В ДНР отметили пятилетие государственного флага и День народного единства

Ростов-на-Дону, 5 ноября 2019. DON24.RU. Рубеж октября и ноября в Донецкой Народной Республике выдался богатым на праздники. 25 октября прошли торжества, посвященные пятой годовщине со дня принятия закона о государственном флаге ДНР, а 4 ноября День народного единства был впервые полностью отмечен по российским стандартам.

Праздники даются людям не для буйного веселья, а чтобы лишний раз вспомнить о великих моментах нашего прошлого. И 25 октября, и 4 ноября неразрывно связаны с борьбой Донбасса не просто за самоопределение, а за право вернуться в лоно Русского мира.

Рождение символа

Фото: www.s14.stc.all.kpcdn.net

Пять лет – небольшой срок даже по человеческим меркам, но в условиях тяжелейших испытаний возникает чувство, что между тем днем, когда черно-сине-красное знамя получило официальный статус, и нынешней минутой пролегла целая вечность. Чтобы увидеть, как рождается государственная символика, иногда приходится ждать не одно поколение. И почти каждый раз дышать пороховой гарью, ибо рождение всего нового в этом мире происходит, мягко горя, вдали от поэтических метафор…

Многие удивятся тому, что у государственного флага ДНР столетние корни: идеи этой цветовой гаммы уходят в далекую весну 1917 года, когда Президиумом Съезда горнопромышленников юга России и съездами Советов Донецко-Криворожского бассейна впервые был предложен тезис о самоопределении Донбасса в условиях нараставших тогда центробежных процессов. Когда в Киеве украинские националисты собрали самозваную Центральную Раду, промышленные районы Донецкого кряжа и Криворожья ответили тем, что желают остаться вместе с Россией. Тогда же был предложен флаг Донецко-Криворожского бассейна в виде триколора с полосами красного, синего и черного цветов, однако дальнейшего развития эта тема тогда не получила.

Вообще, идея выделения Донбасса в отдельное административное образование была сформулирована парой десятилетий ранее тем же Съездом горнопромышленников. Бизнес не устраивало то, что стратегически важный угольный район поделен сразу между тремя регионами – Областью войска Донского, а также Екатеринославской и Харьковской губерниями. При этом в каждом регионе имелись свои правила игры, а деньги, как известно, любят не только спокойствие, но и унификацию.

Идею частично удалось реализовать уже при большевиках в виде просуществовавшей пять недель Донецко-Криворожской Республики (ДКР): при заключении Брестского мира Центральная Рада потребовала себе все Северное Причерноморье с Приазовьем и даже высказала претензии на часть Дона и Кубани. Центральные державы не сильно возражали против этого, так как очерченные Киевом территории попадали в их зону оккупации. Советская Россия в тот момент была слишком слаба, да и к тому же оказалась по рукам и ногам связанной подписанными в Брест-Литовске условиями. Поэтому для организации арьергардных боев и эвакуации жизненно важных ресурсов на юге России в феврале 1918 года провозгласили несколько советских республик, включая Донецко-Криворожскую, которая за столь недолгое отведенное ей время полностью справилась с возложенными на нее задачами. Государственной символики у ДКР не было, ее тогда вообще не имелось ни у одного советского государственного образования, и даже в РСФСР флаг утвердили только в апреле 1918 года, а герб – в июле. До этого красное знамя являлось совершенно неформальным символом революции, а также исполняло функции партийной атрибутики у социал-демократов и эсеров.

Возвращаясь к теме выделения Донбасса в единое административное образование, можно сказать, что в СССР эту задумку дважды пытались реализовать в предвоенные годы в виде Донецкой губернии в 1920 году и Сталинской области в 1932 году. Однако обе попытки вряд ли можно назвать удачными: губернию спустя пять лет расформировали в процессе введения системы округов, а из Сталинской области в 1938 году выделили Ворошиловградскую. После Великой Отечественной войны создали Донецко-Приднепровский экономический район, который не был наделен политическими полномочиями. А вот о Донецко-Криворожской Республике в советское время можно было говорить или плохо, или ничего: реализованный в ДКР опыт построения государственности на экономическом, а не на этническом принципе ставил под удар интересы национальных элит союзных республик, а в ряде случаев даже поднимал вопросы о надобности существования национально-территориальных образований и правильности проведения административных границ.

Солнце в мазутной луже

Фото: www.dnr-news.com

Вновь об идее своего флага в Донбассе заговорили в конце 1980-х годов. Отметим, что именно донбасская геральдика легла в основу флага Независимого профсоюза горняков (НПГ) СССР: учредивший его в 1990 году Всесоюзный съезд шахтеров проводился в Донецке, поэтому вполне естественной оказалась идея использования синего и черного цветов герба города – хозяина мероприятия. Спустя полтора года символику НПГ СССР унаследовал существующий и поныне НПГ России.

18 ноября 1990 года в Донецке было создано Интердвижение Донбасса: одна из особенностей русского движения в шахтерском крае – его интернациональность, а не национализм, поскольку русское начало в данном случае выступает как посредник и некий цементирующий фактор. Его основателями стали братья Корниловы, младший из которых, Владимир, ныне является известным российским политическим экспертом, его перу принадлежит книга «Донецко-Криворожская Республика: расстрелянная мечта». Когда зашла речь о символике Интердвижения, то практически единогласно был принят уже упоминавшийся нереализованный в 1917 году проект флага Донецко-Криворожского бассейна – красно-сине-черный триколор. С тех пор эти цвета олицетворяют борьбу Донбасса за самоопределение.

А вот на официальном уровне руководство Донецкой области поступило весьма оригинально: в конце 1990-х годов в качестве регионального символа оно избрало совершенно забытый к тому времени шедевр кузнечного искусства под названием «Пальма Мерцалова». Эту пальму в 1899 году на Юзовском заводе выковал кузнец Алексей Мерцалов, она завоевала несколько призов, после чего была отдана на вечное хранение в Санкт-Петербургский горный институт. Вот ее и решили разместить на областном гербе, что вряд ли можно назвать удачным: в отечественной геральдике пальма помимо символа долговечности традиционно является еще и своеобразной наградой для отличившихся полководцев. Понятно, что с людьми никто не советовался, никаких серьезных конкурсов не проводилось, в результате пальма Мерцалова в качестве геральдического символа вызвала в массах разве что крайне ехидные и неполиткоректные насмешки.

С областным флагом все обстояло еще более карикатурно: за основу знамени были взяты традиционные донецкие цвета – синий и черный, на синем поле изобразили восход солнца, а на черном – весьма характерные блики, оставляемые дневным светилом на водной глади. Неизвестно, что этим хотел сказать автор, однако за региональным знаменем укрепилось прозвище «Солнце в мазутной луже». Тем не менее флаг в определенной мере пользовался успехом у той части жителей Донецкой области, которая была недовольна притязаниями Киева, и даже был неким атрибутом фронды.

Как это ни странно, но красно-сине-черная цветовая гамма нашла свое отражение на гербе Донецкого национального университета: в начале 2000-х это сочетание на Украине не воспринималось в штыки, поэтому возражений не последовало. Самое интересное, что этим гербом до сих пор пользуется не только главный вуз ДНР, но и отколовшаяся и переехавшая в Винницу часть его преподавателей и студентов: они бы рады отказаться от «сепаратистских» цветов, однако этого не дают сделать претензии на торговую марку.

Спираль истории

Фото: www.mincult.govdnr.ru

Чтобы понять, почему современный флаг ДНР именно черно-сине-красный, чем, кстати и отличается от исходного варианта – красно-сине-черного полотнища, надо вспомнить историю празднования в Донбассе Дня народного единства. А заодно и напомнить читателям, в память каких событий он был учрежден.

В начале XVII столетия российская государственность оказалась на грани гибели, а Смутное время во многом напоминало памятные всем нам лихие девяностые. Династическим кризисом, вызванным пресечением династии Рюриковичей на русском престоле, воспользовался тот самый коллективный Запад, тогда в лице Польши и Швеции, развязавших руками своих агентов вначале гражданскую войну, а после перешедших к открытой интервенции. К 1610 году Запад уже праздновал победу, а польский король открыто заявил о претензиях на русскую корону. И вот в этот самый момент в русском обществе пробудились здоровые силы, сумевшие отмобилизовать ополчение и изгнать врага.

Была еще одна опасность: католическая и культурная экспансия. Дело в том, что в допетровские времена в России Польша считалась законодательницей мод, и лишь в XVIII веке она уступила эту роль Франции, но все же сохранила за собой почетное второе место. Она обладала мощными университетскими центрами, выполнявшими функции социальных лифтов: в России первый университет появится только лишь ближе к концу XVII века, и им станет Славяно-греко-латинская академия, в создании которой, кстати, принимали участие уроженцы целого ряда польских коронных земель. Все эти арсеналы «мягкой силы» приводили к тому, что в Польше многие знатные православные русские семейства, чьи корни уходили к Рюриковичам, за пару-тройку поколений оказывались полностью окатоличенными и полонизированными. Это к тому, от каких напастей избавило Русь ополчение Минина и Пожарского.

Однако вернемся в Донбасс. История повторяется по спирали: весь период нахождения в составе Украины шахтерский край подвергался мощной культурной и религиозной экспансии Запада. Например, постоянно сокращались возможности получения образования на русском языке, а устроить ребенка в русскоязычный класс очень часто можно было только за взятку. Действовали финансировавшиеся из западных источников всевозможные «грантоедские» организации, создававшие «платформы культурных инициатив» вполне понятного содержания, как, например, существовавший в те годы в Донецке одиозный фонд «Изоляция», превративший некогда мощный завод в экспозицию откровенно извращенческого псевдоискусства. Где-то в 2007–2008 годах необандеровцам при помощи солидных денежных вливаний удалось переформатировать под себя даже футбольных болельщиков: до того большинство из них придерживалось пророссийских взглядов.

Борьба за право бороться

Расхожим мифом является тезис о том, что Донбасс не боролся или же боролся неправильно. Другое дело, что Донбассу пришлось вести самую худшую из возможных форм борьбы за свои права: борьбу за право бороться. Одна из причин в том, что шахтерский край считался главной базой Партии регионов, эксплуатировавшей имидж официальной пророссийской силы на Украине, но по сути не являвшейся таковой. Не в последнюю очередь из-за этого экспертами и политиками постоянно высказывались мнения о нецелесообразности умножения сущностей в плане наличия пророссийских сил в Донбассе, а умонастроения жителей экспертами просто не принимались в расчет. Хотя именно в Донецкой и Луганской областях до 2014 года националистические партии и политики получали меньше всего голосов по Украине и только в этих двух регионах никогда не преодолевали проходной барьер. Во всех остальных 25 регионах тогдашней Украины преодолевали его.

Интердвижение Донбасса к 1995 году трансформировалось в целый ряд пророссийских проектов, хотя никогда не было распущено. К тому времени началась эпоха всеукраинских политических партий, и таковых из Интердвижения выросло сразу две – Гражданский конгресс и Партия славянского единства Украины. Еще одним проектом стала газета «Донецкий кряж», среди основателей которой был старший из братьев Корниловых – ныне покойный Дмитрий. «Кряж» являлся единственным в стране изданием, стоявшим на полностью пророссийской платформе, с тиражом, доходившим до 80 тысяч экземпляров, подписчиками во всех регионах Украины и даже собственным корреспондентским пунктом в Москве, аккредитованным при МИД России. Насчет корпункта: из всех выходивших на Украине СМИ постоянную аккредитацию при МИД России имели всего 12 газет, информагентств и телекомпаний, причем редакции 11 из них находились в Киеве. Интересно и то, что многие российские эксперты, к которым приходилось обращаться за интервью, искренне удивлялись, почему у Донбасса такой интерес к России, и вообще, почему столь серьезное пророссийское издание выходит в свет в Донецке, а не в Харькове, Одессе или Севастополе…

После «оранжевого» переворота осени 2004 года в Киеве стало понятно, что надежды на русский проект всеукраинского масштаба весьма иллюзорны. Во-первых, Украина слишком разнородная, чтобы политическая партия такого плана могла иметь серьезный успех за пределами нескольких регионов Юго-Востока. Во-вторых, если партия претендует на места в парламенте, то она весьма скоро превращается в машину по отрабатыванию спонсорских вложений и забывает о своих изначальных обещаниях избирателю: именно это и произошло с Партией регионов. Поэтому начали создаваться собственные региональные проекты, среди которых особо выделялась «Донецкая республика». Это сейчас она является солидным общественным движением и правящей политсилой в ДНР, а тогда это была небольшая группа радикально настроенных и незакомплексованных энтузиастов. Чтобы выделяться из общей массы весьма немногочисленных тогда пророссийских сил, «Донецкая Республика» перевернула красно-сине-черный триколор ногами верх. А так как впоследствии она приняла самое активное участие в событиях Русской Весны в Донбассе, став по сути ее ударным отрядом, то неслучайно флаг «Донецкой Республики» получил широкое распространение и завоевал огромную популярность.

Что же касается Дня народного единства, то до 2014 года это был один из двух главных праздников русской общественности Донбасса. Второй такой датой было 12 февраля – день провозглашения Донецко-Криворожской Республики. Понятно, что отмечались эти события достаточно скромно – возложением цветов к памятнику революционеру Федору Сергееву, более известному под партийным псевдонимом «товарищ Артем»: именно он возглавил ДКР в 1918 году. 4 ноября также проводился Русский марш: впрочем, тогда это шествие действительно объединяло сторонников идеи Русского Мира и не имело тех деструктивных черт, которые появились позднее…

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Политолог: Путин прав – пауза в отношениях с Лукашенко необходима

Ростовская область, 9 августа 2020. DON324.RU. Почему президент РФ Владимир Путин не торопится поддерживать нынешнего правителя Республики Беларусь Александра Лукашенко, в чем последний похож на главу Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и как будут в дальнейшем складываться отношения России и Беларуси, разбиралась Южная служба новостей. Портал опубликовал интервью политолога, доктора философских наук Эдуарда Попова.

Телефонный разговор Путина и Лукашенко, в котором они обсудили ситуацию с задержанными в Белоруссии россиянами, лишний раз подтвердил иррациональность в поведении президента Белоруссии Александра Лукашенко.

Как отметил член Совета по внешней и оборонной политике РФ, генерал-майор ФСБ Александр Михайлов, Путин точно выбрал время для «ответки». Он никогда не спешит, когда надо нанести сильный ответный удар. Это его фирменный стиль…. Весь замысел СБУ превратился в полный провал. И похоже, еще не вечер... У акции были явно очень серьезные планы, направленные не только против России, но, прежде всего, против самого Лукашенко.

Бесславный провал операции, которую готовила Служба безопасности Украины при прямом руководстве ЦРУ и Агентства национальной безопасности (АНБ) Минобороны США, прокомментировал российский политолог, доктор философских наук Эдуард Попов:

– Для ясного представления, почему президент Белоруссии Лукашенко оказался в такой западне, да еще накануне своих выборов, надо знать, что силовой блок страны неоднороден по своим отношениям к России. Так, КГБ и Совет безопасности настроены прозападно, антироссийски, а МВД и Минобороны – пророссийски. Военные выступают за дружеские и более тесные союзнические отношения с Россией. А КГБ поддерживает, по некоторым сведения, пронацистские формирования, у которых есть свои лагеря по подготовке военных  подразделений. Это очень напоминает Службу безопасности Украины, которая, в частности, осенью 2013 года, накануне «революции гидности», готовила в специальных лагерях – «вышкилах» – боевиков евромайдана. Такая параллель между белорусским КГБ и СБУ вполне оправданна.

Но проблема гораздо сложнее. В высших, средних и даже в низших эшелонах власти Белоруссии все больше чиновников, настроенных прозападно, все меньше союзников России. И это не случайное совпадение – это результат политики прозападного крыла белорусского истеблишмента и самого президента Лукашенко. Даже отставка главных русофобов секретаря Совета безопасности Станислава Зася и министра иностранных дел Владимира Макея, главного представителя прозападного лобби в белорусском истеблишменте, проблему не решит. Вместо них появятся другие, настроенные точно так же. Напротив, черпать пророссийские кадры просто неоткуда. Республика Белоруссия проводит последовательно антироссийскую политику. Великая Отечественная война объявляется президентом Лукашенко «не нашей войной», героизируются главари антирусского Шляхетского восстания 1863 года, на вывесках в Минске надписи только на белорусском и… английском языках. Объявления в минском метро тоже звучат на этих языках. Вот такое «братство», о котором любит напоминать Лукашенко, когда просит (точнее, требует) очередных преференций от России.

Дезинформация, запущенная СБУ, была удобна Лукашенко, и он в нее «поверил». Это соответствовало его интересам на данный момент. Сейчас, когда все раскрылось, Лукашенко, для сохранения своего политического лица, пожертвует несколькими пешками, а может быть, другими значимыми фигурами в своем окружении. Но, повторюсь, главная фигура в этой игре с провокацией – это сам Лукашенко.

– Сегодня в СМИ муссируется мысль о том, что провокацию организовала СБУ с подачи американских спецслужб. Насколько это верно?

– Эту версию я считаю донельзя упрощенной, она открывает лишь часть правды. Идет очень хитрая игра, безусловно СБУ в этом заинтересована и в ней участвовала. Но не будь одного человека, я имею в виду Лукашенко, эта провокация так бы и осталась провокацией. Сейчас она привела к разрыву отношений, а можно сказать – и к более худшим последствиям между Россией и Белоруссией.

Повторюсь, если бы Александр Лукашенко не хотел поверить в эту провокацию СБУ, она бы так и осталась провокацией. Но поскольку он принял эту версию, она стала фактором реальной политики.

– Как теперь будут развиваться отношения между президентами Белоруссии и Украины, когда Лукашенко понял, что он стал игрушкой в руках своего соседа-побратима?

– Трудно прогнозировать поступки и слова такого человека, как Александр Лукашенко. Он всегда действует алогично, непоследовательно, его поступки и высказывания всегда эмоциональны и импульсивны. Поэтому не будем гадать, что скажет Лукашенко в адрес Путина и Зеленского буквально завтра.  У Лукашенко есть свойство радикально менять свои мнения на противоположные в кратчайшие сроки.

Сейчас президент Белоруссии поступил так, что это может быть угрозой белорусско-украинским отношениям. Что будет после его победы на президентских выборах в отношениях между Лукашенко и Путиным, не знает, наверное, никто. Но смело могу сказать: если бы все условия игры зависели только от Лукашенко, он снова бы предал Россию и своего пророссийского избирателя, успев перед этим получить новую порцию помощи от России. Некоторый, очень осторожный, оптимизм вызывает лишь то, что режим Лукашенко обложен врагами со всех сторон. Может быть, это заставит его вспомнить о здравом смысле и о братской России на востоке? Надеюсь на это, но призываю не доверять «последнему диктатору Европы».

На мой взгляд, Россия сделала правильный шаг. Президент России Владимир Путин набрался мужества и сделал неприятный для него звонок Александру Лукашенко, человеку, который всегда обманывает, предает и лжет. Разговор этот особенно неприятен Путину после всех тех гадких вещей, которые президент Белоруссии наговорил и сделал в отношении и самого Путина, и России.

Сегодня Россия не спешит поддерживать Лукашенко, как она это делала всегда. Когда Запад открыто именовал Лукашенко последним диктатором Европы, закрывал посольства, вводил санкции, только Россия защищала ее. И что мы получили в ответ? Сейчас наши наблюдатели не поехали на выборы президента Белоруссии (уместно поставить это определение в кавычки), от праздничных концертов, которые должны были состояться накануне выборов, отказалась и российская поп-сцена.

Россия держит дистанцию и дает понять, что она не простила Лукашенко и не забыла всех тех антироссийских шагов, которые он щедро делал последние несколько лет.

Путин прав, взяв паузу в отношениях с Лукашенко, Россия не поддерживает сейчас Лукашенко. Но также с недоверием относится к лидерам оппозиции, которые поднимают Минск и всю Белоруссию на протест. В белорусской политике нет пророссийских сил и лидеров. Лукашенко – зло известное, а потому несколько понятное. Оппозиция – зло неизвестное, которое трудно поддается прогнозу. Кто может гарантировать, что люди, которые придут на смену «диктатору Лукашенко», будут для нас более удобными партнерами? Я этого сказать не могу.

Здесь я бы провел параллель между Лукашенко и Эрдоганом. Россия в свое время спасла Эрдогана от госпереворота, несмотря на все те подлости и предательства, которые Эрдоган совершал (и, увы, продолжает совершать) по отношению к России. Кто пришел бы вместо Эродогана после переворота? Скорее всего, люди, которые были бы еще худшими партнерами России, чем нынешний президент Турции. Точно так же можно говорить и в отношении Белоруссии. Лукашенко крайне неприятный человек, он ведет себя по-предательски, но кто придет после него? Об этом надо помнить.

Лишний раз убеждаюсь, что друзей у России нет, кроме ее армии и флота. Все наши союзники по тому же ОДКБ заинтересованы лишь в русском хлебе и в русском оружии. Единственное, на мой взгляд, исключение – сербы. Я говорю о сербском народе, а не о сербском правительстве.

– Как разрешится конфликт с задержанными россиянами, как скоро они окажутся на свободе?

– Повторюсь, Лукашенко алогичный человек, его поступки непрогнозируемы. Но, скорее всего, дело о задержанных россиянах, которые стали жертвой совместной провокации СБУ и КГБ Белоруссии, будет спущено на тормозах, и они скоро будут на свободе. Безо всяких извинений со стороны президента Белоруссии, который не привык признавать свои ошибки.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии