Начинал в Ростове: кинорежиссеру фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!» исполняется 85 лет

Ростовская область, 27 марта 2024. DON24.RU. Сегодня исполняется 85-лет со дня рождения кинорежиссера Виктора Титова, автора всенародно любимого фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!», а также таких кинолент  как «Жизнь Клима Самгина», «Открытая книга», «Отпуск за свой счет», «Анекдоты», «Вальс». Несмотря на то, что он ушел из жизни рано, на 62-м году, он смог создать россыпь гениальных фильмов, которые продолжают восхищать зрителей разных поколений.

Как известно, Виктор Титов начинал свой профессиональный путь в Ростовской студии телевидения. Руководитель центра дополнительного образования Ростовского-на-Дону филиала ВГИКа, брат режиссера, Александр Титов поделился с редакцией ИА «ДОН 24» своими воспоминаниями о нем, а также и других актерах, рассказал о подробностях закулисной жизни фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!», который в 2025 году отметит свое 50-летие со дня премьеры, а также высказался о перспективах российского кинематографа. 

 «Здравствуйте, я ваша тетя!»

Фото: Александр Калягин в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!» / ru.kinorium.com

– Расскажите, кто был наставником Виктора Абросимовича во ВГИКе?

– Он окончил ВГИК в 1968 в мастерской Михаила Ромма, поступил в 1963  с первого раза, что бывало очень редко, потому что конкурс, как он рассказывал, был где-то 300 человек на место. До этого Виктор работал на Ростовской студии телевидения.

Михаил Ромм был уже тогда пожилым человеком, лауреатом Государственных и Сталинских премий, взял к себе в мастерскую всего восемь человек. Из известных сокурсников это Сергей Соловьев, автор фильмов «Станционный смотритель», «Сто дней после детства», «Асса». И замечательная Динара Асанова. Ее фильмы – «Не болит голова у дятла», «Ключ без права передачи», «Пацаны».

– Как был организован съемочный процесс фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!»? Насколько мне известно, бюджет киноленты был скромным, а процесс затрудненным. 

– Виктор начинал работать на «Мосфильме» как режиссер-постановщик, ему попался сценарий совершенно, можно сказать, никакой – знаменитая пьеса начала XIX века Брэндона Томаса «Тетка Чарлея». Она ставилась на театральных сценах всего мира, после появилась экранизация в формате немого кино. Это комедия положений, когда мужчина превращается в женщину.

В советском кино в то время таких эксцентричных фильмов не было. Учитывая, что это молодой режиссер и что сценарий такой шаткий, телекомпания «Останкино» предложила ему единственный способ работы – только ночные смены, с 12 ночи до 5 утра.

Фото: Армен Джигарханян в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!» / ru.kinorium.com

Виктора это устраивало. Он пригласил на роль таких известных актеров как Валентин Гафт, Армен Джигарханян, Александр Калягин, Татьяна Васильева, Михаил Козаков, которые все были заняты в театрах, и после спектаклей их привозили в Останкино, где уже была выставлена декорация.

Огромную роль в постановке этого фильма сыграл знаменитый кинооператор Георгий Рерберг, который работал с Андреем Тарковским на фильме «Зеркало», «Андрей Рублев», с Андреем Михалковым-Кончаловским – «Дворянское гнездо», «Дядя Ваня». Этот человек, который даже в ограниченном пространстве выстроенной декорации выставил абсолютно невероятную обстановку света. Все настолько здорово играло, что даже не возникало подозрений, что действия происходят практически в одном помещении.

Он даже уговаривал Виктора поменять первоначальные костюмы, которые были сшиты. Кстати, художником по костюмам была родная сестра Нонны Мордюковой Наталья Катаева. Рерберг выбрал для Калягина и для других актрис уже иные костюмы.

– Какая была ваша роль?

– Я работал фотохудожником. Моя главная роль была – фиксировать, в какие костюмы были одеты актеры. Очень часто актер наклонялся в одной одежде, выходил из экрана и появлялся в кадре уже в другой, поэтому важно было не перепутать.

Мы работали по ночам, жара была жуткой. Это было лето 1974, мне оставался до армии год. Съемки были очень тяжелыми, но, как потом вспоминал Джигарханян, Виктор в этих условиях, смог создать такую обстановку, что всем было интересно и не скучно. Это была такая буффонада, и у сложился замечательный коллектив. Джигарханян, Гафт, Калягин впоследствии снимались и в других кинолентах Виктора.

«Роль, вышитая бисером»

Расскажу о Валентине Гафте. Он никогда такую эксцентричную роль не играл. Играть в фильме «Здравствуйте, я ваша тетя!» он согласился только потому, что это был Титов. У них сложились очень теплые отношения. Как-то незадолго до его смерти я разговаривал с ним и он сказал мне такую фразу:

 «Я сыграл очень много ролей, но я тебе могу сказать абсолютно честно, что лучшую роль я сыграл у Виктора Титова в фильме «Жизнь Клима Самгина». Виктор так по-режиссерски нарисовал мне эту роль. Это была буквально роль, которая вышита бисером» , – вспоминает Александр Титов.

Он играл белого офицера и встречался с Климом Самгиным в купе поезда. У него был огромный шрам. Он в кадре был всего лишь полторы минуты, но, по его словам, это его лучшая роль.

Джигарханян говорил о Викторе как о режиссере, который приходил на площадку, зная, что будет делать. Виктор давал абсолютно точные команды актерам, что не каждый режиссер умеет.

Фото: Валентин Гафт в фильме «Жизнь Клима Самгина» / ru.kinorium.com

Например, «Восточный роман» снимался в Керчи. На репетициях я видел, как Виктор работал с актерами. Он сначала оговаривал с ними все мизансцены, как произносятся роли и слова, а затем говорил: «Вы сейчас пойдете, а камера будет снимать вас с двух сторон, как вы идете и беседуете. Так вот сейчас начинайте двигаться!»

На репетициях фильма «Анекдоты», где я тоже работал фотохудожником, он вдруг мне сказал: «Саша, ты заходи в кадр и будешь снимать, как играет Александр Абдулов и Яков Степанов». Между ними было уже все договорено, они уже репетировали. Но дело в том, что я вошел в кадр с фотоаппаратом, и Абдулов играл нормально, а Степанов тут же начал запинаться. Мы, наверное, более восьми дублей сняли, пока он смог настроиться. Виктор настаивал на том, что ему эпизод с фотографом крайне необходим в фильме. И он вошел в киноленту. Он работал чрезвычайно скрупулезно.

Но иначе и быть не могло. Если режиссер пропускает много деталей, то тогда у вас, как у зрителя, и у нас с вами возникает недоверие к тому, что мы видим.

«Молодые режиссеры даже не знают, как вели себя дворяне»

Молодые режиссеры не знают, с какой стороны находился орден Красной Звезды на кителе у солдат и у офицеров, не знают, какое расстояние между звездами на погонах, не знают, как держали себя дворяне во время беседы с женщинами, как они передвигались. Они забывают о том, что дворяне – это люди, которые учились верховой езде и бальным танцам, соответственно, их спина была такой, как будто бы туда, извините, кол вставили. Они не могли ни сутулиться, ни шаркать ногами, ни причмокивать и ни сморкаться.

Виктор работал почти полгода над костюмами для фильма «Жизнь Клима Самгина». Костюмы шились на каждого актера. Он следил, чтобы каждая деталь соответствовала той эпохе, а это XVIII-XIX век.

Как-то раз он привез мне крошечную фотографию девочки, которая сидела в школьной форме и спросил: «Как ты думаешь, какое это время?»

Я ответил: «Я думаю, что это начало XX века».

Он сказал: «Ты ошибаешься, это начало XIX века».

Вот так он скрупулезно работал. И не допускал того, чтобы это все было неправда. А ведь тогда кино снималось пленку? и только после ее проявки можно было посмотреть что получилось и сделать определенный вывод. Бывало, что актеры в это время уже уехали, поэтому многое делалось с дублей.

Например, на фильме «Анекдоты», к сожалению, один из довольно опытных уже ассистентов кинооператора плохо заряжал пленку в киноаппарат, и шла царапина. Брак. Аппарат царапал пленку.

И это были кадры, которые как раз практически невозможно было переснять. Это были Александр Абдулов и Армен Джигарханян. Но благо, что Абдулов оставался в Санкт-Петербурге, а Джигарханян дал Вите один день, в это время театр Маяковского гастролировал в Лондоне, и он на один день из Лондона прилетел в Санкт-Петербург, и удалось переснять все сцены.

Иногда можно снимать диалоги, не прибегая к тому, что актеры будут рядом на площадке, называется «восьмерка», но тут нужно было обязательно, чтобы они снимались. И благо из-за отношений Джигарханяна и Виктора сложился этот фильм.

«Быть другом – значит знать, что будет есть твой друг на ужин»

Я как-то Армена Джигарханяна спросил, как он относится к Виктору. Он ответил: «Он является моим другом».

Я спросил: «А что такое по-вашему друг?»

Он ответил так (он ведь армянин, очень мудрый человек): «Ты знаешь, Саша, это значит для меня, что я точно знаю, что он будет кушать сегодня на ужин».

Вот настолько близко они друг друга знали.

Вообще все, кто снимались у брата – звезды советского кино: Иннокентий Смоктуновский, Евгений Леонов, Георгий Тараторкин, Олег Ефремов, Александр Калягин, Валерий Золотухин. Это были звезды, которых не так просто можно было взять и пригласить. Они шли только на хороший сценарий и к хорошему режиссеру.

«Для режиссера важно, чтобы все было по-настоящему»

У Виктора есть фильм «Вальс» о блокаде Ленинграда, в котором одну из главных ролей играет Алиса Фрейндлих. Она играла молодую женщину, которая только проводила на фронт своего возлюбленного, роль которого играл Игорь Ясулович. По фильму она получает от него письмо и читает.

Обычно такие сцены устраиваются на площадке так – свет, садится актриса, и ей дают просто лист бумаги и говорят: «Ну сыграй-ка настроение, что ты читаешь письмо».

Фото: Алиса Фрейндлих в фильме «Вальс» / ru.kinorium.com

Виктор сделал по-другому. Он хорошо помнил, как мама ждала отца, как каждый день, когда приходили почтальоны, она ждала от него письма. Отец ушел на фронт в 41-м году, и уже в 42-м мама получила извещение, что он пропал без вести. Ей даже выплачивали пенсию, как без вести пропавшему, он приравнивался как к погибшему. И вот Виктор за ночь перед съемкой не спал и написал письмо Алисе Фрейндлих от имени ее возлюбленного, но не сказал ей об этом, но он предупредил операторов: «Вы будете снимать одним дублем, второго у нас не будет. Зарядите 300 метров бобины».

Сцена была немая. Был наезд крупного плана на актрису. Не передать словами, как она это восприняла, как она читала письмо от начала до конца. Это длится всего лишь несколько секунд. Вы могли даже и не заметить этого, но режиссеру было очень важно, чтобы именно так произошло, чтобы ее глаза, ее реакция, дрожания губ и рук в этой фуфайке на холодной кухне, чтобы это было по-настоящему. Вот что такое режиссер.

И она до сих пор это помнит, но никому об этом не рассказывает, потому что это были личные отношения режиссера и актрисы, которые так отнеслись к этому эпизоду.

«Отец – донской казак, мать – армянка»

– Каким был для него Ростов?

– Семья приехала в Ростов из Карабаха. Мама была там, потому что она по национальности армянка, а отец – донской казак. Он был фельдшером, и на границе Азербайджана и Ирана была чума, которая показана в фильме Виктора «Открытая книга» по роману Вениамина Каверина. Мама была медсестрой, там они и познакомились, а в 1939 родился Виктор. Когда закончилась война, отец неожиданно в 1946 году, оказавшись живым, дал телеграмму, что находится у родной сестры в Донбассе, она жила в городе Антрацит, и что скоро приедет ко второй сестре в Ростов.

Мама собралась, и быстро с Виктором приехали в Ростов. Жили на квартирах. Поскольку отец был в плену, то по указу Сталина учителя и медики не имели права заниматься своей профессиональной деятельностью. А через некоторое время, тоже по указу Сталина, те, кто был в плену, вот эти люди, учителя и врачи, и другие категории, были отправлены в наши лагеря. Он оказался в Казахстане. Представляете, три года в немецком концлагере и восемь лет в советском – 11 лет!

Фото: семья Титовых / из личного архива Александра Титова

Когда отец вернулся, Виктор рассказывал, что увидел фактически другого человека. По его словам, их отношения складывались довольно напряженно, он даже немного стеснялся его. Отец по природе своей был человек, как все донские казаки, неразговорчивый, даже закрытый. Он никогда не рассказывал о войне. Никогда. Никому. Он был награжден медалью «За отвагу», орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2-й степени, но ничего не рассказывал. 

Виктор закончил 77 школу на улице Портовой, а затем пошел работать на Завод «Электроинструмент», недалеко от железнодорожного вокзала, сейчас его уже не существует. Он работал там на стройке, нужно было восстанавливать Ростов и строить дома. Он был мальчишкой, помогал носить шторки, кирпичи.

Эти дома до сих пор стоят, и в них живут люди. Когда он приезжал в Ростов, он вспоминал и говорил: «Вот на этом двухэтажном доме я работал, вот эту квартиру я помогал строить». Затем он пришел на Ростовское телевидение, помощником режиссера, а оттуда поступил во ВГИК.

«Если скажешь, как на Дону называют рыбу лещ – беру в мастерскую!»

Когда он написал творческие работы, его вызвали на экзамен, и он рассказывал, что довольно удачно сдавал, но Михаил Ильич, сев с ним рядом, вдруг сказал: «Знаешь, Титов, я сейчас тебе задам один вопрос, если ты на него ответишь, то я тебя возьму к себе в мастерскую, если нет, то не обессудь».

Виктор рассказывал : «Я подумал, он очень много читал, его любимым был писатель Толстой, особенно «Война и мир», где нужно было знать все назубок. Я эту книгу прочел, но на экзамене все равно волновался, вдруг задаст каверзный вопрос».

Михаил Ромм спрашивает у него, читая анкету: «Ну раз ты донской казак, отец у тебя донской казак, скажи мне, а вот как казаки на Дону называют рыбу лещ?»

Виктор ответил: «Чебак».

Ромм сказал: «Правильно! Я тебя беру».

Он рассказывал, что в тот момент был от волнения абсолютно мокрым, Виктор был удивлен, что с таким легким вопросом будет учиться у Ромма пять лет. Но, конечно, дело было не в чебаке...

Фото: Виктор Титов в юном возрасте / из личного архива Александра Титова

Ромм увидел в этом молодом человеке, уже прослужившем, работавшим, повидавшим какую-то жизнь, человека, которого он хочет обучать. Виктор  рассказывал, что учиться у него было очень интересно. Можно было приходить к Ромму со своими режиссерскими этюдами, которые он  выслушивал и разрушал все до основания, а затем выстраивал новый этюд, новую конструкцию режиссерского сценария и совершенно никто не обижался.

– Какие у него были в Ростове любимые места, памятные?

– Я как-то его спросил: «Поедем по городу?» Он ответил, что город так сильно изменился, ничего этого уже нет.

Мы приезжали в дом, откуда он уходил в армию, где я родился. Этот дом и сейчас существует, находится на улице Деревянко, 28, недалеко от Дона, где он очень любил гулять.

Этот дом был отдан сотрудникам седьмой больницы. Он был на несколько семей. С нашей веранды был виден Дон.

Фото: Виктор Титов с другом / из личного архива Александра Титова 

Он также приходил к зданию телевидения на улице Баррикадной. В те годы еще были люди, которые с ним работали, сейчас уже никого нет. Ныне живущая бывший главный режиссер Людмила Кочур, ей уже более 80 лет, она живет на улице Портовой, мы жили друг от друга недалеко. Вот она, по-моему, последняя, кто его еще застал, когда он работал помощником режиссера, а она была уже тогда режиссером.

«Человек по имени кино»

Канал «Культура» подготовил специальный документальный фильм «Человек по имени Кино», который был снят к 75-летию Виктора, а также показ фильма «Здравствуйте, я ваша тетя!». Мне бы хотелось, чтобы показывали чаще более ранние фильмы, которые, может быть, зрители и не знают, но когда их смотрят, они очаровываются ими. Однажды я прочел комментарий одной женщины, которая написала: «Надо же, я никогда не знала, что одни из моих любимых фильмов сделал один и тот же режиссер. Это такие разные фильмы. Я удивлена, что сначала это была эксцентричная комедия и затем трагедия о русской революции». Она называла «Здравствуйте, я ваша тетя!», «Жизнь Клима Самгина», «Отпуск за свой счет», «Открытая книга».

«Открытая книга» – фильм, где рассказывается о нашей землячке Зинаиде Ермольевой, которая изобрела пенициллин, в то время им лечили наших солдат во время Великой Отечественной, а «Отпуск за свой счет» – легкий фильм о поездке в Венгрию.

У него была очень большая работа с композиторами, а они, в свою очередь, были очарованы работой с ним. Был такой любимый ученик Дмитрия Шостаковича Николай Мартынов. Он написал к фильмам  «Открытая книга» и «Жизнь Клима Самгина» замечательную музыку. Композитор София Губайдулина также писала великолепные композиции к его фильмам.

«Кино должно быть режиссерским»

– Сейчас возможно возродить кинематограф такого уровня?

 –  К сожалению, то, что было, никогда уже не вернуть, да и не нужно. Вопрос в другом отношение к кинематографу сейчас стало исключительно финансовым. Все измеряют только заработанными с фильма деньгами.

На всякую, извините, «лабуду» и рекламные ролики люди придут, заплатят, посмотрят и забудут на второй день. Я спрашиваю своих студентов, назовите мне, пожалуйста, 10 современных актеров и актрис. Как вы думаете, могут назвать?

– Я думаю, 50 / 50.

– Еще меньше. Назвали трех мужчин и двух женщин. И это студенты ВГИКа. В их возрасте, когда мне было 20 с лишним лет, я мог назвать абсолютно спокойно 50 актеров и 50 актрис. Кроме того, я мог назвать еще режиссеров, которые делали выдающиеся фильмы, и даже операторов, и сценаристов.

Это веление времени, увы...

Актеров сейчас хороших немало, школа у нас есть, но беда в том, что сейчас нет режиссерского кино, а есть продюсерское. Кино должно быть режиссерским. Мы пошли по пути Голливуда, но надо было идти своим путем, и мы утратили практически все. Мы забыли уже, когда наше российское кино получало на международных фестивалях заслуженные награды и это не потому, что нас ненавидят нам показать фактически и нечего.

Актер растет на комедиях меньше, чем на драматическом кино, как и в театре. Если вы сегодня придете в театр, вы увидите, что их репертуар на 80% состоит из комедий. Все антрепризы приезжают целиком с комедиями.

Мы развлекаем людей и говорим: «Тяжелая же жизнь». Скажите, а что, после войны была легкая жизнь? Она была легче, чем мы сейчас живем? Нет. Люди жили в голод, в разрушенных городах. Они недоедали, недопивали, но учили детей и ходили в театр.

Фото: рисунок Виктора Титова брату / из личного архива Александра Титова

Мои родители были не очень образованными людьми, но водили меня в театр и сами ходили, и не просто в театр, а в филармонию, чтобы разное было искусство. Они мне давали 10 копеек, и я шел, и становился в кассу, не доставая до нее, чтобы купить билет в кино. Обязательно каждую неделю в субботу или в воскресенье я должен был попасть на детский фильм.

Я сейчас вижу, что то, что было утрачено безвозвратно, и вернуть это невозможно.

– Надежда на то, чтобы создать что-то новое, есть?

– Уходят люди, которые могли это делать. Вот в чем дело. Когда приходят «временщики» и говорят, мне нужен синтетический актер, чтобы он танцевал, пел, плясал, фехтовал, на лошади ездил это неплохо. Но вы знаете, что Иннокентий Смоктуновский на двойку сдал танцы. Он не умел танцевать. Что, гений Смоктуновского из-за этого поблек? Нет. Просто нужно было его снимать в тех ролях, где не нужно было плясать. Школа, она исходит прежде всего от педагога и от природы человека. Против нее нельзя идти. Нужно только помогать, чтобы эта природа в актере и режиссере развивалась, а для этого должны быть очень хорошие педагоги.

Вот я своих студентов спрашиваю: «Скажите, если я предложу вам пойти к врачу, вы пойдете к тому, который только что выпустился из мединститута, или который поработал, ну, хотя бы 10−15 лет?» Конечно, все идут к тому, кто опытный, а почему же мы даем возможность снять бездарное кино людям, которые к этому вообще не должны иметь никакого отношения?

На мой взгляд, как только появилась возможность платить за обучение, государство утратило ощущение того, что это ценно.

Ради чего это все? Сейчас даже сами актеры начали говорить о том, что нельзя смотреть на эксперименты режиссеров, которые говорят: «Я так вижу». Такое отношение унижает зрителя. Они думают, что раз он пришел, заплатил деньги, то пусть сидит и смотрит на реализацию этих режиссеров.

В советское время к этому имелось очень серьезное отношение. Был совет, в котором сидели режиссеры, композиторы, художники и другие деятели, и они не допускали, чтобы низкопробное искусство появлялось перед зрителем. Они советовали, что нужно проработать, а что убрать.

И несмотря на то, что некоторые говорили: «Ну как же, зажимают свободу», в советском кинематографе мы увидим россыпь гениальных фильмов, которые получали награды в Каннах, которые получали Золотых и Серебряных Львов в Венеции, которые получали «Оскар». Ведь большинство оскароносных фильмов, которые мы знаем, были созданы в советское время.

Василий Голубев: В регионе 34 проекта получили гранты Президентского фонда культурных инициатив

Ростовская область, 18 апреля 2024. DON24.RU. В Ростовской области учреждения культуры активно привлекают дополнительные финансовые средства за счет механизма инвестицонного налогового вычета и грантов Президентского фонда культурных инициатив. В 2023 году 179 млн рублей было получено благодаря механизму инвестиционного налогового вычета и 146 млн рублей составили гранты Президентского фонда культурных инициатив. Об этом сообщил губернатор Ростовской области Василий Голубев в ходе отчета о результатах деятельности правительства Дона за 2023 год.

В донском регионе гранты Президентского фонда культурных инициатив получили 34 проекта.

Глава региона напомнил, что в 2023 году был проведен капитальный ремонт 42 домов культуры, установлено восемь модульных домов культуры, укреплена материально-техническая база 27 сельских ДК, а также девяти музеев и семи театров, создано 15 модельных библиотек и два виртуальных концертных зала.

«Завершается масштабная модернизация двух государственных театров – Музыкального и Драматического театра им. Горького. На базе Ростовского колледжа культуры и Ростовского художественного училища имени М.Б. Грекова созданы первые в Ростовской области школы креативных индустрий», – сказал Василий Голубев.