Спектакль-бестселлер, «Эсмеральда», «Наваждение»: чем будет удивлять фестиваль балета

Главный балетмейстер Музтеатра рассказал о том, какие сюрпризы на этот раз подготовили для публики

Спектакль-бестселлер, «Эсмеральда», «Наваждение»: чем будет удивлять фестиваль балета
Фото: Спектакль «Эквус» на фестивале покажет труппа балета «Москва».Из архива Ростовского государственного музтеатра ©

Ростов-на-Дону, 1 июня 2019. DON24.RU. В донской столице дали старт масштабному празднику классического танца – II Международному фестивалю балета имени Ольги Спесивцевой, известной всему миру балерины, уроженки Ростова.

«Молот» поговорил с его автором и идейным вдохновителем, главным балетмейстером Ростовского государственного музыкального театра, лауреатом международных конкурсов Иваном Кузнецовым о том, каких сюрпризов ждать публике, почему юмору в балетном спектакле самое место и что на фестивале свяжет Ростов и Париж. А еще балетмейстер рассказал о том, как получилось, что его карьера танцовщика оборвалась в один миг, и почему об этом не жалеет.

Спектакль-бестселлер

– Иван Леонидович, фестиваль классического танца впервые прошел в Ростове в прошлом году. Сейчас, как и тогда, вы уверены, что это – яркое событие не только для публики, но и для танцовщиков ростовской труппы. Почему?
– Понимаете, когда крупное событие организуешь в сжатые сроки, это мобилизует. В придачу, когда приезжают «звезды», неизбежно смотришь на них, тянешься и в итоге очень заметно профессионально растешь. Так что фестиваль – это действительно праздник не только для зрителей, но и для нашей труппы. Еще в прошлом году нам хотелось назвать его в память великой Ольги Спесивцевой, «лучшей Жизели». Но тогда мы даже просто технически не успели этого сделать. От дня, когда родилась идея фестиваля, до ее воплощения в жизнь прошло лишь три месяца. Зато теперь он носит имя знаменитой ростовчанки!

– На взгляд рядового зрителя, программа в этом году более чем необычная. К примеру, театр пригласит на две встречи с московским балетным критиком Романом Володченковым, который расскажет о жизни балетной звезды Дона Спесивцевой и о юморе, которому есть место в классическом танце. Можно будет увидеть современную хореографию. И это еще не весь перечень.

–  Наша задача не только в том, чтобы увеселять. Мы хотим понемногу рассказывать и показывать новое, необычное. Тем более что ростовский зритель – замечательный и всю эту новизну с радостью принимает. Если говорить о современной хореографии, то мы пригласили танцовщиков балета «Москва». Эта труппа – лидер современного российского балета. К слову, одноактный балет «Эквус», который в том числе увидит наша публика, – их бестселлер, и он сделан с юмором. В таком искусстве, как танец, где нет ни одного слова, юмор – дело тонкое и очень сложное. Но выполнимое. Больше того, юмор приближает балет к зрителю, ведь искусство классического танца не обязательно должно восприниматься как нечто сверхэлитарное и заумное. Для меня ценно и то, что пройдет открытый мастер-класс Андрея Клемма, педагога-репетитора балетной труппы Парижской национальной оперы. Я его долго уговаривал, у него очень плотный график. В Ростов он прилетит в ночь на 2 июня и вечером того же дня улетит. Но хотя бы так... 

«Люблю его до мурашек»

– Частью фестиваля станет и премьера нашего театра – балет «Эсмеральда». Насколько я знаю, вы считаете, что он очень идет ростовской труппе...

– Мне кажется, я не прогадал, и спектакль нам подходит. Он близок по темпераменту, эмоциональности, страстности, по накалу драматизма. Он позволит артистам ярче себя проявить. Немаловажно и то, что мы покажем не каноническую версию Мариуса Петипа, а спектакль в редакции выдающегося, но несправедливо недооцененного у нас в стране советского балетмейстера Владимира Павловича Бурмейстера. Он поставил его специально для Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. И спектакль за пределами этой сцены еще никогда нигде не ставили. Его не коснулась цензура. Лично я люблю его до мурашек! В Москве после финального, третьего, акта многие зрители уходят в слезах. Но при этом у нас свои, авторские, очень необычные декорации (две задние колонны-башни будут передвигаться по ходу спектакля), костюмы, сценография, так что это наш эксклюзив. Очень приятно, что на премьеру приедет дочь Владимира Павловича.


– Чьей инициативой было дать волю эксперименту? Ведь на фестивале покажут и работы начинающих балетмейстеров театра – артистки балета Юлии Гайворонской и педагога-репетитора Елены Лыткиной.

– Я предложил всем ребятам: мол, есть возможность поставить на большой сцене маленький, на 15 минут, балет – хотите? Двое откликнулись. Правда, Лену Лыткину, по совместительству мою супругу, я еще и настоятельно попросил (улыбается). В итоге Юлия поставила балет «Наваждение», а Лена – «Такое разное танго». Они очень старались, использовали каждую минутку, когда артисты не заняты в подготовке основных постановок, репетировали с ними. Целиком эти работы я специально не смотрел. Хочу увидеть их в день премьеры, как зритель, чтобы испытать всю гамму эмоций.

В роддом на костылях

– Вы много лет были очень успешным танцовщиком, исполняли ведущие партии. Но карьера оборвалась в один миг... Признаетесь, что ни капли не жалеете. Разве это возможно?

– Мою карьеру танцовщика завершил один прыжок, когда я в лоскуты порвал правое колено. Случилось это на премьере «Корсара» в Новосибирском театре оперы и балета, уже почти в самом конце акта. Сначала – дикая боль. Потом, делая вращение, понял, что правую ногу не чувствую. Докрутил, вышел за кулисы и упал. Меня отвезли в травмпункт. Кстати, самым тяжелым стало то, что травмировался я за 20 дней до рождения ребенка. Мы с женой тогда были забавной парочкой, над нами все по-доброму посмеивались. После операции я ходил на костылях, носил поверх больной ноги тутор – специальную медицинскую конструкцию. А жена была на сносях. Но в роддом к ней все равно поехал – на этих костылях и на обезболивающих. Самое поразительное: в прошлом году решил все-таки попробовать станцевать в «Баядерке» (прошлогодней премьере ростовского Музтеатра. – Прим. ред.). Долго тренировался, разработал правую ногу – и порвал колено на левой. Я не жалею. Честно. Считаю, что это судьба. Я уже все сказал как танцовщик и сейчас получаю невероятное наслаждение, занимаясь творчеством, постановками, работая бок о бок с выдающимися мастерами.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Шутки про водку и непривычная открытость: как донские студентки покоряют заграничные вузы

Три ростовчанки получили социальную поддержку от «Сколково» на получение высшего образования за рубежом

Ростов-на-Дону, 8 октября 2019. DON24.RU. Трое студентов из Ростова-на-Дону, поступившие в зарубежные вузы, получили социальную поддержку от московской школы управления «Сколково». В рамках программы «Глобальное образование» три ростовчанки – Мария Сенинец, а также Валентина и Юлия Тамбовцевы – стали обладательницами гранта на обучение за границей при условии, что, получив диплом, они не меньше трех лет проработают по полученной специальности в России. Корреспондент информационного агентства «ДОН 24» побеседовала с девушками и узнала, как приняли их далекие страны, как протекает их учеба и какие планы они строят на ближайшее будущее.

Опа-опа, Америка-Европа

Сестры Юлия и Валентина Тамбовцевы учились в Донском государственном техническом университете. По их словам, о возможности получить грант на высшее образование за границей они узнали на одной из международных выставок, проходивших в Ростове в 2016 году. И воспользоваться ею они решили сразу.

«Нам оставалось поступить в зарубежный вуз и пройти отбор среди возможных участников, заполнив анкету на сайте и предоставив документ о поступлении. Для этого не требовалось сдачи дополнительных экзаменов или написания научных статей», – рассказали девушки, уточнив, что наличие опыта работы и опубликованных статей все же были при отборе преимуществом.

Сейчас сестры проходят обучение по направлению «Инженерные кадры» в Техасском университете в Остине, США.

Мария Сенинец же получила степень магистра в ДГТУ и совмещала преподавание на кафедре «Мировые языки и культуры» там и в Центре международного обучения и тюнинга. Во время учебы в магистратуре она изучала испанский как второй иностранный язык, контактировала с испаноязычными партнерами вуза, координировала работу дискуссионного клуба на кафедре, а также занималась переводом текста меморандума о российско-испанском сотрудничестве, подписанного в целях распространения в России изучения испанского языка.

Поняв, что этот язык стал занимать все большее место в ее жизни, она решила, что хочет познакомиться с образовательной системой Испании изнутри.

«Вопрос страны обучения был для меня предопределен. Что касается университета, то тут тоже у меня не было сомнений. Как только в списке программы появился Автономный университет Мадрида, я сразу начала поиски научного руководителя. Это очень престижный университет в Испании. Кроме того, Мадрид – это столица Испании, административный, культурный, политический и географический центр», – поделилась ростовчанка.

С 2016 года Мария проходит обучение по направлению «Педагогические кадры».

Приветливые американцы и открытые испанцы

Рассказывая о том, как проходил процесс вливания в студенческое сообщество других стран, все три девушки признались, что проблем у них с этим не было. И в США, и в Испании к гостям из России отнеслись дружелюбно.

«США – страна удивительного культурного и национального разнообразия, поэтому здесь не принято судить человека по тому, где он родился или откуда приехал. Поначалу было сложно приспособиться к необыкновенной приветливости и открытости американцев, но это сложно назвать дискомфортом. Скорее наоборот, возможностью научиться у них дружелюбию и уважительному отношению к окружающим. За два года, проведенных в Америке, мы ни разу не столкнулись с отрицательным к нам отношением из-за того, что мы из России», – признаются Валентина и Юлия.

Мария, в свою очередь, призналась, что с испанцами ей приходится сложновато, но всему виной разнообразный и быстрый испанский язык.

«До поступления у меня был сдан международный экзамен DELE по испанскому на уровень В2. Потом, уже в Мадриде, я прошла обучение в официальной школе языков на уровне С1 и сдала соответствующий экзамен. Официальные школы языков в Испании – это государственные учреждения, дипломы которых ценятся выше, чем международный экзамен DELE. Но тем не менее когда, например, мы в университете идем на обед, я все еще не могу полноценно участвовать в беседе. Если в ней принимают участие несколько человек из разных регионов Испании, а также из стран Латинской Америки, я просто не успеваю обрабатывать информацию и выдавать реакцию, так как они очень быстро говорят, все с разными акцентами, и не ждут паузы, чтобы вставить свой комментарий, постоянно перебивают. Это не считается грубым, но только в неформальной обстановке», – рассказывает девушка.

Она добавила, что в менталитете испанцев также есть некоторые вещи, к которым ей было сложно привыкнуть.

«Испанцы любят задавать очень личные вопросы малознакомым людям, чем иногда ставят меня в ступор. Вообще, многое, что в России считается дурным тоном, здесь норма. В университете, например, между студентами и преподавателями нет никакой субординации. Да, скажете демократия, но я знаю, какие неудобства это доставляет преподавателям. При этом преподаватели могут прийти в университет в спортивном костюме или в шортах. У нас так не принято», – отмечает Мария, подчеркивая, что большинство испанцев – очень открытые и дружелюбные люди.

Впрочем, стереотипы о русских все же бытуют и в той стране, и в другой.

«Самые распространенные стереотипы – это то, что в России круглый год зима и медведи по улицам ходят!» – смеются Юлия и Валентина.

Испанцы же в этом отношении оказались оригинальнее, хотя и не намного:

«Часто приходится слышать шутки про шпионаж. А еще классический вопрос: «Как ты там живешь в этом холоде?» И когда я говорю, что в Ростове летом +40, это вызывает недоумение. Я помню, на одном семинаре со студентами магистратуры зашел разговор о России, и один студент сказал, что он про Россию знает только три слова: водка, холод, коммунизм. Да, медведи с балалайками уже не в моде», – заметила Мария.

По ее мнению, на формирование подобных стереотипов во многом влияют местные СМИ.

«В Испанию доходят только самые странные новости. Например, что в Сибири люди отравились шампунем (когда был случай с настойкой боярышника) или что гражданку Испании приговорили к пяти годам тюрьмы, за то, что она украла в аэропорту Пулково всего лишь губную помаду. В то время как она была задержана до выяснения обстоятельств кражи косметички с украшениями на достаточно крупную сумму, которую она, к тому же, украла прямо под камерой видеонаблюдения. Много мемов про Россию появляется в социальных сетях при любом удобном случае. Из последних, например, помните парня из УРФУ, который хотел сфотографироваться возле президента? Я впервые узнала о нем от испанских друзей, приславших мне мем-гифку с подписью «Как выиграть путевку в ГУЛАГ», – рассказывает девушка.

Научная семья

Несмотря на то что и американская, и испанская система образования кардинально отличаются от российской, все три девушки отзываются об учебном процессе крайне положительно.

«Поначалу было очень сложно приспособиться к учебному процессу, но со временем стали четко видны его преимущества. Архитектурная школа Техасского университета является одной из лучших в США и дает возможность студентам без получения степени бакалавра архитектуры получить степень магистра архитектуры, что невозможно сделать в России. Нам открыт доступ к многочисленным инновационным технологиям, таким как 3D-принтеры, лазерные установки, деревообрабатывающие станки и дроны, что позволяет воплощать самые креативные идеи в жизнь. Каждый из преподавателей Архитектурной школы имеет стаж работы в лучших архитектурных фирмах Америки, а также в самых престижных университетах, благодаря чему возможен баланс между теоретическим материалом и практическими навыками», – делятся сестры Тамбовцевы.

Мария Сенинец тоже признается, что учеба в аспирантуре не дается легко, и дело тут в ее специфике – аспирантам предоставляется практически полная автономия. То есть у них нет общей для всех образовательной программы.

«В первый семестр аспирант совместно с научным руководителем разрабатывает план проведения диссертационного исследования, который утверждается координационным советом программы. У каждого аспиранта он свой, индивидуальный, и со многими, кто обучается по этой же программе, я просто не знакома. Основными попутчиками на моем пути стали участники исследовательской группы по наднациональной образовательной политике GIPES. Это уникальное междисциплинарное сообщество педагогов, исследователей, аспирантов и студентов, объединенных общими темами исследований. А еще это мощный источник информации по узкой тематике. В рамках группы проводятся различные образовательные мероприятия, проекты, пишутся совместные научные работы и так далее. Именно участники исследовательской группы стали моими вдохновителями, единомышленниками и друзьями, которые всегда готовы подсказать и помочь. Это моя научная семья», – признается Мария.

А потом – назад в Россию, знания применять

Несмотря на то что до завершения обучения еще далеко – сестры Тамбовцевы окончат магистратуру в 2020 году, а Мария Сенинец защитит диссертацию в 2021 году, – девушки уже задумываются о том, что будут делать по возвращении в Россию.

Мария отмечает, что защита диссертации – это только начало научной жизни исследователя. Она планирует разместить публикации результатов своей работы в различных научных изданиях – на испанском, русском и английском языках. А затем – вернуться в Ростов, где она надеется принести пользу.

«В программе помимо списка зарубежных университетов для обучения есть список рекомендованных работодателей. Мой родной ДГТУ входит в этот список. Мне хотелось бы работать на развитие отношений с Испанией и испаноговорящими странами, в том числе с целью проведения педагогических сравнительных исследований. Я думаю, такой обмен опытом, идеями и результатами исследований был бы очень полезен», – считает девушка.

Она подчеркивает, что в России ученые ориентируются на англо-американский опыт, в то время как, на ее взгляд, в Испании и Латинской Америке есть сильные научные школы, которые мало известны российской академической общественности:

«Российские научные школы тоже малоизвестны в испаноговорящем мире. При этом труды российских педагогов прошлого (Толстого, Макаренко, Выготского) очень ценятся там. Установление диалога между испаноговорящими и русскоговорящими педагогами-исследователями я вижу как свою профессиональную миссию в долгосрочной перспективе».

Юлия и Валентина, в свою очередь, рассчитывают получить достойную работу в одной из архитектурных фирм Ростова, с которой сотрудничает программа «Глобальное образование». Однако, на их взгляд, сегодня список подходящих работодателей невелик, и они надеются, что за год он расширится.

«Несмотря на то что Ростов является нашим приоритетным местом поиска будущей работы, мы открыты всем возможностям и будем рассматривать также и другие города, так как уверены, что навыки, полученные в США, будут востребованы во многих архитектурных фирмах по всей России», – добавляют девушки.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии