Формула Штайнмайера: ящик Пандоры для бандеровщины

Как на Украине и в Донбассе оценивают перспективы мирного сосуществования

Фото: kharkov.comments.ua. ©

Ростов-на-Дону, 7 октября 2019. DON24.RU. Прошла неделя с того момента, как украинская сторона согласилась на подписание так называемой «формулы Штайнмайера» в вопросе предоставления неподконтрольным Киеву районам Донбасса твердых гарантий автономии. Реакция на их подписание у обоих сторон баррикад в значительной мере была предсказуемой: доносилось и высокопарное славословие с высоких трибун, и откровенно негативное отношение простых людей, несущих на себе тяготы войны.

Однако случилось и то, чего не наблюдалось ранее: в республиках Донбасса информационные страсти вокруг документа улеглись в течение пары-тройки дней, а вот на Украине эмоции только разгораются. Почему это происходит, мы попытаемся разобраться вместе с нашим специальным корреспондентом в ДНР.

Формула Штайнмайера: в чем суть

Суть формулы Штайнмайера, предложенной в 2016 году бывшим главой германского внешнеполитического ведомства, можно изложить в виде двух простых тезисов.

Первый: закон об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей вступает в силу на временной основе в 20:00 по местному времени в день проведения выборов в городские и районные советы на неподконтрольных Киеву территориях.

Второй: вступление в силу на постоянной основе возможно только после публикации отчета ОБСЕ о том, что выборы прошли свободно и демократично. В принципе, это и было подписано 1 октября в Минске делегациями ДНР, ЛНР и Украины.

Смысл всего этого следующий. Избирательные участки в большинстве стран обычно закрываются в восемь вечера по местному времени. До этого момента никакого официального подсчета голосов производиться не может, а в странах, лежащих в нескольких часовых поясах, вся поступающая в Центризбирком информация такого рода является строго секретной до закрытия последних участков. Приуроченное к завершению голосования вступление в силу на временной основе закона об особом статусе отдельных районов Донбасса означает то, что украинская власть заранее соглашается с любым волеизъявлением восставших.

Вторая часть формулы гласит что решение международных наблюдателей в лице миссии ОБСЕ для Киева является обязательным и не может быть пересмотрено ни при каких обстоятельствах. Конечно, к миссии ОБСЕ у жителей республик Донбасса имеется немало претензий, включая обвинения в сборе информации для украинских спецслужб, тем не менее это тот политический инструмент, на который Киев надавить не может.

«Свежо предание…»

В республиках Донбасса принятие украинской стороной формулы Штайнмайера на уровне публичной политики восприняли как крупную дипломатическую победу. Это связано с тем, что Украина после долгого упорства пошла на попятную и дала письменные обязательства хотя бы частичного выполнения взятого на себя: написанное пером не вырубить топором. Кроме того, согласно Минским соглашениям модальности будущих выборов Киев должен обсуждать напрямую с Донецком и Луганском. Сама их процедура должна осуществляться на основании украинского избирательного законодательства, и в этом нет чего-либо особенного: в ДНР и ЛНР до сих пор действуют многие правовые акты, доставшиеся им от прежних времен. Вопрос в другом: кто будет представлен на этих выборах?

Не секрет, что действующие в ДНР и ЛНР политические силы в Киеве объявлены террористическими организациями, а на многих государственных и общественных деятелей этих республик заведены уголовные дела. Донбасс тоже не остался в долгу: украинские партии, стоящие на радикально-националистических позициях, там поставлены вне закона, и те, кого так страстно хотят видеть избранными в Киеве, относятся в Донецке и Луганске к разряду незваных гостей. Каких-либо компромиссных фигур, взаимно приемлемых по обе стороны линии фронта, тоже не осталось: война провела очень жесткую границу не только по земле, но и в сознании людей. Подписание же формулы Штайнмайера вынуждает Украину легитимизировать тех, кого она назначила своими врагами.

На уровне простых жителей Донбасса Минские соглашения популярностью не пользуются, поэтому к достигнутому 1 октября в Минске люди в большинстве своем отнеслись равнодушно, некоторые – с нескрываемой неприязнью. Тут же активизировались панически настроенные личности, моментально закатившие в соцсетях бурные реакции по поводу того, что Донбасс насильственно заталкивают обратно в состав Украины. Однако все эти сцены продолжались недолго и через пару дней затихли: сколько-нибудь значительную аудиторию собрать этими призывами не удалось. Дело в том, что в Донбассе пять лет войны приучили здравомыслящее большинство не прислушиваться к витиеватым заявлениям политиков, а присматриваться к реальным маркерам обстановки.

Таковыми в настоящий момент являются получение российских паспортов (очередь на подачу документов уже расписана на рубеж зимы и весны 2020 года!), завершение получения российской аккредитации вузами и начало аналогичного процесса для школ и техникумов, а также анонсированный запуск полноценного железнодорожного сообщения с Москвой и Санкт-Петербургом. Также можно отметить сильное оживление на рынке недвижимости: ради донецкой прописки начали покупать даже развалины, чего раньше не наблюдалось. Разумеется, вряд ли такое было бы возможным, если бы ожидался возврат Донбасса в состав Украины. Ну, и помимо всего прочего во многих районах Донецка, Макеевки и Горловки очень громко слышно как украинской стороной «выполняется» перемирие, а новостные сводки ежедневно сообщают о новых обстрелах.

Яблоко раздора из ящика Пандоры

Зато по другую сторону баррикад вспыхнувшие страсти с каждым днем разгораются все сильнее: украинские националисты увидели в подписании формулы Штайнмайера угрозу своему существованию. Первая причина этого явления в том, что необандеровская идеология, как, впрочем, и любое другое тоталитарное учение, не терпит плюрализма и жизнеспособна лишь там, где инакомыслящие не в состоянии постоять за себя. В противном же случае ее ждет неминуемая маргинализация с последующим выселением на задворки общественной жизни. Кроме того, история не раз демонстрировала, что амнистия жертвы с последующей ее реабилитацией неизбежно сделает палача козлом отпущения: вряд ли такой участи желали бы себе бандеровцы.

Необходимо понимать образ мышления носителя идей украинского национализма: он очень сильно отличается от привычных нам представлений. Одним из краеугольных камней необандеровщины являются доходящие до фанатизма оптимистические умонастроения ее адептов. Это русские патриоты могут себе позволить печальные мысли о том, что «все пропало, гипс снимают, клиент уезжает», бандеровцы же попросту не примут такого пессимиста в своих рядах. Соответственно, идеология украинского национализма отвергает даже саму возможность поражения: первая заповедь бандеровца формулируется как «добьешься своего или погибнешь в борьбе». А когда бандеровца спросишь о том, что он собирается делать в случае разгрома, то в ответ услышишь: «Или будет по-нашему, или не будет никак!» Ведь в лексиконе украинского националиста напрочь отсутствует термин «поразка» (поражение): все результаты описываются словами «пэрэмога» (победа) и «зрада» (измена, предательство). То есть любую неудачу можно объяснить происками предателя и возложением всей полноты ответственности на него.

Поэтому и охватила необандеровцев ярость: для них само признание того факта, что неспособен справиться с противником, – это уже самоубийство, как минимум политическое. Ну а попытка договориться с ним приравнивается к переходу на сторону врага со всеми вытекающими последствиями. Вот и забурлили на киевских улицах митинги под лозунгом «Нет капитуляции!» и «Не переступай красную линию!» Даже президент Украины Владимир Зеленский после подписания формулы Штайнмайера произнес речь, в которой сделал акцент на двух вещах: нас заставили и насильно мил не будешь.

Как раз Зеленскому подобные митинги националистов очень даже выгодны: у него есть легальный повод заявить что реализация Минских соглашений угрожает миру в стране, и поставить вопрос об их если не денонсации, то пересмотре.

В Киеве прекрасно понимают что из Минска им привезли ящик Пандоры, доверху наполненный яблоками раздора. Поэтому ни о каком добровольном выполнении Украиной ни самих Минских соглашений, ни формулы Штайнмайера речи быть не может: пришедшие к власти на волне евромайдана воспринимают только то, что их оппоненты подпишут штыком.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(0) комментариев

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии