Формула Штайнмайера: ящик Пандоры для бандеровщины

Как на Украине и в Донбассе оценивают перспективы мирного сосуществования

Фото: kharkov.comments.ua. ©

Ростов-на-Дону, 7 октября 2019. DON24.RU. Прошла неделя с того момента, как украинская сторона согласилась на подписание так называемой «формулы Штайнмайера» в вопросе предоставления неподконтрольным Киеву районам Донбасса твердых гарантий автономии. Реакция на их подписание у обоих сторон баррикад в значительной мере была предсказуемой: доносилось и высокопарное славословие с высоких трибун, и откровенно негативное отношение простых людей, несущих на себе тяготы войны.

Однако случилось и то, чего не наблюдалось ранее: в республиках Донбасса информационные страсти вокруг документа улеглись в течение пары-тройки дней, а вот на Украине эмоции только разгораются. Почему это происходит, мы попытаемся разобраться вместе с нашим специальным корреспондентом в ДНР.

Формула Штайнмайера: в чем суть

Суть формулы Штайнмайера, предложенной в 2016 году бывшим главой германского внешнеполитического ведомства, можно изложить в виде двух простых тезисов.

Первый: закон об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей вступает в силу на временной основе в 20:00 по местному времени в день проведения выборов в городские и районные советы на неподконтрольных Киеву территориях.

Второй: вступление в силу на постоянной основе возможно только после публикации отчета ОБСЕ о том, что выборы прошли свободно и демократично. В принципе, это и было подписано 1 октября в Минске делегациями ДНР, ЛНР и Украины.

Смысл всего этого следующий. Избирательные участки в большинстве стран обычно закрываются в восемь вечера по местному времени. До этого момента никакого официального подсчета голосов производиться не может, а в странах, лежащих в нескольких часовых поясах, вся поступающая в Центризбирком информация такого рода является строго секретной до закрытия последних участков. Приуроченное к завершению голосования вступление в силу на временной основе закона об особом статусе отдельных районов Донбасса означает то, что украинская власть заранее соглашается с любым волеизъявлением восставших.

Вторая часть формулы гласит что решение международных наблюдателей в лице миссии ОБСЕ для Киева является обязательным и не может быть пересмотрено ни при каких обстоятельствах. Конечно, к миссии ОБСЕ у жителей республик Донбасса имеется немало претензий, включая обвинения в сборе информации для украинских спецслужб, тем не менее это тот политический инструмент, на который Киев надавить не может.

«Свежо предание…»

В республиках Донбасса принятие украинской стороной формулы Штайнмайера на уровне публичной политики восприняли как крупную дипломатическую победу. Это связано с тем, что Украина после долгого упорства пошла на попятную и дала письменные обязательства хотя бы частичного выполнения взятого на себя: написанное пером не вырубить топором. Кроме того, согласно Минским соглашениям модальности будущих выборов Киев должен обсуждать напрямую с Донецком и Луганском. Сама их процедура должна осуществляться на основании украинского избирательного законодательства, и в этом нет чего-либо особенного: в ДНР и ЛНР до сих пор действуют многие правовые акты, доставшиеся им от прежних времен. Вопрос в другом: кто будет представлен на этих выборах?

Не секрет, что действующие в ДНР и ЛНР политические силы в Киеве объявлены террористическими организациями, а на многих государственных и общественных деятелей этих республик заведены уголовные дела. Донбасс тоже не остался в долгу: украинские партии, стоящие на радикально-националистических позициях, там поставлены вне закона, и те, кого так страстно хотят видеть избранными в Киеве, относятся в Донецке и Луганске к разряду незваных гостей. Каких-либо компромиссных фигур, взаимно приемлемых по обе стороны линии фронта, тоже не осталось: война провела очень жесткую границу не только по земле, но и в сознании людей. Подписание же формулы Штайнмайера вынуждает Украину легитимизировать тех, кого она назначила своими врагами.

На уровне простых жителей Донбасса Минские соглашения популярностью не пользуются, поэтому к достигнутому 1 октября в Минске люди в большинстве своем отнеслись равнодушно, некоторые – с нескрываемой неприязнью. Тут же активизировались панически настроенные личности, моментально закатившие в соцсетях бурные реакции по поводу того, что Донбасс насильственно заталкивают обратно в состав Украины. Однако все эти сцены продолжались недолго и через пару дней затихли: сколько-нибудь значительную аудиторию собрать этими призывами не удалось. Дело в том, что в Донбассе пять лет войны приучили здравомыслящее большинство не прислушиваться к витиеватым заявлениям политиков, а присматриваться к реальным маркерам обстановки.

Таковыми в настоящий момент являются получение российских паспортов (очередь на подачу документов уже расписана на рубеж зимы и весны 2020 года!), завершение получения российской аккредитации вузами и начало аналогичного процесса для школ и техникумов, а также анонсированный запуск полноценного железнодорожного сообщения с Москвой и Санкт-Петербургом. Также можно отметить сильное оживление на рынке недвижимости: ради донецкой прописки начали покупать даже развалины, чего раньше не наблюдалось. Разумеется, вряд ли такое было бы возможным, если бы ожидался возврат Донбасса в состав Украины. Ну, и помимо всего прочего во многих районах Донецка, Макеевки и Горловки очень громко слышно как украинской стороной «выполняется» перемирие, а новостные сводки ежедневно сообщают о новых обстрелах.

Яблоко раздора из ящика Пандоры

Зато по другую сторону баррикад вспыхнувшие страсти с каждым днем разгораются все сильнее: украинские националисты увидели в подписании формулы Штайнмайера угрозу своему существованию. Первая причина этого явления в том, что необандеровская идеология, как, впрочем, и любое другое тоталитарное учение, не терпит плюрализма и жизнеспособна лишь там, где инакомыслящие не в состоянии постоять за себя. В противном же случае ее ждет неминуемая маргинализация с последующим выселением на задворки общественной жизни. Кроме того, история не раз демонстрировала, что амнистия жертвы с последующей ее реабилитацией неизбежно сделает палача козлом отпущения: вряд ли такой участи желали бы себе бандеровцы.

Необходимо понимать образ мышления носителя идей украинского национализма: он очень сильно отличается от привычных нам представлений. Одним из краеугольных камней необандеровщины являются доходящие до фанатизма оптимистические умонастроения ее адептов. Это русские патриоты могут себе позволить печальные мысли о том, что «все пропало, гипс снимают, клиент уезжает», бандеровцы же попросту не примут такого пессимиста в своих рядах. Соответственно, идеология украинского национализма отвергает даже саму возможность поражения: первая заповедь бандеровца формулируется как «добьешься своего или погибнешь в борьбе». А когда бандеровца спросишь о том, что он собирается делать в случае разгрома, то в ответ услышишь: «Или будет по-нашему, или не будет никак!» Ведь в лексиконе украинского националиста напрочь отсутствует термин «поразка» (поражение): все результаты описываются словами «пэрэмога» (победа) и «зрада» (измена, предательство). То есть любую неудачу можно объяснить происками предателя и возложением всей полноты ответственности на него.

Поэтому и охватила необандеровцев ярость: для них само признание того факта, что неспособен справиться с противником, – это уже самоубийство, как минимум политическое. Ну а попытка договориться с ним приравнивается к переходу на сторону врага со всеми вытекающими последствиями. Вот и забурлили на киевских улицах митинги под лозунгом «Нет капитуляции!» и «Не переступай красную линию!» Даже президент Украины Владимир Зеленский после подписания формулы Штайнмайера произнес речь, в которой сделал акцент на двух вещах: нас заставили и насильно мил не будешь.

Как раз Зеленскому подобные митинги националистов очень даже выгодны: у него есть легальный повод заявить что реализация Минских соглашений угрожает миру в стране, и поставить вопрос об их если не денонсации, то пересмотре.

В Киеве прекрасно понимают что из Минска им привезли ящик Пандоры, доверху наполненный яблоками раздора. Поэтому ни о каком добровольном выполнении Украиной ни самих Минских соглашений, ни формулы Штайнмайера речи быть не может: пришедшие к власти на волне евромайдана воспринимают только то, что их оппоненты подпишут штыком.

Комментировать

Поделиться

Комментарии

Нормандское перемирие: Киев не проявляет заинтересованности к Минским соглашениям

Ростовская область, 12 декабря 2019. DON24.RU. В информационном пространстве улеглись страсти по поводу проходившего в понедельник долгожданного саммита лидеров стран Нормандской четверки. От этой встречи многие ждали прорывных решений. Многие эксперты отмечают, что на саммите было «непропорционально мало Донбасса»: ситуация в шахтерском крае в нашем случае стала, скорее, поводом для встречи, на которой принимались решения по целому ряду накопившихся вопросов между Россией и Евросоюзом. Причем часто заинтересованной стороной в них оказывалась и Украина.

Тем не менее уже сейчас понятно одно: достигнутые на встрече лидеров России, ФРГ, Франции и Украины договоренности вряд ли могут кардинально улучшить ситуацию в Донбассе. Причина простая: полнейшее отсутствие у Киева желания выполнять взятые на себя обязательства при весьма ограниченных средствах внешнего принуждения Украины к миру. Поэтому результаты встречи, скорее, напоминают хрупкое перемирие в преддверии куда более серьезных решений…

Четыре месяца гарантии

Для начала вспомним события 2013–2014 годов в Киеве. Как известно, «евромайдан» начался 21 ноября 2013 года, и до середины января 2014 года он развивался весьма вяло. Однако самые жаркие события пришлись на февраль: именно тогда необандеровские боевики забрасывали камнями и зажигательной смесью омоновцев, являвшихся в те дни последним бастионом правопорядка. Развязка наступила 22 февраля, когда победившие националисты заняли правительственный квартал и объявили о низложении президента Виктора Януковича.

Многие уже успели задаться вопросом: «Почему же так долго шла раскачка?» Ведь под таким информационным прикрытием, как Олимпийские игры, в 2008 году грузинский президент уже пытался устроить военную авантюру в Южной Осетии. Почему же на Украине переворот случился аккурат за день до закрытия Олимпиады в Сочи, а не в начале игр и не перед ними? Ведь тогда возможностей для провокаций было бы куда больше.

Обратим внимание на дату переворота: до конца февраля остается неделя. И это значит, что отопительный сезон близится к завершению, а пик потребления газа в Европе уже пройден. Иными словами, что бы ни случилось в украинском транзитном коридоре, через который в 2013 году из Сибири на Запад ушло 83,7 млрд кубометров газа, до новых холодов минимум полгода.

А теперь сухие цифры. Расчетная годовая пропускная способность ГТС Украины на западных границах в целом составляет 178,5 млрд кубометров в год, в том числе со странами Евросоюза – 142,5 млрд кубометров. В реальности же украинская ГТС никогда не работала на полную мощность: за все постсоветское время максимум прокачки пришелся на 1998 год и составил 141,1 млрд кубометров газа. Максимум последнего десятилетия – 104,2 млрд кубометров – был достигнут в 2011 году, минимум пришелся на 2014 год – 62,2 млрд кубометров. В 2018 году прокачали 86,8 млрд кубометров. Для сравнения: проектная мощность «Северного потока – 1» составляет 55 млрд кубометров в год, пиковая и фактическая – 61,96 и 58,8 млрд кубометров соответственно. «Северный поток – 2» обладает аналогичными параметрами: после его запуска украинская ГТС попросту превратится в лишнее звено даже без учета черноморских газотранзитных коридоров.

Тем не менее завершение прокладки «Северного потока – 2» ожидается в канун новогодних праздников, плюс потребуется время для пусконаладочных работ. Поэтому так важно было добиться хотя бы относительной покладистости от украинского президента на предстоящие четыре месяца до следующего саммита, а там и зима уже закончится, и газопровод заработает.

Киев: шантаж и саботаж

То, что Украина не собирается выполнять взятые на себя обязательства, было понятно уже перед саммитом, и последующие часы после его завершения только подтвердили эти ожидания. Максимум, на что пойдет Киев, – это обмен пленными по формуле «всех на всех», хотя и не факт, что с таким «тугодумством» успеет до конца года. Про прекращение огня говорить не приходится: с украинской стороны смертоносные «подарки» как прилетали, так и прилетают. А в вопросе же политического урегулирования мы увидим разве что изображение Украиной бурной деятельности.

Вообще, двумя главными инструментами Киева в уклонении от выполнения взятых на себя обязательств являются шантаж и саботаж. Чтобы узнать, как выглядит шантаж, достаточно посмотреть видеозаписи устроенной под офисом президента Украины национал-радикалами в ночь на 9 декабря акции «Варта на Банковій» («Стража на Банковой»). (Банковая – улица в Киеве, где размещены правительственные учреждения. – Ред.). В принципе, Зеленскому в переговорном процессе такой информационный фон только на руку: будете продавливать выполнение Минских соглашений – получите государственный переворот, и не факт, что пришедший на его волне новый хозяин президентской булавы окажется сговорчивее. А заодно можно и умыть руки в случае невыполнения подписанного: дескать, я же предупреждал, что злые радикалы все карты на столе смешают!

Куда изощреннее выглядит саботаж. Например, можно выдвинуть не просто заведомо неприемлемые для оппонентов, но прямо противоречащие Минским соглашениям условия. Накануне саммита Нормандской четверки Зеленский выступил с инициативой о создании в не подконтрольных Киеву районах Донбасса вместо прописанной в документах народной милиции так называемой «муниципальной стражи», комплектуемой пропорционально из наблюдателей ОБСЕ, украинской нацгвардии и… жителей ДНР и ЛНР, которые не были замешаны в событиях 2014 года и более поздних. Что такое ОБСЕ – комментарии излишни: эта организация неоднократно передавала украинским спецслужбам данные русских активистов, сообщавших факты притеснения русскоязычного населения в Донбассе, а также пытавшихся получить у нее комментарий представителей прессы. Национальная гвардия Украины в значительной мере находится под влиянием национал-радикалов. Понятно, что из Донецка и Луганска в адрес Киева тут же прозвучала жесткая отповедь.

Или другой вариант: глава крупнейшей и подконтрольной Зеленскому парламентской фракции «Слуга народа» Давид Арахамия и его заместитель Александр Корниенко внесли на рассмотрение Верховной рады законопроект с поправками к уже действующему закону об особом статусе Донбасса. Речь в этих поправках идет о продлении ныне действующего закона после 31 декабря 2019 года до создания нового правового акта.

Спустя несколько часов разразился новый скандал. На сайте президента Украины был размещен преднамеренно искаженный текст коммюнике Парижского саммита. Как известно, стороны договорились, что будут обсуждать все без исключения правовые аспекты особого статуса Донбасса. Но Киев трактовал коммюнике по-своему. В размещенном документе значилось следующее: «все правовые аспекты Закона об особом статусе». А это уже классическая подмена понятия: особый статус предусматривает целый комплекс законов и соглашений Киева с Донбассом, вместо этого термин сужается до одного закона.

Король-шут

Все великое, как известно, случается один лишь раз. История знает случай, когда лицедею удалось стать не просто великим властелином, а предводителем половины земного шара, и, судя по итогам его правления, он действительно соответствовал должности. Звали этого человека Рональд Рейган. Разумеется, все попытки Зеленского хоть как-то сравниться с сороковым президентом США выглядят даже не просто комично, а нелепо: все-таки у Рейгана за плечами была не только актерская карьера в юности, но также ответственные посты в профсоюзном движении и практически все ступеньки, полагающиеся американскому политику высокого ранга в зрелости. Зеленский же по сравнению с ним – вообще нечто искусственное, выведенное в инкубаторе под чьи-то сиюминутные потребности. Никакого политического опыта, дутые рейтинги – все это верный признак того, что перед нами просто не то калиф на час, не то глашатай короля, по каким-либо причинам прячущегося за кулисами.

Весьма интересным маркером обстановки является показ по телеканалу ТНТ сериала «Слуга народа». Вроде бы, ну что тут такого: канал развлекательный, частный, да и в России нет запретов на украинскую кинопродукцию. Правда, входит этот телеканал в «Газпром-медиа холдинг», что уже вызвало некоторые весьма недвусмысленные ассоциации в умах многих националистов: смотрите, он же за газовый транзит продал Украину этому злому Кремлю, да еще и замаскированную под гонорар взятку получил! И этот телепоказ вполне может стать неплохим клином, вбитым в отношения Зеленского с радикалами: так или иначе с этой категорией пытались договариваться все без исключения украинские президенты.

Здесь есть еще один интересный момент: актер запоминается созданным на экране или сцене образом, а не тем, каким он был в реальной жизни. То есть Владимир Зеленский рискует окончательно получить имидж не солидного политика, а какого-то там героя комедийного телесериала, не слишком понятного большинству не связанных с постукраинским пространством россиян Это к вопросу о том, что нужно вовремя выбрать между лицедейством и президентством. Ибо король на придворном маскараде даже в шутовском наряде останется венценосцем, а вот шут в королевской мантии и короне как был скоморохом, так им и останется.
И еще: смешной оппонент не страшен.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии