В чем сила сузьмы и нардека: какой шанс COVID-19 дал гастротуризму

В чем сила сузьмы и нардека: какой шанс COVID-19 дал гастротуризму
Фото: Среди молочных блюд, которые напрямую ассоциируются с донским регионом, и каймак – очень густые сливки..Фото: Виктория Головко ©

Ростовская область, 23 июня 2020. DON24.RU. Распространение COVID-19 ожидаемо скорректировало, а то и перечеркнуло отпускные планы и надежды миллионов людей по всему миру.  По данным исследования ВЦИОМа, касающегося отпускных предпочтений россиян, 55% респондентов, в прошлом году отдыхавших за границей, в этом допускают, что проведут долгожданные нерабочие дни в России.

Преимущественно дома, в своем населенном пункте, рассчитывают отдохнуть почти две трети (61%) участников опроса. Очевидно, что в этой ситуации заманчивее могут стать как длинный отдых, так и непродолжительные поездки по донскому региону. Дополнительный шанс получает и донской гастротуризм, который в последние годы обрел второе дыхание.

Чем наш регион привлекателен для гурманов? Зачем кухне IT-технологии? Какое будущее может ждать вареники с сюрпризами? Об этом и о многом другом мы побеседовали с Еленой Ищенко, директором по развитию Экспертно-аналитического центра Российского государственного университета туризма и сервиса (РГУТИС, Москва).

Елена Ищенко: «Самое обидное, что донскую кухню недооцениваем и мы сами, жители региона». 

Батл блинов и баранины по-хазарски

– Елена, а есть ли, на ваш взгляд, у донской кухни преимущества над условными конкурентами? Ведь понятно, что привлекать туристов среди прочего и аутентичными блюдами стараются в разных точках страны – в Татарстане, Астрахани, на Дальнем Востоке, в Карелии, Калининграде... И перечень можно продолжить.

– Знаете, начну с другого конца. Сегодня донскую кухню многие эксперты называют раем для гурманов, но в масштабе страны она недооценена, нам не хватает лоббистов федерального масштаба. Хотя обиднее даже другое: ее очень недооцениваем и мы сами, жители региона. А ведь правда уже в том, что больше половины России живет в гораздо более суровых условиях – в регионах, где не видят таких фруктов и овощей, мяса, рыбы, трав, которые есть у нас. Это подарок, который дан нам природой. Но и на этом наши прелести (они же преимущества) не заканчиваются. Немало регионов, да и целых стран, могут похвастаться лишь несколькими аутентичными блюдами. Наш же ключевой козырь – как раз широта гастрономических возможностей, обилие разносолов во всех смыслах этого слова.

Даже если перечислять только наши специалитеты, известные в масштабе страны, пальцев на обеих руках не хватит. Тут вам и багаевский огурец, и кривянский помидор, цимлянский лещ, раки, донская уха (кстати, вариантов этого блюда на Дону около 100), донская селедка, козинаки, халва, выпечка с тютиной, вишней и жерделой, шашлык армянский, речная рыба под маринадами, курник, вино из самых северных в мире автохтонных сортов. Другое наше однозначное достояние: регион стал, по сути, плавильным котлом для разных народов, этносов, культур. Оттого и наша кухня – сплав из русских, украинских, казачьих, кавказских, калмыцких, других блюд. Больше того, у тех же, допустим, донских армян есть блюда, без преувеличения, уникальные! Пирожки с отваренной и мелкорубленой лебедой («лапатаев бида») не пекут больше нигде в мире.

На Дону любой тур превращается в гастрономический. А по мощи, вкусовым качествам блюд, их аромату, размаху, роскоши и значимости гастрономии наш регион можно сопоставить разве что с Италией. Скажу больше: я убеждена, что из-за обилия возможностей разумнее звать туристов не на Дон в целом, а в какую-то конкретную из его зон.

– И какие территории могут быть интересны гастротуристу?

– Тут вряд ли надо изобретать велосипед. Создавая бренд «Вольный Дон» (Елена Ищенко – среди его разработчиков. – Прим. ред.), мы выделили семь туристических зон, в каждой – два-четыре соседских города или района: Большой Ростов, Донское Приазовье, Вольный М-4 Дон (путешествия вдоль трассы М-4 «Дон»), Сердце Дона, Верхний Дон, Донская степь, Долина Дона. У каждой – свои ландшафт, природа, разновидности доступного отдыха. Кроме традиционно донских там культивируются и свои блюда. Пару лет назад на первом донском гастрономическом батле, где предлагалось представить территорию парой-тройкой аутентичных зональных блюд, все пошло не так. Участникам понадобились не подносы, а... столы (смеется). Я не утрирую. И они буквально ломились.

Один из таганрогских гастробрендов – чеховский пирог с абрикосами или курагой. Фото: Виктория Головко. 

Скажем, в Долине Дона (Волгодонск и одноименный район, Цимлянский, Мартыновский, Константиновский районы) среди ходовых блюд не только уха, шулюм, саловские раки, но и баранина по-хазарски, пышки с каймаком по-романовски, пироги с виноградом, волгодонский рис с майским медом и сушеным персиком. На Верхнем Дону угостят дикой уткой с яблоками, «кисетом деда Щукаря» (блинами с курицей и грибами), фаршированными баклажанами, мигулинской лапшой, маринованными белыми грибами и маслятами. В Таганроге (Донское Приазовье) стоит попробовать любимый пирог Чехова – с начинкой из абрикосов или кураги, мясо по-купечески («помещика Мальчевского»), в Азове (Большой Ростов) – фаршированный чебак, сузьму, халву, желированное вино, квас из хрена и т. д. Весь перечень разносолов уже можно найти в путеводителях. Планируя тур, стоит обратиться в туристский информационный центр (ТИЦ, он есть в Ростове, Таганроге, Волгодонске, Азове), где проконсультируют по многим вопросам.

В Ростовской области эксперты выделяют семь туристических зон. 

Диджитал и «сердечная чакра»

– А кто победил в батле, о котором вы упомянули?

– Определить единоличного лидера оказалось совершенно невозможно. Пришлось выделять лучших в номинациях.

– Тем не менее можно располагать качественными продуктами, разнообразием самобытных блюд, но туристы не поедут...

– С этим не поспоришь. Мир изменился, и не считаться с этим глупо. Сегодня среди критериев успеха как туротрасли в целом, так и гастротуризма в частности – диджитал и, как я это называю, «сердечная чакра». Если потенциальный путешественник в два-три клика не нашел в своем гаджете туробъект, то его для него нет. Меня радует, что в последние два года о донской гастрономии в прессе и соцсетях появилось много информации. Что до «чакры», никто не отменял значимости для турбизнеса человечности, доброжелательности. Не надо рассыпаться в натужных комплиментах. Ценно как раз то, что есть на Дону. У нас могут и ввернуть острое словцо, но эмоции всегда не показные, в общении есть душевность, почти родственное отношение к постороннему человеку.

Центральный рынок Ростова стал одной из обязательных локаций для человека, стремящегося постичь донскую кухню. Фото: Виктория Головко

Как свести селян и туротрасль

– Что нужно, чтобы подстегнуть гастротуризм на Дону? Когда вы перечисляли блюда, популярные в разные точках региона, поймала себя на том, что некоторые из них ни разу не пробовала, их мало где готовят, практически негде купить.

– Во-первых, нужно детальнее изучить историю донской кухни. Копнуть глубже. И конечно, необходимо, чтобы хотя бы блюда-бренды готовили в большем количестве заведений общепита, производили в промупаковке. К примеру, растет популярность казачьего нардека – арбузного меда. Но кроме как на гастрофестивалях купить его негде... Но, опять же, в этом отношении за последнее время многое сделано, еще года три назад заказать блюда казачьей, донской кухни даже в крупных городах Дона было проблемой.

Во-вторых, необходимо, чтобы предприниматели, производители сельхозпродукции активнее «вплетали» туротрасль в свои будни. И ростки этого тоже есть. Возьмите «Биохутор Петровский» в Неклиновском районе, под брендом которого выпускают много видов органической продукции. Там, кстати, ратуют и еще за одну тенденцию, набирающую популярность во всем мире, – за медленную еду (slow food), здоровое питание как альтернативу ситуации, когда человек пичкает себя фастфудом. Так вот, в компании готовятся принимать туристов и даже построить отель. У нас есть вино- и сыроделы, на свои деньги строящие дегустационные залы.

В-третьих, нужны подробные диджитал-путеводители по семи турзонам. Сейчас идут переговоры с производителями пищевой продукции о возможности регулярных экскурсий в их цеха.

Не нужно себя обманывать, мы только в начале пути развития гастротуризма. Однако и сделано уже много. Да, хотелось бы, чтобы наши гастрособытия, как и «Октоберфест», ежегодно проводимый в Мюнхене, собирали по 6 млн посетителей. Но не будем забывать, что «Октоберфесту» больше 200 лет. У нас многое впереди.

Сегодня в списке нематериального культурного наследия человечества, охраняемого ЮНЕСКО, среди прочего значатся технология приготовления хлебной лепешки и неаполитанской пиццы, французская гастрономическая культура. Как считает Елена Ищенко, в перспективе реально побороться за включение в перечень каких-то элементов донского застолья – например, вареников с сюрпризами, которые, как считают многие, готовят только на Дону.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Усы – сила: ростовские бегуны эпатировали публику Московского марафона розовыми усами и леопардовыми майками

Усы – сила: ростовские бегуны эпатировали публику Московского марафона розовыми усами и леопардовыми майками
Фото: Фото предоставлено Романом Халоиловым. ©

Ростовская область, 23 сентября 2020. DON24.RU. Ростовская команда бегунов выступила на Московском марафоне, одевшись в майки с леопардовым принтом в черно-розовой гамме. А один из спортсменов покрасил в розовый цвет усы, и это до сих пор активно обсуждают зрители забега в социальных сетях. Почему ростовчане выбрали такую форму, как их приняли и при чем тут усы, выяснил корреспондент ИА «ДОН 24».

Почему они розовые

Бегуна с розовыми усами зовут Роман Халоилов. Он занимается бегом уже около четырех лет, в том числе несколько лет – с тренером. И Московский марафон был далеко не первым крупным соревнованием в его спортивной биографии.

«Я участвовал во многих забегах как регионального, так и федерального масштаба», – рассказал Роман.

К здоровому и спортивному образу жизни ростовчанин пришел не один – вместе с ним бегом занимаются его семья и друзья. Даже на некоторые соревнования мужчина ездит вместе с родными, которые, как и он, участвуют в забегах:

«Это немного похоже на спортивный туризм. Если выезжаем в другой город, то едем всей семьей, иногда бегут и мои дети».

Фото предоставлено Романом Халоиловым

Во время подготовки к Московскому марафону Роман решил отрастить усы, чтобы на удачу побежать с ними. Однако девушки, которые тренируются в той же школе бега, что и он, предложили проявить креатив.

«На одной из тренировок сказал ребятам, что побегу марафон с усами, но девочки из нашей школы тут же подхватили идею и предложили бежать почему-то с розовыми усами. Я без раздумий согласился», – признался спортсмен.

Пятнистая команда солидарности

И без того яркий образ Романа дополнился и майкой – цвета фуксии, с леопардовым принтом. По его словам, решение о покупке было не совсем спонтанным, так как он видел такие майки в интернете и даже задумывался о приобретении одной из них. Но решился на это, только увидев их на прилавке.

«Прилетев в Москву и получив стартовые пакеты для забега, мы зашли на «Экспо». Там увидели эти майки. Я не ожидал, что их будут продавать, и был этому очень рад. Майка креативная, разрывающая все предрассудки и шаблоны», – рассказал бегун.

Он отметил, что предмет одежды привлек ростовчан и своей технологичностью: ткань была практически невесомой, а потому в ней было очень легко бежать.

«Эти майки так нам понравились, что мы купили сразу пять штук на команду. Так и сложился образ: розовые усы + розовая майка. Уже после забега узнал, что это была лимитированная серия в 100 штук и таких больше никогда не будет», – добавил Роман.

Фото предоставлено Романом Халоиловым

В итоге оказалось, что, выбрав такую форму, ростовская команда своеобразно поддержала бегуна Искандера Ядгарова, победителя Московского марафона – 2019. В этом году он пришел вторым и был одет в точно такую же майку.

«Ядгаров снова в призерах, но на этот раз он второй. Они соперничали еще с одним бегуном – профессионалом Юрием Чечуном. Сам Ядгаров вышел из любителей. Всю трассу Чечун находился у него за спиной, а перед самым финишем, за сто метров, он, имея силы, Ядгарова обогнал и выиграл марафон. По трассе он цеплял Ядгарова: ноги ему цеплял, толкался с ним. У них жесткое соперничество, и сейчас беговое сообщество разделилось на два лагеря: те, кто за Ядгарова, и те, кто за Чечуна», – поделился Роман Халоилов.

«Гепард, мочи!»

Ростовчан в их ярком образе московская публика приняла тепло. По словам Романа, люди, которые встречались им на улицах столицы, активно подбадривали их.

«Люди очень удивленно реагировали, но всегда крайне положительно. Постоянно подбадривая. Кричали: «Розовые усы – сила», «Хочу такие усы», «Гепард, мочи» и так далее. Это окрыляло, и мои ноги неслись еще быстрее. Не услышал ничего негативного в свой адрес за все 42 километра», – рассказал бегун.

Фото предоставлено Романом Халоиловым

Он добавил, что московские болельщики проявляли большую активность. Многие приходили смотреть соревнование целыми семьями и даже рисовали плакаты.

«Вообще, в Москве очень мощная поддержка, как нигде», – резюмировал спортсмен.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии