Черешневый сад, любовь, долгожданный сын: как живут дончане с пересаженными сердцем и почкой

Черешневый сад, любовь, долгожданный сын: как живут дончане с пересаженными сердцем и почкой
Фото: Фото из архива героини публикации , Александра стала первой жительницей Дона, которой после пересадки почки удалось стать мамой. Малыша назвали Марком ©

Ростовская область, 16 июня 2023. DON24.RU. Первую в донском регионе операцию по пересадке сердца провели в ночь с 25 на 26 ноября 2017 года в кардиохирургическом центре Ростовской областной клинической больницы (РОКБ). Это событие стало эпохальным, и «пациент № 1» Рудик Кешишян из хутора Атамано-Власовка Родионово-Несветайского района будет памятен донским докторам, участвовавшим в трансплантации, всегда. А в октябре 2022-го в том, что касается такого сложнейшего направления, как трансплантология, в Ростовской области была взята еще одна высота: впервые в истории донской медицины у женщины с пересаженной почкой появился на свет малыш. В преддверии Дня медработника, который в этом году отмечается 18 июня, корреспондент газеты «Молот» разыскала бывших пациентов, истории болезни которых – важный рубеж для здравоохранения региона, их полноценная жизнь стала плодом усилий и профессионализма донских врачей.

С верой в чудо

С батайчанкой Александрой Прихно мы разговариваем под агуканье и старательное, сосредоточенное покряхтывание восьмимесячного крепыша Марка, пытающегося перевернуть неваляшку в детском манеже.

Новый поворот

Сейчас ей 29 лет. Болезнь навалилась на нее в 2018-м неблагозвучным словом «гломерулонефрит», речь шла о внезапном тяжелом аутоиммунном воспалительном заболевании обеих почек, болезнь быстро прогрессировала.

– Мне тогда еще не было 25. Летом поднялась температура, потом скакнуло давление, меня направили к нефрологу. Обследования, анализы, больница... А к концу года я уже была на гемодиализе. За четыре месяца я превратилась из абсолютно здорового человека в инвалида первой группы, – вспоминает Александра.

Что именно запустило болезнь, доподлинно не скажет никто. Возможно, сказалась и трагедия: за год до того Александра похоронила маму. Заболев, батайчанка не опускала рук, не расставалась с профессией. В руководстве фирмы, где молодая женщина трудилась помощником менеджера по продажам, не отмахнулись от ее беды, не оставили с ней один на один.

– У меня был бесподобный начальник. Привез мне в больницу ноутбук, сказал: «Чтобы дурные мысли в голову не лезли, сиди и работай. А я тебе буду платить полную зарплату». И я трудилась в щадящем режиме. На самом деле мой совет всем, увы, болеющим людям: если здоровье хоть как-то позволяет, работайте. Иначе от мыслей о том, почему все это случилось именно с вами, можно просто сойти с ума, – говорит батайчанка.

Идти на трансплантацию она решила сразу после выписки из больницы. И отправилась в РОКБ к авторитетному донскому нефрологу Ирине Нестеренко, которая и стала по сути ее ангелом-хранителем, сопровождающим с тех пор на всех жизненных этапах.

Внезапный кульбит

А однажды жизнь, как монетка, повернулась другой стороной. Большое чувство пришло нежданно: с будущим мужем девушка познакомилась на сайте знакомств, лежа на гемодиализе.

– Предыдущие мои отношения оборвались, когда я разболелась. Человек так и сказал мне: «Больные люди никому не нужны». Поэтому ни на какие отношения я в тот момент не замахивалась. Моя самооценка была ниже плинтуса. Думала просто пообщаться, время скоротать, – делится Александра.

Однако через четыре месяца Константин предложил ей руку и сердце. И они поженились. А вскоре Александре пересадили почку в РОКБ.

– В первый раз операция сорвалась. Я тряслась, от нервов даже поднялась температура. Но и во второй раз очень боялась. Новая почка появилась у меня 15 июля 2020 года. Я бесконечно благодарна нашим ростовским врачам, сейчас разница по сравнению с тем состоянием, которое было до трансплантации, огромна. В главном моя жизнь мало чем отличается от той, которую ведут здоровые люди, – рассказывает Александра.

И ожила робкая надежда стать мамой. Помочь наблюдать беременность женщины с пересаженной единственной почкой взялась Ирина Кандидова, нефролог московского НИИ скорой помощи им. Склифосовского.

– В нашей областной больнице доктора тоже за малым на руках меня не носили, отслеживали каждый нюанс, каждую мелочь. Конечно, такое отношение покоряет, – говорит батайчанка.

Новая жизнь не далась легко: во время беременности Александра перенесла ротавирус, ковид, а наградой стал абсолютно здоровый малыш, его назвали Марком.

Рождение Марка стало счастьем для всей семьи. Фото: Виктория Головко

Кстати

И Александре, и ее мужу поначалу казалось, что у них появится на свет девочка. Ей даже придумали красивое имя – Есения. Загадывать сложно, но окончательно от мечты когда-нибудь забрать из роддома Есению супруги не отказались. Тем более что, как объясняет Александра, во время беременности пересаженная почка справилась со всеми задачами, проблем с этим органом не возникло.

Факт

В Ростовской области две первые операции по трансплантации почки провели в Южном окружном медцентре, однако потом эту работу сконцентрировали в РОКБ. Там в течение двух лет подготовили десятки специалистов, дооснастили больницу необходимым высокотехнологичным оборудованием. В 2015-м провели первую родственную пересадку печени. Сейчас за плечами ростовских медиков уже больше 400 операций по трансплантации органов и тканей – почек, в том числе в комплексе с поджелудочной железой, сердца, печени, а также роговицы глаза. Планируется, что к концу 2023 года общее количество таких сложнейших хирургических вмешательств достигнет почти 500. Сейчас на Дону доступны все основные виды пересадки органов. Налажено амбулаторное наблюдение людей, включенных в лист ожидания трансплантации.

Под первым номером

Чтобы трансплантировать Рудику Кешишяну донорское сердце, в кардиохирургическом центре РОКБ в 2017-м задействовали больше 30 специалистов, операция шла почти пять часов.

Рудик Кешишян стал первым жителем Дона, которому пересадили сердце. Фото из архива героя публикации 

– Откровенно говоря, перед пересадкой я даже испугаться не успел, – улыбается Рудик Кешишян. – Мне позвонили часа в четыре дня, сказали: «Срочно приезжайте, вам сердце нашли». А когда попал в больницу, уже поздно было переживать.

До трансплантации у него было небольшое фермерское хозяйство, разводил овец. После операции передал маленькую ферму в аренду. Тем не менее без дела не сидит, возится по хозяйству, высадил большой сад – около 70 деревьев: яблони, груши, вишни, черешни. Черешню с молоденьких деревьев уже даже удалось попробовать, а в этом году завязь появилась и на яблонях.

Когда выдается подходящий случай, Рудик балует семью и гостей шашлыком и пожаренной на шампурах картошкой. В его аккаунте в соцсети – снимки, сделанные в процессе, когда он «колдует» у мангала или не без радости показывает уже готовое, необыкновенно аппетитное, зарумянившееся мясо.

Много времени уделяет и семье, детям, их у Рудика и его супруги трое: две дочери и сын. Старшей 16 лет, младшей – 10, сыну – 14.

– Я нередко отвожу детей в школу. Ездим на машине и на море, либо погулять по Ростову, я люблю Ростов. Да и вообще, за рулем я хорошо себя чувствую, – делится он.
Здоровье его, конечно, не идеально, однако новое сердце сделало мечту о полноценной жизни былью. А главная беда реципиента первого на Дону донорского «органа № 1» связана не с самочувствием, а с... дорогой. Когда после операции Рудика навестил глава региона Василий Голубев, пациент не растерялся и попросил отремонтировать дорогу до хутора.

– В итоге трассу от райцентра до слободы Барило-Крепинской, где расположена администрация нашего сельского поселения, отремонтировали идеальнейшим образом, я очень благодарен. Однако часть дороги, ведущей к нашему хутору, забыли, – сетует Рудик Кешишян. – А ведь по ней детей возят на автобусе в школу в Барило-Крепинскую. Дорога разбитая, уже просто опасная. Доходит до того, что трудно найти водителя на школьный автобус, люди не хотят рисковать. Мы, жители хутора, умоляем помочь привести эту дорогу в порядок.

От вибриссов до гайваней: «Молот» собрал необычные хобби ростовчан и жителей региона

От вибриссов до гайваней: «Молот» собрал необычные хобби ростовчан и жителей региона
Фото: архив Дмитрия Девятова ©

Ростов-на-Дону, 8 февраля 2024. DON24.RU. В Ростовской области немало людей, выбравших в качестве своего хобби коллекционирование. Разумеется, любой филателист легко объяснит, зачем ему нужна 50-я марка, и каждый нумизмат с гордостью расскажет о великой ценности каждой из его монет. Но коллекционирование подобных предметов – весьма распространенное увлечение. А как насчет более редких вещей, например, кукол в национальных костюмах, чайников, гайваней и макетов русских печей?

Ростовчанка Елена Мещерякова собирает кошачьи и собачьи усы, их научное название – вибриссы.

«И даже не спрашивайте, зачем: ответа я до сих пор не знаю, – призналась она журналисту «Молота». – Хобби не приобретает масштабы, просто иногда я нахожу усы своего дворового кота на полу или на диване, или знакомые и коллеги приносят мне бережно завернутые в салфетки «запчасти» их питомцев. И кстати, они все абсолютно разные! Все это добро я храню в плотном прозрачном пакете. У меня есть усы не только обычных беспородных котиков, но и модных – шотландской короткошерстной, а еще шпица, грейхаунда... Вот только от котов моей любимой породы сфинкс за 15 лет я не добыла ни одного уса: у всех трех сфинксов, что у меня жили, они отсутствовали».

Фото: faktodrom.com

Новочеркасец Дмитрий Девятов собирает макеты русских печей, блиндажей, танков и оружия. Причем собственными руками.

Первая на Дону самодвижущаяся печь, макеты легендарного советского танка Т-34 в натуральную величину, а еще блиндажа, стрелкового оружия времен Великой Отечественной, истребителя Т-16, прозванного в народе «ишачком»… Эти предметы – дело рук жителя Новочеркасска, заместителя атамана станичного казачьего общества «Верхнее» Дмитрия Девятова. Печь-самоходка, на которой можно было еще и прокатиться, произвела в Новочеркасске в минувшие зимние праздники фурор.

«Мастерил печь я примерно неделю, по ночам – с 23:00 до 04:00. Со временем украсил ее котелком, лукошком, лампой керосиновой. Будем на ней кататься на Масленицу», – рассказал Дмитрий.

Для театрального номера он смастерил миниатюрный танк из фанеры, приделал ему колеса.

Фото: Дмитрий Девятов

Но и планов громадье. Мастер надеется изготовить макет корабля-парусника с иллюминаторами, за которыми даже плавали бы виртуальные рыбы. Еще одна мечта – сделать транспорт Бабы-Яги – самодвижущуюся деревянную ступу. Хочет снабдить ее звуками устремляющейся в космос ракеты-носителя...

«А главная цель – погружать земляков в российскую и советскую историю, знакомить с традициями», – отмечает энтузиаст.

В коллекции ростовчанина Игоря Седелкина – десяток чайников и гайваней.

«Сначала мне просто очень понравился китайский чай – с этого все и началось, – рассказал Игорь Седелкин. – Он сильно отличался от привычного, причем каждый новый сорт не похож на другой, при правильном заваривании каждый пролив тоже отличается по вкусу и аромату! Также меня впечатлила эстетическая составляющая китайского чаепития. В общем, посуда была такая, что ее хотелось иметь. Особенно чайники… Поэтому сейчас у меня с десяток чайников (часть – подаренные), к ним я отношу и гайвани. С легкостью могу рассказать, чем фаянсовый отличается от стеклянного, и тем более глиняные один от другого – какой лучше для какого сорта и типа чая. Главное – все же собственно чай и вода. Безусловно, имеет значение и температура, и соотношение количества чая и воды, и время заваривания… Но все же, пусть меня закидают камнями все продающие посуду для китайского чаепития, заварить чай можно и в любой (чистой) стеклянной банке, разница, мягко говоря, будет незначительной. Однозначно не во столько раз, во сколько отличаются цены на аутентичные чайники и пиалы».

Фото: Игорь Седелкин

Одну из крупнейших коллекций солдатиков в донском крае собрал председатель Ростовского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Кожин.

«Интерес к этой коллекции определяется не только самим собранием, но и тем, какую роль она сыграла в истории нашего региона, – говорит Александр Кожин. – Несколько сотен фигурок экспонировались на первой подобной выставке «Стойкий оловянный солдатик», которая прошла в 1986 году в Музее советско-болгарской дружбы в парке «Плевен». Она проходила трижды, и на этой основе сформировался Донской военно-исторический клуб. Он стал предтечей возрождения донского казачества. Участники клуба стали первыми носить казачью форму, они организовывали первые реконструкции и походы. Сейчас в коллекции тысячи фигурок: от римских легионеров до солдат наполеоновских войн и Великой Отечественной. Разумеется, представлена и казачья тема, которая вызывает большой интерес у знатоков военной истории. Коллекция хранится дома и на работе. Специально для нее я заказал стеклянные стеллажи с подсветкой».

Фото: Александр Кожин

Ростовчанка Людмила Симиненко коллекционирует фигурки танцовщиц в национальных костюмах.

«Часть моего детства прошла в Магаданской области, и на всю жизнь запомнилась одежда местных жителей – эвенков и коряков, – рассказала Людмила Симиненко. – Это меховые куртки-парки, сапожки-унты, изящные шапки-авуны с опушкой. Все яркое, богато декорированное лентами, бисером, подвесками. Когда танцевал национальный ансамбль, было очень красиво. У меня была кукла в эвенкийской одежде. Наверное, поэтому, повзрослев, начала собирать куколки в национальных нарядах. Я много путешествовала и везде покупала такие фигурки, которые делают местные умельцы. Армения, Грузия, Абхазия, Украина и Белоруссия, Франция, Шотландия, Италия, Испания... Мой муж, видя такое увлечение, тоже стал дарить мне фигурки по праздникам. Появились негритянка, китаянка, прочая экзотика. Им компанию составили фарфоровые балеринки и девочки-ангелочки. Эта разномастная компания теперь разместилась по полкам и шкафам во всем доме, коллекцию с интересом рассматривают наши гости».

Фото: Людмила Симиненко

Скоро в донской столице начнут экспонировать коллекцию ретровелосипедов ростовчанина Дмитрия Гусева.

«Я их очень долго собирал, но, когда перестал заниматься велопрокатом, в какой-то момент прекратил пополнять коллекцию. 20 велосипедов хранились на складе, который недавно затопило, поэтому я решил, что пора организовать выставку», – рассказал «Молоту» Дмитрий Гусев.

Экспозицию интегрируют в интерьер пространства «А-центр», расположенного на территории бывшей табачной фабрики. С учетом стиля лофт ретровелосипеды разместят на стенах.

Фото: архив Дмитрия Гусева

«Среди интересного в коллекции – «немцы» 1930–1940-х годов. Это велосипеды, найденные после Победы. Есть и модели Diamant, которые поставляли в СССР по репарации в качестве возмещения ущерба, причиненного в ходе Великой Отечественной войны», – уточнил Дмитрий Гусев, отметив, что восстановит данные, чтобы подготовить информационные таблички.