#Общество

Поле русской брани, или Почему наши дети перешли на мат

Узнали о «древнем проклятии» у ростовских экспертов

27 ноября 2018 17:59

Ростов-на-Дону, 27 ноября 2018. DON24.RU. Депутат Елена Драпеко считает его «древним проклятием». Писатель Дмитрий Быков – «инструментом большинства». А академик Дмитрий Лихачев – языком «начальства». Мы говорим о русском мате, осмысленном и беспощадном.

Этот текст родился из разговора с редактором. Он шел по улице за компанией подростков и вдруг понял, что половина из сказанных ими слов далеки от цезурных. Плотность мата на реплику была так велика, что человеку зрелому мало того что было неловко от услышанного, но даже непонятно, о чем идет речь.

Для того чтобы выяснить, что это у нас за матерный новояз, почему на нем говорят наши дети и что нас ждет в будущем, мы обратились к экспертам.

О матерном новоязе 

Кира Дружинина, кандидат филологических наук и преподаватель в ЮФУ:

– Кира, нам показалось или подростки действительно говорят на каком-то новом языке?

– Говорят. И вы верно заметили, что сегодня в молодежной среде у мата меняется функция – на нем разговаривают. Для начала давайте разберемся, что такое мат. Это концентрированное выражение эмоций, слово, которое выполняет экспрессивную функцию. С его помощью мы емко и эмоционально хотим показать, что в данный момент испытываем. Это способ экономии языковых средств в определенных ситуациях. И другого содержания у мата нет. Им сложно описать действительность. Так было много веков. И вдруг мы слышим, что эти слова у молодежи теперь – способ коммуникации. Если мат они условно десакрализуют, какие слова они тогда будут использовать для выражения ярких эмоций? Ответа на этот вопрос я пока не нахожу.

 – Но мат сегодня везде – в книгах, фильмах, соцсетях... Мне кажется это уже не подростковая проблема, а общая. Насколько этично использовать мат в медиа?

– Использовать или не использовать мат в соцсетях – личный выбор каждого. Для меня это неприемлемо. При этом я не могу сказать, что отношусь к моралфагам (англ. moralfag, букв. «фанат морали» или «моралист»), которые при звуках мата закрывают уши. И более того, допускаю, что иногда мат бывает вполне уместен. У того же Юза Алешковского есть ряд произведений, где мат на мате. Но тут «из песни слов не выкинешь». Глаз не цепляется, когда это органично вплетено в повествование. Другое дело, когда ты открываешь книжку с пометкой «18+». Читаешь и понимаешь, что, если мат убрать, ничего не поменяется. В этом случае возникает вопрос: зачем? И ответ: модно.

– Тогда как решить проблему? Запретить? Предложить альтернативу?

– Искусственно – никак. Язык – это живой организм, который откликается на то, что происходит вокруг. А если мы говорим о детях, то они – представители своих семей. И если там разговаривают на мате, то чего мы можем ждать от ребенка? Вывод только один – начать с себя.

О мате в соцсетях

Сергей Пименов,  медиапродюссер, популярный автор «Фейсбука»:

– Мат использовался в сети всегда, в разных дозах и версиях. На этапе формирования интернет-сообщество проходило разные точки осознания. Вначале общение на форумах было анонимным и каждый выдумывал свою модель поведения для сети. Кто-то вел себя как в жизни, кто-то создавал виртуалов с чистого листа. Это касается и языка, которым человек пользовался. Часто бывало так, что в жизни герой не позволяет себе материться – закрытый, зажатый, а в сети  – бах! – вот он я, рыцарь «поля русской брани». 

Я же в сети такой же, как и в жизни. Поэтому использую мат. Однажды понял, что в своих текстах легко могу обходиться и без нецензурной лексики, но есть моменты, где тексты из-за этого сильно теряют в силе и четкие акценты не всегда понятны. Поэтому я использую мат очень осознанно и в тему, если нельзя обойтись без него.

Сейчас использование мата в обществе быстро легитимизируется – он есть в сериалах, в «Камеди Клаб». А если можно по телевизору, то можно и везде. У меня есть знакомые, которые принципиально не ругаются матом, например художник Максим Ильинов. Когда мы встречаемся и я начинаю ругаться, его прямо коробит. Тогда я вспоминаю, что он не ругается, и перестаю, это совсем не сложно. А бывают моменты, когда в комментариях разворачивается какой-то мегасрач, и тогда я осознанно пишу трехэтажные ответы, сконструированные из чистых ругательств, – это тоже свое рода искусство. Когда матом говорит министр иностранных дел по телевизору, значит, уже можно».

О том, почему подростки на мате разговаривают 

Леонид Кулик, психолог:

– Современные подростки живут в другом мире, нежели мы. Больше давления изнутри и больше давления снаружи. Изнутри – гормоны и психическое взросление («я все понимаю, я взрослый»). Извне – отношение в плане прав как к ребенку («Ты еще никто и зовут тебя никак»), хотя в плане ответственности и требований – как ко взрослому («Ты уже не ребенок, будь взрослее!»). То есть внутри – желания, потребности, притязания на самостоятельность, мечты и гормоны, снаружи – рамки и давление взрослого социума.

От этого – сильное напряжение и агрессия. А мат – проверенное средство снятия агрессии. Ведь мат – это запретно, незаконно, за границами морали и социальных рамок, которые давят. К тому же мат – форма вербальной агрессии, позволяющая устанавливать лидерство. Когда подростки матерятся, они пытаются сбросить эмоциональное напряжение, выразить сильные и плохо выразимые чувства, ощутить себя взрослыми, значимыми и независимыми. 

Почему этого стало больше? Потому что напряжения, невысказанных чувств и скрытой и явной агрессии в обществе и информационном поле стало больше. Очень много скрытой агрессии у родителей, учителей, взрослых, у других детей. Она передается подростку и ищет выход.

Как сделать, чтобы этого не было? Думаю, это невозможно. Потому что агрессия идет от общества в целом, от мира, в котором мы живем.

Но можно, не замахиваясь на мир, навести порядок в своем собственном королевстве. Начать со своей семьи, с общения с собственным ребенком. Задача родителей – помочь своим детям научиться выражать свои чувства. Не запрещать проявлять гнев. Принимать и разрешать сильные эмоции (в гневе, злости агрессии нет ничего плохо – они имеют право быть у всех). Создавать условия для диалога, общения, доверия, когда они могут поделиться, рассказать о своем, просто психануть... И будут услышаны и приняты. И вообще, стоит заранее, еще до подросткового возраста обсудить значение матерных слов. Дети и подростки их используют, не задумываясь над буквальным смыслом «посылов» и «призывов». Понимание буквального значения снижает желание использовать эти формулировки. Но это в последнюю очередь. Главное, чтобы у детей было больше возможностей дать выход своему напряжению и агрессии с близкими в нормальной форме.

В качестве эпилога. О правде жизни

Матвей Хлыстун, ученик 1-го «А» класса гимназии № 3 г. Аксая:

– Я, конечно, слышал плохие слова, которые говорят подростки. Они называются маты. И я их уже почти все знаю. Где слышал? Да везде – на улице, в школе, в магазине. Думаю, что иногда эти слова нам нужны. Нужны, когда, к примеру, человек сбил кого-то на дороге, или упал в гололед, или что-то плохое произошло неожиданно. Это называется «крайний случай», и тогда можно сказать несколько матерных слов. Лучше даже одно. Буду ли я говорить эти слова? Буду. Зачем, не знаю, но думаю, что мне тоже говорить их придется. Потому что так устроена жизнь.

Светлана Ломакина ИА «ДОН 24»

Поделиться

Комментировать

Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации
Комментарии
(0) комментариев

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое