Вам – метротрам: власти Ростова выделяют деньги на новый скоростной рельсовый транспорт

Эксперты говорят, что гибрид подземки и трамвая оптимален для южной столицы

Фото: travel-russia.livejournal.com. ©

Ростов-на-Дону, 19 сентября 2018. DON24.RU. Обсуждаемый много лет проект ростовского метро может приобрести принципиально новую форму. Так называемый метротрам – скоростной рельсовый транспорт, имеющий как подземные, так и наземные элементы, – выглядит наиболее эффективным решением для растущих городов-миллионников в условиях ограниченных финансовых ресурсов. У Ростова для его развития есть достаточная база – существующая трамвайная сеть.

О перспективах метротрама на совещании по транспортному обслуживанию Ростова сообщил заместитель главы администрации города по транспорту и дорожному хозяйству Евгений Лебедев. В ближайшее время из городского бюджета планируется выделить около 50 млн рублей на разработку технико-экономического обоснования проекта новой сети рельсового транспорта, часть которой будет убрана под землю.

В обсуждаемом сегодня проекте Стратегии социально-экономического развития Ростова-на-Дону до 2035 года указано, что общая необходимая протяженность сети метрополитена в городе составляет 75–80 км, также в документе предлагается развитие скоростного трамвая с выделенной полосой движения. Однако можно двигаться и путем совмещения двух этих видов транспорта.

«Расширение трамвайной сети и строительство метро в Ростове, к сожалению, несовместимы идеологически, – считает урбанист Михаил Векленко, руководитель проекта Urbanfactory.ru. – Как две разные системы, они будут вступать друг с другом в конкуренцию. Поэтому метротрам оказывается компромиссной комбинацией двух этих видов транспорта, которые могут быть интегрированы между собой. В ходе общественных слушаний по Стратегии развития Ростова до 2035 года все участники дискуссии, кажется, пришли к общему пониманию, что необходимо сочетание подземных и наземных (причем в большинстве наземных) элементов скоростного рельсового транспорта. Как его назвать – скоростной трамвай, легкое метро, метротрам или иначе – это, по большому счету, детали».

По мнению Векленко, на следующем шаге должно произойти публичное обсуждение маршрутов метротрама:

«Нужно понять, какие участки нового скоростного транспорта должны быть подземными, какие – наземными. На этом этапе представляется продуктивным определить, где будут сделаны новые «проколы» под железнодорожными путями, где строить эстакады, тоннели, а где более уместными будут надземные решения. Также следует подумать об интеграции существующих трамвайных маршрутов в новую систему. Метротрам может выполнять в ней функции магистральных линий, которые полностью или частично обособлены от автомобильного движения и минимально с ним пересекаются. Трамвай же может обслуживать локальные потоки».

Единственным городом России, где в настоящий момент успешно функционирует подобный вид транспорта, является Волгоград. Подземная часть метротрама строилась восемь лет и была открыта в 1984 году, в нее были интегрированы уже существующие трамвайные маршруты. Первая очередь насчитывала 18 станций, включая три подземные. В постсоветский период к ним добавились еще четыре станции, к недавнему футбольному чемпионату мира был обновлен подвижной состав. С главной задачей – обеспечивать связь разных концов одного из самых протяженных городов мира – волгоградский метротрам справляется отлично: основной маршрут преодолевается всего за полчаса.

Достойный внимания зарубежный образец метротрама – система скоростного рельсового транспорта португальского города Порту, на данный момент крупнейшая в своем классе в Евросоюзе. Она интересна тем, что обеспечивает связи между разными частями агломерации Большого Порту, население которого сопоставимо с ростовской агломерацией (около 2 млн человек). Но этот же пример демонстрирует и все сложности подобных проектов: строительство Метро ду Порту обошлось на 140% дороже первоначальной сметы. Однако сеть продолжает расширяться – начиная с 2002 года, действуют уже шесть линий общей протяженностью 67 км, на которых насчитывается 82 станции.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(2) комментариев

Высшая мера: за и против

Ростов-на-Дону, 23 октября 2019. DON24.RU. В России не утихают споры о возможной отмене моратория на смертную казнь. Поводом к возобновлению дискуссии послужила трагедия в Саратове, когда рецидивист убил девятилетнюю девочку.

Третьеклассница Лиза 9 октября ушла из дома в школу и пропала. В поисках ребенка участвовали полицейские, волонтеры и сотни горожан. Тело школьницы нашли в одном из гаражей, в совершенном преступлении сознался 35-летний житель Саратова, показав полицейским, как и почему задушил девочку. По словам убийцы, Лиза грубо ответила на его вопрос, и он решил ее наказать. Как выяснилось позже, у преступника есть непогашенная судимость за изнасилование, разбой и «насильственные действия сексуального характера».

После того как в Сети появилась информация о задержании мужчины, жители Саратова устроили стихийный митинг у гаража, где следователи планировали провести следственный эксперимент. Толпа окружила машину полицейских, где в этот момент находился задержанный, намереваясь устроить самосуд. В итоге на место прибыл дополнительный отряд ОМОНа, который помог оттеснить людей. Для того чтобы довести подозреваемого до отдела в целости и сохранности, правоохранителям пришлось переодеть его в форму полицейского.

На фоне происшедшего в интернете начали собирать подписи под петицией за возвращение высшей меры наказания, а Госдума провела опрос на своей официальной странице в соцсети. На вопрос «Как вы считаете, нужно ли вернуть смертную казнь педофилов и для убийц детей?» более 46 тысяч человек выбрали ответ «да» (80% опрошенных). Ответ «нет» выбрали больше 9000 человек (17%).

«Молот» выяснил у экспертов, возможно ли в нашей стране возвращение смертной казни, какие существуют адекватные альтернативы и насколько правильной будет отмена моратория на высшую меру наказания.

Кандидат медицинских наук, врач-психиатр высшей категории, дочь психиатра, разоблачившего Чикатило, Ольга Бухановская:

– Я категорически против возврата к смертной казни, ведь, пока мы не начнем доказывать вину людей профессионально, без «выбивания» показаний, высшую меру наказания ни в коем случае возвращать нельзя. К сожалению, сейчас немало купленных судебных решений, и пока мы будем жить в нашей реальности со сфабрикованными уголовными делами, доказательствами, купленными экспертизами и свидетельскими показаниями, это невозможно, даже если речь идет о высшей мере с приведением в исполнение с отсрочкой на 10 лет. Сегодня нередко «выбивают» показания, засовывая бутылки и электрические провода людям в прямую кишку, причиняя невыносимые боли и страдания. Поэтому, пока не вернутся на прежний уровень мораль и ответственность за свои поступки, пока студенты (будущие адвокаты и следователи) не начнут учиться на достойном уровне, думать и отвечать за судьбы людей, это недопустимо.

Я могла бы одобрить смертную казнь лишь в одном случае: если она будет наказанием за коррупцию. Предположим, человек украл больше 5 млн рублей, и его вина доказана. Доказали – и расстреляли. Но на сегодняшний день дела по коррупции и растратам – словом, по экономическим преступлениям – у нас тоже не доводят до конца. И среди них тоже немало сфабрикованных.

Настоятель храма Всех Святых, иерей Алексей Кашуба:

– Если говорить о моем личном мнении, то хочу напомнить, что в Ветхом Завете, когда Бог давал закон Моисею, он обозначил наказания за смертные грехи и серьезные проступки. Одним из них была смертная казнь. Например, за доказанное прелюбодейство мужчину и женщину прилюдно забивали камнями, чтобы другим неповадно было повторить этот грех. В Новом Завете смертная казнь не была отменена, однако Иисус и не говорил, что она должна сохраниться. Что касается истории церкви, мы помним, что во время правления византийских императоров (кстати, помазанников божьих), в Киевской Руси при князьях и царях тоже были смертные казни. Таким образом, вопрос отмены моратория на смертную казнь – неоднозначный. Конечно, христиане скажут, что человеку надо дать шанс исправиться, но важно и помнить о нашем несовершенном судебном процессе. Были случаи, что человека осуждали на 10 лет и, когда он отсидел девять, перед ним извинялись и отпускали – а многие люди выходят из тюрьмы духовными инвалидами. В любом случае, я думаю, что в этом вопросе церковь поддержит то решение, к которому придет общество.

Член Совета Федерации от Ростовской области Ирина Рукавишникова:
– Возврат к смертной казни в России, на мой взгляд, невозможен. В настоящий момент установлен мораторий на ее применение. Это одно из демократических общечеловеческих завоеваний, которое необходимо сохранить.

Путь другой. Сегодня в России нет никакого жесткого контроля за лицами, склонными к насилию, убийству и т. д. За реальными или потенциальными рецидивистами. Есть опыт зарубежных стран, когда после первого же совершенного преступления – насилия, убийства, особенно в отношении ребенка, – на отбывшего наказание преступника надевается неснимаемый электронный браслет, позволяющий контролировать все его перемещения и контакты. В некоторых странах для рецидивистов практикуется стерилизация.

Кроме того, в качестве наказания за такие преступления уже после отбытия назначенного срока должен соблюдаться жесткий запрет на занятие определенными видами деятельности, связанными с детьми, например работа учителя, воспитателя, тренера и т. д. Законодательству России нужно идти путем установления жесткого контроля за лицами, входящими в группу «потенциально опасных».

Юрист, член экспертно-консультационного совета Госдумы РФ Николай Кандикудряков-Тигранн:

– На этот вопрос сложно высказаться однозначно. Возможно, и стоило бы вернуть смертную казнь за такие жестокие преступления, как педофилия и терроризм. Но такую меру можно рассматривать только в случае неоспоримых доказательств вины, иначе рано или поздно пострадает невиновный. Например, за преступления маньяка Чикатило успели казнить нескольких невиновных людей. Считаю, что вопрос о возврате высшей меры должен рассматриваться только после совершенствования российской судебной системы.

Напомним, 2 августа 1996 года в Бутырской тюрьме был расстрелян серийный маньяк, садист и педофил Сергей Головкин, жертвами которого стали 11 мальчиков. Это была последняя казнь в нашей стране, с тех пор начался «бескровный» период современной России. Отмена смертной казни была важнейшим условием вступления России в Совет Европы, и в 1996 году представители МИД страны подписали протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии