Граница на замке: как живут ростовчане, оставшиеся в других странах после закрытия границ

Граница на замке: как живут ростовчане, оставшиеся в других странах после закрытия границ
Фото: Фото из личного архива Алины Павловой. ©

Ростовская область, 5 апреля 2020. DON24.RU. После того как эпидемия новой коронавирусной инфекции вырвалась за пределы Китая, многие страны решили сдержать масштабы бедствия, закрыв границы и прекратив с соседями по планете всякое транспортное сообщение. В результате не успевшие покинуть чужбину туристы лишились возможности добраться домой. Как им живется там, выяснил корреспондент «ФМ-на Дону».

Непал

Фото из личного архива Елены Таранцевой

Елена Таранцева – инструктор по горному туризму. Непал, где находится высочайшая вершина планеты, гора Эверест, – одно из ее направлений. Сейчас она находится в Непале, но не с группой, а со своей семьей: папой и пятилетним сыном. 12 марта они приехали туда на отдых, а через два дня власти страны сообщили, что приостанавливают выдачу туристических виз из-за коронавируса и отменяют все экспедиции альпинистов.

Так же как еще 140 русских, не считая других иностранцев, Елена не может покинуть страну. С 27 марта Россия прервала международное авиасообщение. Таких как Елена сейчас в мире 35 000.

Елена рассказывает, что они выехали в Непал в ночь с 11 на 12 марта. Пандемию объявили 11 марта, но среагировать она не успела. К тому же следила она только за Китаем, а там болезнь шла на спад. Сначала они отправились в Покхару – это популярный у туристов город. А потом их экстренно и с большим трудом вывезли в Катманду. Оттуда должна была начаться эвакуация русских туристов специальным рейсом.

«По дате этого рейса пока никакой информации у них нет, и они нам сказали просто сидеть и ждать, что мы и делаем. Всего в Непале около 140 русских туристов. Не так уж и много. По Непалу такая информация: здесь на данный момент официально пять человек заразившихся, один выздоровел. Первого заразившегося выявили еще в январе. Когда у них появился второй зараженный (это было 22-го числа), они на следующий день объявили жесткий карантин. По этому карантину перекрыты все дороги и запрещены все переезды по стране. Все сидят по домам, и выходить можно только за продуктами либо в аптеку. Поэтому с нашим переездом из Покхары тоже были проблемы: посольство выбивало два дня разрешение на автобус. Все-таки они его выбили, и вот порядка 40 человек вывезли из Покхары в Катманду. Но по дороге была куча блокпостов и все время проверяли у автобуса это разрешение», – рассказала Елена.

Елена в своем Instagram описывает почти каждый день. И она очень забавно, несмотря на сложность их положения, рассказывает, как они ехали на автобусе из Покхары в Катманду, как водитель мчал их на бешеной скорости, а ее маленький сын смотрел в окно и спрашивал, когда они вернутся, чтобы все здесь осмотреть. Сейчас они разместились в гостинице. Им удалось найти недорогой вариант, что очень непросто, потому что почти все гостиницы закрыты. Из туристов тут только те, что застряли.

Фото из личного архива Елены Таранцевой

«В целом мы устроились неплохо, достаточно бюджетно. И условия терпимые для жизни. По питанию есть определенные проблемы, так как в гостинице у нас нет кухни, но у нас горелочка. Наши непальские друзья дали нам что-то вроде примитивной мультиварки, так мы и готовим. Плюс у нас есть кипятильник. Магазины открываются утром на полтора часа, где-то с семи до полдевятого. После, если ты выходишь на улицу, вообще ни одной живой души, ни одной открытой лавки. Я это даже не сразу поняла. В первый день я вышла и вообще не могла ничего найти, кроме одной лавочки, – кроме хлеба, ничего не было. Потом мне подсказали, что нужно выходить рано утром, я сегодня пошла и накупила много разных продуктов: и овощи, и фрукты, и крупы, и даже курицу и сыр. В общем, хорошо затарилась. На туристов местные нормально реагируют. Полицейские патрулируют улицы. Говорят, что непальцев они гоняют, а туристов не трогают. Видят: человек с рюкзачком – значит, это турист идет на поиски пропитания. Меня ни разу не останавливали. Но в целом улицы пустые. Мы снимаем в маленьком отельчике номер за $ 8. Этот отель полностью забит туристами, потому что он бюджетный. Честно говоря, за $ 8 раньше я никогда не жила, только за $ 15-20. Здесь сейчас очень много русских, сарафанное радио сработало. При отельчике работает их кафешка. Многие, наверное, в ней питаются – цены здесь демократичные. Напротив есть хостел, где люди живут на двухъярусных кроватях. Там тоже русские и нерусские, и там тоже есть кафешка, где люди кушают. Для меня самое сложное то, что мы заперты в ограниченном пространстве. С Васей мы можем ходить гулять только на крышу. Там есть такой небольшой пятачок, где стоят стульчики, хороший вид, свежий воздух, горшки с цветами. Мы там с ним проводим по три-четыре часа. Он может побегать по лестницам и по этой площадке. Организовать ему досуг и движение сложно. Так что мы тут потихонечку сходим с ума».

По словам Елены, посольство России в Непале находится на постоянной связи с туристами. Финансовой помощи им ждать не приходится, хоть они и обговаривают, что если совсем безнадежный случай с жильем и пропитанием, то могут чем-то поспособствовать. Еще обещают медпомощь. Елена Таранцева обратила внимание на то, что местные не пытаются заработать на туристах, чего многие боялись. Автобус, который доставил их из Покхары в Катманду, не стал взвинчивать цену и вообще не заработал на них.

«В целом, как только все это началось, посольство вело себя очень активно. Они собирали списки, данные, звонили несколько раз спрашивали: как дела, где находитесь, нужна ли помощь? Правда, я не поняла, какую они помощь могут все-таки предложить, но психологическую помощь они точно оказывали. Чувствуется, что они с душой относятся, но просто не в их силах что-то глобально поменять. Они пишут, что прикладывают все силы, чтобы нас отсюда вывезли, но когда нас отсюда вывезут – у них нет информации. Как только она появится, они нам сообщат. Когда мы приехали из Покхары, сказали: «Забронируйте отель на три-четыре дня». Но вот уже четвертые сутки, как мы сидим в Катманду в этом ожидании», – рассказала женщина.

Правительство ввело квоты на вывоз россиян из-за границы. Больше всего россиян в Таиланде (20 000 человек), Индии и Индонезии (по 5000 в каждой из стран). С 31 марта Роспотребнадзор предложил аэропортам ограничить число прибывающих из-за рубежа. В Москву будут пускать не больше 500 человек в сутки, в регионы – еще 200. Но фактически 31 марта привезли около 2000 в Москву и 500 в регионы, которые от Ростова находятся очень далеко. В основном это Сибирь. В любом случае, понятно, что Елена, как и другие туристы, очень волнуется, что эвакуация растянется на месяцы. А еще один момент, который крайне волнует Елену, – это постановление главного санитарного врача России о допмерах по недопущению распространения коронавируса. В частности, всех прилетающих из-за границы должны отправлять на самоизоляцию не домой, а в специальные обсервации.

«Я понимаю, что если сейчас мы не зараженные, потому что вирус в Непале минимальный, то во время перелета и в этом месте, где мы будем отсиживаться, шансы заразиться просто гигантские. Потому что если кто-то из участников этой обсервации даст положительный результат на коронавирус, то всю эту группу отправят в изолятор надолго», – беспокоится Елена.

Приэльбрусье

Фото из личного архива Ольги Назаренко

Курорты закрыты по всему миру, и в России тоже. Все гостиницы, санатории, дома отдыха не работают – никто не принимает туристов. Кроме того, если в Непале закрыт Эверест, то у нас закрыт Эльбрус и другие вершины Кавказа. Вернулись домой туристы, сошли с маршрутов. В их числе – Ольга Назаренко, инструктор по горному туризму, директор лагеря Адыл-Су. Управление альпинистских лагерей свернуло свою деятельность в Приэльбрусье две недели назад, еще до того, как по всей стране стали закрываться спортивные лагеря.

«Организованных туристов там точно не осталось. Может, те, кому есть где жить, там затаились и потихонечку сами ходят. Но, на сколько я знаю, в Кабардино-Балкарии тоже ввели режим самоизоляции. Мы звонили в наш лагерь, там пока только сторож и работники, которые там постоянно живут. Людей было немного, но отделение одно было, мы отработали, и ребята у нас были из Молдавии, они успели вернуться на родину, улетели буквально на последнем самолете. Все разъехались, и ждем, какие будут известия», – рассказала Ольга.

По ее словам, туристы начали прислушаться к новостям о мировой эпидемии 2–3 недели назад.

«Мы уехали оттуда 24 марта. Приехали домой и теперь усиленно следим за новостями, но, к сожалению, ничего хорошего нет, все закрыто, никто никуда не едет. Вернулись раньше, так как решили, что лучше переждать в семьях такие непонятные дела. Наверное, были готовы к таким осложнениям», – признается женщина.

Она отметила, что в горах с ними была группа из Молдавии, и сейчас они держат друг с другом связь. Но, так как в Молдавию коронавирус пришел уже достаточно давно, Ольга по возвращении домой решила самоизолироваться, хоть и не была за границей:

«Я к этому очень серьезно подхожу, у меня внук здесь, дети, мама в зоне риска, 75 лет. На всякий случай. Посидела, выдержала, сейчас общаюсь. Сейчас работаем виртуально. Все сейчас учатся вязать узлы, занимаются физической самоподготовкой, отжимаются, подтягиваются, бегать сейчас не особо получается. У кого лес за забором, те бегают, а кто в городе – нет: парки закрыли. Я тоже уже не бегаю».

Ольга беспокоится, что из-за пандемии горный туризм ощутимо пострадает:

«Уже страдает, потому что сезон начинается в середине апреля, с апрелем, понятно, уже не получится. Но надеемся, что хоть не с 1 июня, а с 1 мая нам разрешат заниматься».

Канада

Фото из личного архива Евгении Шин

Евгения Шин пару лет назад перебралась с семьей в Канаду. Там, по данным Университета Джонса Хопкинса, который собирает информацию по всем странам, 11 000 заболевших. Это почти в три раза больше, чем в России. Как и у нас, там все закрыто и все сидят по домам.

«Мы живем в провинции Нью-Брансуик в Канаде. Здесь на сегодняшний день зарегистрировано 70 случаев. 15 марта был объявлен карантин в нашей провинции. Государство поддерживает граждан-резидентов, осуществляются меры рабочей страховки для тех, кто потерял работу, дополнительная помощь в виде детских выплат, разовых и регулярных. Такие социальные организации, как церковь, например, проводят онлайн службы. Йога-студии не работают офлайн, но выдают онлайн бесплатные занятия в соцсетях. Волонтеры помогают пенсионерам и медицинским работникам. Рестораны не работают, но доставляют еду бесплатно. Сейчас все организации закрыты, кроме супермаркетов, банков, почты, аптек. Все стараются соблюсти социальную дистанцию, все понимают, насколько важно именно сейчас «сгладить кривую» и уменьшить пик массового заболевания, чтобы дать возможность медицинским службам оказать квалифицированную помощь», – поделилась Евгения.

Япония

Фото из личного архива Алисы Павловой

В Японии пока не объявили карантин, но на входах в супермаркеты уже стоят санитайзеры. Появились фото, что работники каждые полчаса дезинфицируют все корзины и полки. Продукты можно или заказывать на дом, или покупать самим. Что интересно, работают не только ТЦ, но и рестораны, караоке и даже общественные бани. Об этом нам рассказали Алина Павлова и ее муж Илья Хрыкин, которые по работе сейчас находятся в Японии.

«Несмотря на то что в Японии официально такое же количество зараженных, как и в России (а некоторые говорят, что гораздо больше), жесткого карантина здесь нет. Работодатели просят по возможности всех оставаться дома. Так – никакой паники, продукты есть, люди точно так же ходят в рестораны. На улицах народу меньше, потому что туристов стало гораздо меньше», – рассказал Илья.

Алина же обратила внимание на то, что какое-то время в магазинах были перебои с поставками товаров, но они уже преодолены.

Фото из личного архива Алины Павловой

«Туалетная бумага вернулась на полки. Концерты и футбольные матчи отменили с февраля, еще неделю назад народ сидел в парках под цветущей сакурой, никто не беспокоился, а на этой неделе, все меньше выходят на улицу», – поделилась она.

Мальта

Фото: tonkosti.ru

Больше всего заболевших коронавирусом сейчас в США – 243 000 человек. На втором месте Италия – 115 000. Кроме того, там погибло очень много людей. Считается, что в Италии велик процент населения преклонного возраста, а именно для них этот вирус опаснее всего. В непосредственной близости к Италии находится остров Мальта. Там сейчас живет и работает волонтером бывший корреспондент радио «ФМ-на Дону» Кристина Олешко.

«На Мальте обстановка более-менее спокойная, несмотря на то что мы находимся рядом с очагом и как бы считаемся тоже чем-то вроде очага коронавируса. Закрыт аэропорт с 21 марта, его обещают открыть с 10 апреля, но это не 100%. Дети в школу не ходят, родители тоже работают из дома, школы будут закрыты до конца июня, выходить на улицы можно, у нас относительно немного заболевших, на Мальте, в принципе, не так уж много человек, менее 200 случаев у нас. Каждый день информация обновляется, людей держат в курсе, все знают, что по главному телеканалу в полдень выступает министр здравоохранения», – сообщила Кристина.

По ее словам, большинство общественных мест на острове закрыты – остались только продуктовые магазины, где на входе всем покупателям измеряют температуру.

«Медсестра измерит температуру, спросит, путешествовал ли ты, намажет тебя санитайзером и, если все в порядке, наклеит на тебя стикер и впустит внутрь. У нас можно выходить на улицу, но запрещено собираться компаниями больше трех человек, правда, я не видела полицейских, которые бы это контролировали. Столица Мальты Валлетта и Мдина – главные туристические города – абсолютно пустынны. Это даже жутковато. Я была в Валетте, обычно там надо кричать, чтобы тебя услышали, потому что там постоянно звучит музыка из баров, из ресторанов, ты в толпе людей всегда, с утра до ночи, а сейчас это просто город призраков. Мальтийцы переживают и стараются выполнять все требования и даже более того. Правительство сказало, что маски носить не обязательно тем, кто не болеет, потому что, если ты не болен коронавирусом, тебя эта маска никак не спасет, но они все равно все ходят в масках, в перчатках, перчатки постоянно мажут санитайзером, санитайзер чуть ли не пьют и сидят по домам», –поделилась экс-корреспондент «ФМ-на Дону».

Она отметила, что сейчас на Мальте новые случаи заражения появляются все реже.

«Если сначала выявляли по 20–30 случаев в день, то сейчас 5–6. Всегда можно позвонить на горячую линию, и к тебе приедет человек в пакете, и он тебя обследует со всех сторон, и в течение 36 часов ты получишь результаты теста», – подчеркнула Кристина.

Комментировать

Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Сними дом с якоря: на Дону могут построить хаусботы

Сними дом с якоря: на Дону могут построить хаусботы

Ростовская область, 25 февраля 2021. DON24.RU. В России могут появиться плавучие поселки. Премьер-министр Михаил Мишустин поручил представить идеи по использованию самоходных домов на воде. Свои предложения должны внести Минприроды, Минстрой, МЧС, Росприроднадзор и Росреестр. Газета «Молот» выяснила, будет ли пользоваться спросом такое экзотическое жилье на Дону и как быть с бытовыми отходами.

Хаусбот на набережной

Самоходные дома на воде называются хаусботами. Это аналог яхты, но более приспособленный для постоянного проживания. Он может быть «припаркован» в специальных гаванях для маломерных судов в черте города, а по мере необходимости может использоваться для выезда и проживания на водоемах за городом. Содержание такого жилья может обходиться в 30–40 тысяч рублей в месяц.

«Во всем мире хаусботы не массовое жилье. Думаю, если разрешат разместить такие дома на набережной Ростова-на-Дону, за ними выстроится очередь, – считает генеральный директор агентства недвижимости Евгений Сосницкий. – Многие люди хотят жить на воде, и хаусботы будут востребованы, тем более что 30–40 тысяч рублей не такая уж большая сумма. Причем спросом будут пользоваться не дешевые азиатские варианты, а дорогие европейские. Что касается согласований, то, вы думаете, их требуется меньше, чтобы построить дом на земле? У нас в любой сфере полно согласований, и того, кто хочет жить на воде и может себе это позволить, это не остановит. Это как раз не проблема».

Мандарин в воде – получите штраф!

«Даже на обывательском уровне понятно, что любое строение, плавучее в том числе, будет усиливать антропогенный фактор влияния на водные экосистемы. Пищевые отходы, бытовой мусор, вода, загрязненная бытовой химией, – куда все это девать? Человек, обитающий посередине озера, вряд ли будет вывозить мусор – с большой долей вероятности он будет выбрасывать его в озеро. Это повышает риск загрязнения водных объектов, – высказывает мнение региональный координатор федерального проекта «Экодвор» Дарья Карманова. – Чтобы хаусбот вписался в водные экосистемы, нужно огромное количество норм, регламентов, а также технологических решений. Мне кажется, такие плавучие домики будут более интересны в туризме, и размещать их лучше в водоемах, удаленных от крупных населенных пунктов и поэтому относительно чистых».

Заместитель директора заповедника «Ростовский» Александр Липкович не раз путешествовал по Дону на плоту, оборудованном с комфортом, и знает прелести жизни на воде не понаслышке.

«Есть мировая практика содержания хаусботов, все это контролируется, отходы вывозятся. Другое дело, что домик на воде менее надежен. Это нечто другое, нежели привычный для нас дом на земле», – говорит Липкович.

Капитан танкера с 35-летним стажем Владимир Семенов прогнозирует, что содержание таких домов может быть очень дорогим именно из-за требований к сбросу отходов. Капитан приводит аналогии с судами и буровыми платформами в Каспии, Северном море или Мексиканском заливе.

«Там строжайший запрет на выброс отходов в воду. Или переработка, или сброс на специальные суда-сборщики. На Дону есть целая флотилия специальных судов по сбору отходов, льяльных (нефтесодержащих вод в машинном отделении судов. – Прим. ред.) и хозфекальных вод с проходящего водного транспорта. Это уже давно работает. Из пищевых отходов можно сбрасывать только перемолотые или рыбьи кости. А вот за сброшенную кожуру мандаринов где-нибудь в гавани Гамбурга можно получить солидный штраф. Даже в дождь вода с палубы не должна уходить за борт, она собирается в специальный танк, так называемый slop tank», – подчеркивает Владимир Семенов.

Куда девать «темные» воды?

По мнению уполномоченного по защите прав предпринимателей в Ростовской области и яхтсмена Олега Дерезы, самоходные дома на воде добавили бы привлекательности донскому туризму, но при условии жесткого контроля за соблюдением норм и правил. Кроме того, необходима инфраструктура: заправки, причалы, специальные заборные устройства для слива «темных» вод.

«Приведу аналогию с дорогами, на которые все время жалуются россияне. Почему они разбиты? В частности, потому что транспорт едет перегруженным, хотя существуют четкие правила. Но они не работают, а вот если бы штрафные санкции были неизбежны, перегруз отсутствовал бы. Так и с плавучими домами. Нужен 100-процентный контроль, и мы не получим загрязнения водоемов. Другой вопрос – куда причалить хаусботу в наших донских водах? Водное путешествие в станицу Старочеркасскую само по себе замечательно, но там нет причала, имеется только старый дебаркадер, где возможна лишь «дикая» швартовка. Но 10 яхт там не встанут. Кроме того, проблема с заправками – их просто нет. Обычно добыча топлива выглядит так: катер или яхта причаливает у населенного пункта, берется канистра, и до ближайшей заправки члены экипажа добираются на такси. Отсутствуют и заборные устройства для слива «темных» вод, а раз их нет, все сбрасывается в воду», – комментирует нынешнее положение вещей Олег Дереза.

История вопроса

О том, что на Пестовском, Химкинском и Клязьминском водохранилищах в Московской области появится сеть плавучих поселков и отелей, Канал имени Москвы сообщил в 2018 году. Уточнялось, что поселки будут включать 15–30 хаусботов, общая их площадь займет около 1 га водной поверхности и от 0,5 га земельного участка на берегу для парковки и прочей инфраструктуры. В июле 2019 года в Москве спустили на воду разработанный российскими и датскими инженерами хаусбот. Стоимость такого дома составляет 18–24 млн рублей.

Созданием домов займется российско-датская компания Houseboat. В марте 2019 года генеральный директор компании Екатерина Карсакова говорила агентству «Москва», что проект плавучего поселка на Химкинском водохранилище проходит финальную стадию согласования. Всего в ближайшие годы в акватории трех водохранилищ рассчитывают организовать пять подобных плавучих поселков.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии