Мир наступит, когда помогать начнут все: три истории батайчанок, которые плетут сети для СВО

Мир наступит, когда помогать начнут все: три истории батайчанок, которые плетут сети для СВО
Фото: Фото из группы «Сети для наших» ©

Ростовская область, 16 февраля 2024. DON24.RU. Больше сотни маскировочных сетей за три месяца сплели для бойцов СВО добровольцы из Батайска. С утра до ночи на двух точках плетения работают женщины. Кто-то трудится по паре часов, другие ходят как на работу – надолго и почти каждый день. Самой юной «пчелке», как называют друг друга участницы группы «Сети для наших», 11 лет, самой взрослой – 80. На точки плетения люди добираются из других районов города, приходят в любую погоду. Основали эти места притяжения три хрупких горожанки. Они рассказали информационному агентству «ДОН 24», почему решили изменить свою привычную жизнь и где черпают силы.

«Хорошая маскировочная сеть на 50% увеличивает возможность не попасть под прицельный огонь. Наши сети помогают нашим ребятам остаться в живых. И все люди, которые хоть раз пришли помочь, потрясающие. Они нашли время и силы сделать что-то для тех, кого не знают лично, для тех, кто всех нас защищает», – сказала одна из основателей группы Анна Мусинова.

К помощи воинам она подключилась с самого начала СВО. Анна выросла в семье военного вертолетчика. Ее брат пошел по стопам отца, а мужа девушка встретила в военном госпитале, где он – военный разведчик – восстанавливался после ранения. У супруга Анны, Егора, было много боевых наград, он воевал в Чеченской Республике во время второй кампании. Но были и тяжелые последствия для здоровья. Егора не стало в 2020 году. Тогда на помощь Анне и их сыновьям пришли его сослуживцы. А когда началась спецоперация, женщина сама начала заботиться о бойцах.

«В первый раз, в марте 2022 года, обратился один из сослуживцев мужа. Из них многие отправились в зону боевых действий. Этот парень потерял обе ноги. Тогда еще было не понятно, что делать и куда обращаться. И мы создавали методички для раненых. Нашли протезиста для этого мужчины, помогли остаться на службе. Главная проблема военных, которые получили серьезные ранения, – это необходимость не только научиться жить без руки или ноги, но и найти себе новое место в мире, среди людей. Потом начались другие обращения, на другие темы. В группах я тогда не состояла, помогали сами, со знакомыми», – поделилась Анна.

Запросов на помощь становилось все больше, и горожанка начала общаться с другими добровольцами. Когда выяснилось, что на фронте необходимы маскировочные сети, в одной из групп Анна познакомилась с Кристиной Орловой.

Фото из личного архива Кристины Орловой

«Я училась плести сети у семьи Скороходовых в Койсуге. У них во дворе всегда кипела работа: кто-то резал ткань, кто-то оплетал заготовки, кто-то плел сети. Там такая атмосфера – все в деле! Я тоже начала плести, а потом как-то услышала, что мы не можем закрыть заказ – 50–60 сетей. И в ту же секунду решила – буду плести сама. Если мы с детьми на одну сеть больше сделаем, уже плюс. Мы все делали сами, во дворе: и нарезали ткань, и плели. Я очень нервничала, иногда просто руки опускались. Весь двор был в лентах. Как-то подумала, что после каждой такой подготовки у меня будет нервный срыв. Но потом решила: значит, так тому и быть. С 6 августа мы с детьми – у меня плели дети от четырех до 15 лет, трое своих и их друзья – сделали шесть сетей. Потом стали подключаться и взрослые», – рассказала Кристина.

Фото из личного архива Кристины Орловой

С наступлением осени работать на улице стало невозможно, но Анна и Кристина не стали останавливаться. Они решили открыть точку плетения, куда смогут приходить и другие люди. Страх не справиться был, но каждая уже приняла решение.

«Найти помещение нам помогла Людмила Анатольевна Веселкова. Так появилась точка на улице Заводской, 41. Сначала нас там было двое. Кристина плела с утра и до пяти вечера, а я после работы и до часа ночи. Постепенно стали приходить люди. Теперь их много. Иногда я думаю, вот пойду на точку, скажу, что нужно вот ту сеть делать. Прихожу, а они уже три сплели!» – восхищается Анна женщинами-добровольцами.

Материалы для изготовления маскировочных сетей Анна и Кристина закупают на пожертвования. Помогают предприниматели и обычные горожане. В группе есть пожилые горожанки, которые делают взносы с каждой пенсии.

Фото из личного архива Анны Мусиновой

Основа сети – рыбацкая дель. Полотно площадью около 1000 кв. м раскраивают на заготовки того размера, который необходим военным. Эти заготовки вручную оплетают прочным шнуром. Спандбонд – материал для плетения – разных оттенков покупают большими рулонами. Владимир Скороходов изготовил для мастериц станок, который нарезает ткань на полосы. Их края со всех сторон надрезают, чтобы сеть не была гладкой и лучше выполняла свою функцию. Натянутую на деревянный остов сеть оплетают, учитывая просьбы бойцов, – сочетание цветов должно быть схожим с участком местности. На сети не должно быть симметричных пятен, длинных полос одного цвета – иначе вражеский квадрокоптер распознает укрытие.

«Общаемся с ребятами, они рассказывают, для чего нужна, где будет использоваться. От этого зависят расцветка, размер и так далее. Наши сети передаются на передовую. Они и для минометов, и для ПВО, и для тралов, и для танков. Нашей точке только три месяца, а у нас уже больше 110 сетей сплетено больших размеров. Это и восемь на четыре метра, и шесть на восемь метров», – рассказала Анна.

Иногда женщины сами возят сети и гуманитарную помощь бойцам. Но это небезопасно и для добровольцев, и для воинов. Поэтому стараются организовать логистику или встречу в безопасной зоне.

Фото из личного архива Анна Мусиновой

Одна из женщин, которая приходила работать на улицу Заводскую, предложила Кристине и Анне открыть еще одну точку плетения – на улице Комарова, 132а. Лейла Шушакова хотела поставить станок в своем офисе, но потом договорилась с застройщиком здания – и теперь два деревянных остова стоят в просторном помещении, которое раньше не использовалось.

«Мой сын – военный связист. Он на СВО с самого начала. Я очень переживала. Сначала возила медицину, разные нужные вещи в Белгород, чтобы там передали военным. Потом сын сказал, что не нужно. Переживал за меня – ехать далеко, шесть часов в одну сторону. И я стала искать здесь разные группы, чтобы помогать. Я не могу ничего не делать. Все время думаю, как они там, наши мальчишки?» – поделилась Лейла.

Сначала ей было страшно, что никто не придет на точку. Часто после работы Лейла плела сети одна. Но не прошло и месяца – помещение не пустует ни одного часа в день. Здесь трудятся пенсионерки и работающие женщины, приходят школьники. Иногда часть работы за ними приходится переделывать, но Лейла уверена, что это не страшно.

«Мне кажется, хорошо, когда приходят дети. Даже если потом нужно что-то за ними поправить. Так они будут понимать, что происходит, научатся помогать, научатся чувствовать, что это наше общее дело. У многих на СВО отцы, братья», – отметила Лейла.

Помогают и ее младшие дочери. Они живут в другом городе и передают матери деньги для закупки необходимого для бойцов. Женщина сама вырастила трех детей, и дружные сестры очень переживают за старшего брата. Побольше сочувствия нужно и всему нашему обществу в целом, уверена Лейла.

«Иногда, когда мы говорим о сборе денег или о том, что нужны руки на плетение сетей, некоторые люди делают вид, что не слышат. Это обидно. Мой сын никогда не жалуется. Он всегда пишет, что у него все хорошо, все есть, всего хватает. Но мне присылают видео другие люди, как бойцы при необходимости спят на снегу, какая грязь в окопах, если дождь. Им там очень тяжело. Неприятно, что некоторые люди здесь считают, будто их это не касается. Я бы хотела, чтобы мы все были внимательнее друг к другу. Нам нужно помнить, на какие жертвы идут наши мальчишки», – сказала Лейла.

Фото из группы «Сети для наших»

По словам добровольцев, помогать могут все, даже дети. Воины очень ждут письма от них. Один из знакомых Анны – командир подразделения на запорожском направлении – носит на себе такую весточку с самого начала СВО. Письмо от незнакомого ребенка затерлось, но боец заботливо обклеил его скотчем. Добровольцы видят, что детские рисунки, которые они привозили воинам, развешаны по стенам. Такие приветы из мирных городов и сел помогают бойцам справиться с моральным выгоранием, понять, что здесь ждут, помнят и надеются.

«Я в составе группы была в Ростовском госпитале. Иду по коридору, а навстречу мужчина в инвалидной коляске. Сейчас с ним все хорошо, он уже восстановился. Но тогда был серьезно ранен. Я разговариваю с ним, угощаю шоколадкой, а он спрашивает, нет ли у меня детского письма. Передала письмо, а потом вышла на улицу и вижу, как этот боец разбирает детский почерк и у него слезы на глазах. Он сказал, что такие письма очень важны. Они дают силы, напоминают дом, своих детей. Дают чувство, что прикоснулся к родным», – вспомнила Анна.

Весточки из мирной жизни нужны и сражающимся мужчинам. Однажды молодые воины из Еврейской автономной области попросили у добровольцев котлет. Не голодные, но хочется почувствовать уют и заботу. Их родные находятся за много тысяч километров, помощь передают эшелоном. А поддержка бойцам нужна здесь и сейчас.

«Общаешься с ними, каждую историю пропускаешь через себя, переживаешь. Иногда я понимаю, что сил больше нет, что всю энергию будто высосали, она закончилась, я пошевелиться не могу. По ночам звоню Кристине, она меня поддерживает, успокаивает. Старший сын говорит, что за СВО профессию грузчика освоил в совершенстве – он столько машин помог загрузить! Он пишет письма, я стараюсь передавать их в госпиталь. Сын рассказывает тяжелораненым, что наш папа был без ноги, но это не помешало ему создать счастливую семью. Пишет, как они куда-то вместе ходили, что-то делали. И мы не собираемся останавливаться. Я думаю, что если мы хоть одной семье поможем не пережить того, что пришлось нам, то все это не напрасно», – поделилась Анна.

Фото из личного архива Анны Мусиновой

Если сыновья решат стать военными, она будет не против.

«Я родила мужчин, я воспитываю мужчин. Если придется, кто еще должен защитить свою семью, свою страну? Конечно, я будут переживать, плакать, на стены лезть, как любая мать. Но кто, если не они?» – говорит Анна.

Кристина Орлова ради помощи бойцам оставила любимую работу. Талантливый фотограф уверена, что без ее снимков мир пока обойдется, а сейчас все силы необходимо направить на общую победу.

«Я считаю, что это мой долг. У меня в семье военных нет, но я никого не разделяю, они все мои, всем стараемся помочь. Когда видишь улыбающиеся глаза наших ребят, как они радуются привезенной помощи – это мотивирует работать дальше. Все бойцы говорят, что им важно чувствовать поддержку. А наши сети не распознают квадрокоптеры. Вот недавно передали на фронт, потом мне звонит наш военный и говорит, мол, спасибо, все получили, низкий вам поклон. Я говорю: «Да вы что? Это вам поклон, вы нас всех там защищаете, а то, что мы делаем, – капля в море». А он сказал, что наша сеть на днях спасла двух человек. Вот ради этого мы и работаем», – поделилась Кристина.

В выходные она отправляется в Никольский храм в Аксае и налаживает работу еще одной точки плетения. Деревянный каркас поставили прямо в церковной лавке. Отец Владимир с прихожанами уже закрыли не одну просьбу военных, а теперь и здесь женщины учатся плести маскировочные сети.

«Я мечтаю найти постоянных спонсоров на сети. Чтобы мы могли заняться другими делами. Ребятам часто нужны генераторы, термобелье, медицина. Часть этого мы покупаем, но я бы хотела, чтобы у них были тепловизоры, хотя бы один на 20–30 человек. Это их ночные глаза, безопасность. Сейчас такие расходы мы потянуть не можем. Но временным спонсорам мы очень благодарны, их помощь позволяет продолжать делать сети», – рассказала Кристина.

Фото из группы «Сети для наших»

Каждый день эти женщины занимаются сетями. Учат добровольцев. Ведут переговоры со спонсорами и ищут новых. Общаются с военными. Привечают тех, кто ходит на точки плетения постоянно.

«Хочется попросить каждого человека задуматься – вот мы здесь и сейчас живем спокойно, ходим на работу, возим детей в развлекательные центры. Но кому мы за это должны быть благодарны? Кто ради этого каждую минуту рискует жизнью? Каждый человек может оказать посильную помощь. И когда каждый человек начнет помогать, будет делать это с душой – наступит мир, потому что сердца людей станут добрее», – уверена Кристина.

Уточнить информацию о работе группы «Сети для наших» или о способах помощи можно по телефонам: 

  • Анна Мусинова — 8 988 569 27 69
  • Кристина Орлова — 8 918 545 78 65

Учитель и школьники из Новочеркасска шьют одежду и обмундирование для бойцов СВО

Учитель и школьники из Новочеркасска шьют одежду и обмундирование для бойцов СВО
Фото: novochgrad.ru ©

Ростовская область, 15 апреля 2024. DON24.RU. Учащиеся школы № 23 г. Новочеркасска под руководством преподавателя Елены Бобровой на уроках технологии шьют одежду и обмундирование для участников СВО. Сначала ученики 8, 9 и 10 классов вместе с учителем делали пятиточечники. «Полевая табуретка» – важный элемент снаряжения. Она позволяет сидеть или даже лежать на холодной и влажной поверхности без риска переохладиться. Затем, как сообщает сайт горадминистрации казачьей столицы, в школе начали шить для воинов костюмы и куртки на флисе, теплые портянки, балаклавы и многое другое.

«Для ребят это не просто работа, это настоящий урок патриотизма. Начали заниматься этим на уроках технологии, а затем многие остаются в школе после занятий, чтобы продолжить работу. Для меня важно, что именно школьники принимают активное участие в этом деле», приводит источник слова Елены Бобровой.

Фото: novochgrad.ru

Всего за два года учитель и школьники изготовили более 200 технически сложных изделий высокого качества. Бойцы благодарят ребят за помощь и за открытки, которые школьники отправляют вместе с готовыми изделиями.

Материалы для изготовления нужных на фронте вещей закупают за собственные средства. К примеру, для пошива одного пятиточечника ткань и расходные материалы обходятся в сумму около 3000 рублей. Основные расходы берет на себя преподаватель. Иногда помощь оказывают благотворители.

Фото: novochgrad.ru

За активную работу Елена Боброва награждена медалью «За содействие СВО».