оттиск на бумаге, сделанный с печатной формы. Есть разные виды эстампа, в том числе ксилография (гравюра на дереве), линогравюра (гравюра на линолеуме), литография (печать с литографского камня), монотипия (плоская печать, делается с гладкой поверхности), офорт (гравюра на металле). В технике офорта как раз и работают студенты-графики Екатерина Кириченко и Алина Юрченко. Курирует их Александр Семергей, доцент кафедры живописи, скульптуры, графики Академии архитектуры и искусств ЮФУ, художник-стажер Российской академии художеств. Он также руководитель единственной в Ростове учебной эстампной мастерской. Александр, Екатерина и Алина – одни из немногих художников в донской столице, которые работают в этой технике.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Согласно данным открытых источников, первые опыты офорта были еще в начале XVI века. В 1515–1518 годах немецкий живописец, гравер, график Альбрехт Дюрер начал экспериментировать с травлением металла. Среди его известных эстампов «Адам и Ева», «Рыцарь, смерть и дьявол», «Морское чудовище», «Блудный сын», серия из 15 гравюр «Апокалипсис».

Дюрер, офорт «Апокалипсис. Четыре всадника»

Расцвет техники офорта пришелся на XVII век. Ее величайшим мастером был голландский живописец и график Рембрандт. Среди его шедевров пейзажи «Мельница» и «Три дерева», библейская сцена «Христос, исцеляющий больных (Лист в сто гульденов)».

Офорт Рембрандта, «Христос, исцеляющий больных»

И наконец, стоит выделить испанского художника Франсиско Гойю. Его картины ярко отражали судьбу родного народа. Так, в серии офортов «Бедствия войны» художник изобразил борьбу масс  с наполеоновскими войсками, осаду Сарагосы и голод 1811 года.

Гойя, «Бедствия войны»

По словам Александра Семергея, особенно эстамп был популярен во второй половине XX века, прежде всего в России. Среди ростовских печатных графиков известны такие имена, как Владимир Бегма, Виталий Маркин, Валентин Шило, Владимир Куприянов, Марина Ордынская, Наталия Курманаевская.

«У интеллигенции правилом хорошего тона считалось иметь дома хотя бы один эстамп. Печатная графика – тиражная техника, но при этом каждый оттиск по-своему уникален. То есть довольно много людей могут иметь у себя оригинальное произведение искусства. Это более доступно, чем живописное произведение, которое пишется в одном экземпляре: заполучить его рядовому гражданину довольно трудно», – поясняет Александр Семергей.

«У офорта есть особая насыщенность. Ручкой, фломастером в жизни не получится такой черной глубины, тонкой тональной градации», – отмечает Алина.

Фрагмент металлической гравюры, серия работ Алины «Руслан и Людмила», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Последние десятилетия направление печатной графики стало забываться. Произошло это по нескольким причинам. По словам Александра Семергея, прежде всего, между искусством и зрителем исчезло связующее звено. Раньше им были государство и меценаты. Например, в конце XIX века существенное влияние оказывали такие покровители искусства, как Мамонтов, Морозов, Третьяков.

После революции, в советское время, художников активно поддерживало государство. Хотя искусство приобрело во многом идеологический характер, оно продвигалось в массы, в частности о крупных выставках регулярно писали в газетах, народу они были интересны. Сейчас условия для искусства диктует рынок и те, кто стоит на финансовой вершине общества, считает преподаватель.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«В нынешнее время человек, который отучился и идет дальше, больше предоставлен самому себе. Ему приходится подстраиваться под вкусы общества, чтобы продать работу. Самый яркий пример того, что сейчас популярно, – довольно салонно прописанные пейзажи с фотографий, с детально изображенной каждой травинкой и яркими цветами. Это грустно, потому что в истории русского искусства есть достойные представители живописи, графики, например Левитан и Коровин», – добавляет Катя.

По ее мнению, интерес к печатной графике утрачен и в связи со снижением образованности. Многие ничего не знают об эстампе, на выставки ходят в основном сами художники, их родственники и друзья.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Мастерская эстампа со всем необходимым оборудованием, где ростовчане создают свои работы, находится в старинном здании на улице Горького, 75. До революции здесь располагалась женская гимназия, сейчас – Академия архитектуры и искусств.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Вторую жизнь мастерская получила около 10 лет назад: в 2008 году во время капремонта здания ее пришлось убрать отсюда, затем предстояло восстановить. Из-за переезда оборудования не осталось, пришлось купить новое. Во всем Ростове только здесь есть канифольный шкаф, печка, травильня, которые необходимы для создания гравюры на металле. Да и во всей России такое оборудование, как правило, встречается лишь в крупных городах, например в Москве и Санкт-Петербурге.

Создание одной картины может занимать месяц, а может и год, так как часто работа ведется сразу над несколькими офортами. Всего граверы проходят несколько этапов, которые, пожалуй, напоминают что-то алхимическое. В мастерской художники продемонстрировали создание офорта в технике травленого штриха. Как раз в этой манере работал Рембрандт.

Пластину кладут на печку и покрывают кислотоупорным грунтом, похожим на битум. Он плавится под воздействием температуры.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Рисунок наносят специальным гравировальным карандашом. Художники говорят, что так «обнажается металл».

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

При помощи сухого горючего пластина «заплавляется». Ее коптят.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

После работу кладут в кислоту. Она протравливает то, что «нацарапано» на металле. Есть разные степени протравки: чем дольше лист металла находится в кислоте, тем глубже будет выемка в пластине, тем насыщеннее и ярче будет штрих.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Кстати, существует еще одна техника офорта – акватинта. Оттиск, сделанный с пластины, гравированной в этой манере, напоминает акварельный рисунок. Принцип техники заключается в том, что на металл наносятся зерна кислотоупорных смол, в большинстве случаев – канифоли. Это вещество в твердом, не растолченном виде похоже на янтарь.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

По словам Кати, после того как пластину засыпали растолченной канифолью, ее плавят при помощи сухого горючего, но не коптят, не покрывают грунтом. Затем металлический лист отпускают в кислоту. Канифоль застывает на металле в виде гранул и дает интересные живописные эффекты.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Как раз для этой манеры офорта в мастерской и стоит специальный канифольный шкаф.

Завораживает, однако, офорт – тот вид искусства, где необходимо соблюдать меры предосторожности. В конце XX века общество всерьез озаботилось влиянием кислот, растворителей на здоровье художников, печатников, работающих в офортной технике. В итоге были найдены и разработаны наименее токсичные методы создания гравюр на металле.

В ростовской мастерской художники пользуются азотной кислотой, разбавленной водой, есть вытяжка, однако над веществом лучше не стоять и не дышать им, рассказывает Катя. То же касается и канифольной пыли.

Стоит здесь и станок, при помощи которого изображение с металла переносится на бумагу. Есть такой и в другом месте, где трудятся студенты, – в мастерской Александра Семергея, расположенной в старинном доме на улице Обороны.

Иллюстрация Кати к стихотворению Брюсова «Сумерки», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Работая в технике офорта, ростовские художники обращаются к разным сюжетам, в том числе донским. Так, серия работ Александра Семергея «Степь» была представлена на престижной московской выставке.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Образы на картинах не имеют однозначной трактовки и не являются дословным изображением какого-то места или человека. Часто это именно символ.

Студенты также участвуют в престижных выставках, например во Всероссийском фестивале графики «Урал GRAPHO», который проходил в Екатеринбурге.

Катя Кириченко по первому образованию международный экономист. Ее дедушка работал живописцем, благодаря ему в доме были книги об изобразительном искусстве, которые девочка читала. Учась в магистратуре Южного федерального университета, Катя рисовала для себя. Переломным моментом стало посещение Эрмитажа, Русского музея в Санкт-Петербурге со «взрослым», зрелым пониманием искусства. Также студентка случайно узнала о программе междисциплинарного образования, в рамках которой можно было ходить на любой другой факультет на интересующие предметы, чтобы затем получить приложение к диплому.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Так она стала посещать Академию архитектуры и искусств, присоединившись в учебной группе живописцев. Вскоре поняла, что этого недостаточно, и решила идти туда за полноценным вторым высшим образованием. Сначала девушка хотела писать маслом.

«Попав в академию, я занималась с живописцами, параллельно Александр Витальевич вел у нас предмет «Пластическая анатомия». Я часто заходила в эту мастерскую, общалась со студентами-графиками, и мне показалось, что графика больше мне подходит, потому что более дисциплинирующая. Здесь сама техника предполагает, что ты просчитываешь, что будешь делать, как именно. В ней есть элемент случайности, но в целом предполагается точный рисунок, точный композиционный и тональный разбор работы», – пояснила Катя.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Серия этих офортов посвящена личным воспоминаниям Кати, которая выросла в частном доме. На картине детская комната в казачьем курене.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

А это литография – печать с камня. На картине, представленной ранее на выставке в Екатеринбурге, собирательный образ Нахичевани – города, созданного в XVIII веке переселившимися на Дон армянами. Сейчас это часть Пролетарского района Ростова, где сохранилось немало старинных домов.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Алина с детства любила рисовать, ходила в художественную школу в Волгодонске. После девятого класса поняла, что хочет работать в сфере искусства. Поначалу ей казалось, что это должна быть актуальная профессия вроде дизайнера. Преподавательница, которая готовила девушку к поступлению в вуз, считала, что она будет учиться на архитектора.

«Был удивительный случай. Буквально за полгода до экзаменов я прочла на сайте нашей кафедры, что есть направления «Живопись», «Скульптура», «Графика». Внимательно просмотрела описание, какие преподаватели, и поняла, что графика – это то, что мне всегда нравилось. Я на самом деле с детства больше всего любила рисовать карандашом», – рассказала художница.

В итоге Алина поступила в академию без экзаменов, заняв первое место в олимпиаде для школьников. Чудом девушка считает то, что в год ее поступления на «Графику» могли взять лишь одного человека, которым она и стала.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Это офорт, на котором представлен образ Приазовья, на картине Алина изобразила скифскую бабу. Эти каменные изваяния, изображающие воинов, иногда женщин, встречаются в южнорусских степях. Скифы – древний ираноязычный народ, его представители жили в степной зоне под названием Скифия с VIII века до нашей эры до IV века нашей эры. Восточная граница Скифии проходила как раз по территории Ростовской области. 

В арсенале офортистов не только образы, связанные с Доном. Так, в рамках стажировки Александр Семергей готовит отчетную работу, посвященную известной евангельской истории.

Серия работ «Гадаринское чудо», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Чудо было совершено на берегу Галилейского озера, в Гадаре. Там Иисуса и его учеников встретил мучившийся бесноватый. Он рассказал, что имя ему Легион, имея в виду, что в нем много злых духов. Бесы просили Иисуса не изгонять их в бездну, а пустить в стадо пасущихся свиней. Сын Божий позволил им это, и животные бросились в озеро, погибнув там. «Имя мне – легион» – ныне это крылатое выражение, обозначающее несметное количество чего-либо, обычно не слишком хорошего.

«Задача у искусства не усладить взор, а прежде всего обнаружить движение духа в человеке», – подчеркивает Александр. 

Работа Александра Семергея (офорт, на котором изображение птицы), фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Пожалуй, ростовским офортистам удается не только возрождать старинную технику печатной графики, но и показывать это движение духа.

Поделиться

Комментарии

Минимум 500 новых деревьев и 3% проектного сноса: «ДОН 24» разбирается в ситуации с озеленением парка «Дружба»

Ростовская область, 31 июля 2021. DON24.RU. Между частью общественности Ростова и проектировщиком парка «Дружба» возник конфликт. В основе его удаление (спил) части деревьев на территории, которую предстоит благоустроить. Корреспондент ИА «ДОН 24» изучил мнения общественников, дендрологов и представителей компании-проектировщика «СтройПластДон».

Мы прогулялись по парку с экспертами.

«Проектировщик не раз заверял нас на официальных встречах, что зеленые насаждения затронуты не будут», – говорится в обращении инициативной группы жителей к главе администрации города (размещено в группе Facebook общественного движения «Городской патруль»).

Однако, по словам директора «СтройПластДона» Романа Туренко, дизайн-проект, который предполагает полное благоустройство территории с частичным демонтажом подпорных стен и, как следствие, удалением некоторых деревьев, стихийно выросших вплотную к железобетонным конструкциям, был одобрен еще 2019 году рабочей группой, включающей представителей обеспокоенной сейчас общественности.

«Мы полтора года встречались, разговаривали на одном языке, все друг друга слышали и понимали. Хвалили друг друга в соцсетях и на совещаниях. А потом все перевернулось», – удивляется директор проектной компании.

Аварийные деревья

Всего в парке растет более 2200 деревьев. На основании актов оценки зеленых насаждений дендрологом Ворошиловского района города и комиссионного обследования из них запланировано спилить 168 аварийных (на сегодня акты актуализируются дендрологом Ворошиловского района). У некоторых горожан возникли вопросы по поводу реальной аварийности части деревьев. Общественники ссылаются на то, что, когда изучали парк с привлеченным сторонним дендрологом, визуально нашли расхождения с прошлогодним актом оценки деревьев.

«Мы вышли (на обследование. – Прим. ред.), а половины деревьев (которые указаны в акте как аварийные. – Прим. ред.) уже нет – их срубили. Есть деревья, которые не выглядят аварийными, а их поставили под снос. Мы прошли с дендрологом весь парк и нашли семь аварийных деревьев, которые не учтены в акте», – рассказала во время одной из встреч активистка ростовского движения «Городской патруль» Елена Хатламаджиян.

Роман Туренко пояснил, что с целью объективного и максимально полного сохранения деревьев в июне этого года была выполнена новая топографическая съемка, в рамках которой данные по растениям в парке обновили. Было установлено, что, действительно, некоторых деревьев в парке уже нет: приблизительно 12 штук.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

«Один из признаков аварийности – усыхание более чем на 60%. Внешне дерево может быть здоровым с виду, иметь листву, но если у него есть дуплища (на фотографии дупла покрыты зеленой краской. – Прим. ред.) или активная гниль, то дерево представляет потенциальную аварийность, и при сильном ветре оно может упасть», – рассказал дендролог Ворошиловского района Виталий Ефимов.

Об аварийности, по его словам, также свидетельствуют разломы, расслоения коры.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Есть в парке и полностью сухие деревья.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Во время недавней встречи с проектировщиком одно из деревьев специалисты проверили резистографом – прибором для измерения сопротивления пробуриванию с целью диагностики внутреннего состояния деревьев, деревянных конструкций, свай, мачт и столбов. При помощи устройства был изучен тополь, расположенный возле одной из лестниц парка. Проектировщик планировал сохранить дерево, однако обследование показало, что оно аварийное.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

«Визуально оно здоровое, имеет еще зеленую крону, но если мы посмотрим на график, то увидим следующее: тут начинается кора, затем плотная древесина, а потом внутренняя стволовая гниль, опоясывающая более или менее здоровое ядро. Именно эта стволовая гниль, занимающая более 25% поверхности ствола, и вызывает опасение, показывая аварийность дерева», – прокомментировал дендролог, участник программы «Комфортная городская среда», кандидат сельскохозяйственных наук, доцент кафедры лесных культур и лесопаркового хозяйства Сергей Таран.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

«Последние 30–35 лет в стране, не только в Ростове, практически не высаживали деревья. Этому парку 40 лет, как говорит директор. Все умирает рано или поздно, как ни грустно: и человек, и растения. Постоянный уход требуется и тем и другим. Здесь не растут дубы, которые могут жить по 300 лет в заповедниках, так как это место рукотворное. Тут обычные деревья, которые существуют и выживают в суровых городских условиях, в том числе в загазованности, влияющей на их состояние, и без продолжительного соответствующего ухода. Ряду деревьев в парке пришло время покинуть эту планету, и это очень печально. Но принимать решение, какие деревья подлежат сносу, должны специалисты при помощи современных технических средств, а не на глаз, и нести ответственность за принятое решение», – высказал свое мнение эксперт Общественной палаты Ростова Николай Ларин.

Проектный снос

Не устраивает некоторых горожан и проектный снос деревьев. Он запланирован в рамках замены подпорных стен в парке. Некоторые деревья растут рядом с ними и вплотную к ним. Чтобы избежать спила растений, представители ростовского общественного движения «Городской патруль» предложили реконструировать подпорные стены вместо их демонтажа. Они ссылаются на собственных специалистов, которые осмотрели конструкции.

«Специалисты (которых пригласили общественники. – Прим. ред.) сошлись во мнении, что 80% стен в парке находятся в нормальном состоянии, физизнос у них не более 30% и трогать их не обязательно», – пишет в Facebook Елена Хатламаджиян.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Однако специалисты компании-проектировщика установили, что подпорные стены находится в ограниченно работоспособном и аварийном состоянии. Подпорные стены не соответствуют строительным требованиям по глубине заложения, местами имеют сверхнормативный уклон, разломы. По каждой из этих конструкций на всех участках парка есть задокументированные выводы.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

«Все принимаемые проектные решения по ремонту и устройству новых подпорных стен направлены на максимальное сохранение существующих зеленых насаждений», – добавил Роман Туренко.

По проекту всего планируется спилить около 60 деревьев, что составляет менее 3% от общего количества.

Общественников волнует и то, что во время непосредственно самих работ по демонтажу подпорных стен, прокладки коммуникаций рабочие повредят деревья, которые сейчас в хорошем состоянии и которые не планируется сносить.

Одно из деревьев, которое находится возле подпорной стены и не в лучшем состоянии, но которое было решено сохранить. Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Директор компании пояснил, что в проектно-сметной документации они пропишут ограничения для будущего подрядчика. Согласно им в зоне расположения деревьев нельзя будет использовать тяжелую спецтехнику, коммуникации нужно будет прокладывать осторожно.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

По проекту основной снос деревьев запланирован вдоль подпорной стены возле волейбольных площадок, которые планируется реконструировать. Сейчас их там две, а будет пять.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Изменят и их расположение: площадки станут перпендикулярными по отношению к подпорным стенкам и ориентированными по сторонам света, как этого требуют нормативные документы. Здесь, на пляже, активно играют в волейбол, проходят масштабные соревнования, но спортсменам не хватает места, и нет нужных условий. Чтобы решить проблему, рядом с площадками установят душевые, туалеты, раздевалки.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Будет тут и одна многофункциональная площадка, а также реконструируют детскую: тень там планируется обеспечить при помощи навесов и высаживаемых деревьев.

Инструктор-методист, мастер спорта СССР по волейболу Евгений Медведев, который руководит здешними тренировками, тоже выступает за спил деревьев, которые, по его словам, «непонятно как выросли и сломали парапет». Правда, он считает, что нужно больше спортивных площадок, чем предполагает проект: для детей, женщин, ветеранов волейбола.


Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Подпорная стенка, тянущаяся вдоль пляжа, выглядит хуже остальных парапетов в парке. Она буквально заваливается.
 

 Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Во время осмотра деревьев, растущих вдоль нее, специалисты обратили внимание на то, что некоторые из них вросли в конструкции. Это означает, что их ствол уже поврежден.
 

Дерево, вросшее в сваю, Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»
В сторону водохранилища есть зона с подпорной стеной, где спилят только четыре аварийных растения: проектного сноса не предусмотрено.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Проектировщики планируют полностью сохранить центральную часть аллеи вдоль водоема: здесь спилят только несколько аварийных деревьев.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Тут же проложат велобеговую дорожку в обоих направлениях. Будет обустроена зона для прогулки инвалидов и проезда обслуживающей техники.

Компенсация, автополив и экосистема

Общественники считают, что если стены все-таки демонтируют, а вместе с ними и деревья, необходима компенсация крупномерами четвертого класса, как следует из их письменного обращения к главе администрации.

По словам Романа Туренко, сейчас компания разрабатывает дендропроект и подбирает ассортимент зеленых насаждений с учетом требований нормативных документов и мнения заинтересованных сторон.

Всего в парке планируется высадить более 500 новых деревьев.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Еще один вопрос, который волнует общественников, – организация автоматического полива растений. В городе часто возникают сложности с системой орошения. Однако, как утверждает Роман Туренко, в данном случае такой проблемы не будет. В частности, потому что здесь централизованное водоснабжение.

«У нас будут стоять два модуля с насосами, и от них будет разведена вся система трубопроводов, оросителей и форсунок. Там, где будут высажены многолетники и деревья, будет организован капельный полив. В местах высадки газона будет выполнена система оросителей – форсунки будут опрыскивать большую территорию. Нет опасений, что зеленые насаждения погибнут из-за отсутствия полива», – рассказал он.

Сейчас в парке нет ливневой канализации. Согласно проекту, в его центральной части будет создана система подземных резервуаров для накопления ливневых стоков. Вода оттуда будет идти на локальные очистные сооружения. Там она будет очищаться до нормативных показателей и сбрасываться в пойму реки.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Во время осмотра парка также возник вопрос по поводу той части территории возле воды, где растет камыш и живут утки. Проектировщик заверил, что заросли сохранят, чтобы не нарушать экосистему.

Этот участок очистят от мусора и создадут деревянные площадки для выхода на воду. Люди смогут тут рыбачить.


Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

Приведут в порядок и родник возле зарослей. Его облагородят.

Фото: Виктория Корнеева / don24.ru / ГУП РО «Дон-медиа»

«Такую искренность и такое отношение к каждому дереву мы встречаем очень редко. Это очень достойная компания проектировщиков. Здесь кардинально меняется понимание функционального зонирования. Я считаю, ради этого – комфорта жителей – стоит навести порядок с аварийно опасными деревьями и пожертвовать какой-то частью деревьев, которые могли бы пожить еще 5–10 лет», – подчеркнул декан лесохозяйственного факультета Новочеркасского инженерно-мелиоративного института Сергей Кружилин.

Диалог с общественностью

На одной из последних встреч, которую инициировали общественники и которая прошла с участием замглавы администрации по социальным вопросам Еленой Кожуховой, было решено, что проектировщик предоставит документы для ознакомления. Активисты хотят изучить результаты инженерно-геодезических, инженерно-геологических, инженерно-гидрометеорологических, инженерно-экологических изысканий, оценку технического состояния подпорных стен и лестниц, план благоустройства и озеленения территории.

Лента новостей

Загрузить еще