Эпидемия ЛГБТ: ростовский психиатр рассказала, почему дети хотят сменить пол и что с этим делать

Эпидемия ЛГБТ: ростовский психиатр рассказала, почему дети хотят сменить пол и что с этим делать
Фото: loon.site. ©

Ростовская область, 14 сентября 2022. DON24. Российские психиатры бьют тревогу: и в мире, и в стране в десятки раз выросло количество обращений по вопросам смены пола, желания приема гормональной терапии. Почему так происходит и что делать родителям, сын которых заявил, что хочет стать дочерью, информационному агентству «ДОН 24» рассказала психиатр, сексолог, главный врач клиники «Феникс», ассистент кафедры психиатрии и наркологии РостГМУ Ольга Бухановская.

«В медицине нет понятия «трансгендерность». Есть понятие «транссексуализм». Там совершенно другая симптоматика. А за тем, что происходит сейчас, – пропагандой многовариабельности пола, того, что в смене пола нет ничего страшного, – стоят специальные фонды, сообщества, выделяющие огромные деньги на лоббирование интересов ЛГБТ, проведение транс-фестивалей, работу с молодежью в интернете и так далее. Под этим влиянием формируется мировоззрение молодых людей», – пояснила психиатр.

По ее словам, Сеть переполнена ЛГБТ-пропагандой, а в стране появляются клиники, которые очень легко и быстро дают подросткам разрешение на смену пола. Все это ненормально, уверена доктор.

Начало истории

Нынешние ЛГБТ-сообщества «выросли» на неплохой, в общем-то, идее: когда-то объединения стремились защищать права гомосексуалистов. Но теперь их цели трансформировались и стали опасны для общества.

«Когда все это начиналось, правозащитники пытались заявить миру, что гомосексуалисты – такие же люди, как все остальные. Но сейчас у нас XXI век – если твои права нарушены, иди в суд и отстаивай их. И теперь эти сообщества продвигают идеи трансгендерности и вариабельности пола. Однако в природе есть всего два пола: мужской и женский. Никаких 96, как заявляют за границей. А вести себя как собачки, кошечки и вообще непонятно кто – это психическое отклонение, и нужно понимать, что это не норма», – отметила эксперт.

Между тем в некоторых российских школах уже появляются «ячейки» детей с такими отклонениями. Есть случаи, когда запутавшиеся ребята просят учителей называть их местоимениями, не относящимися к их биологическому полу.

Внимание, проблема!

Идеи трансгендерности активно продвигаются в интернете. Сильнее всего пропаганда влияет на инфантильных людей, которым сложно критически оценивать поступающую информацию, и граждан и подростков с начинающимися психическими нарушениями.

Родителям не стоит спокойно относиться к заявлениям ребенка, что ему некомфортно в своем теле, что он хочет сменить пол и т. д. Если начинаются такие разговоры, нужно сразу идти к психиатру. Причем к тому, который понимает, что проблему нужно распознать, выявить болезненные нарушения и при необходимости лечить, а не называет себя дружественным («френдли») ЛГБТ и предлагает родителям принять выбор подростка.

«Пока у нас в Ростовской области нет таких врачей-негодяев. У нас сильная психиатрическая школа», – подчеркнула Ольга Бухановская.

Она пояснила, что так называемые «френдли»-психиатры и психологи на самом деле либо ничего не понимают в психиатрии, либо меркантильны – в сфере торговли гормональными препаратами и хирургии по смене пола замешаны огромные деньги.

«Любой нормальный, порядочный врач должен относиться с уважением к пациенту. Независимо от его пола, религиозных взглядов, отношения к военной операции, другим странам и так далее. Мы вне политики, мы должны помогать людям. А вот эти «френдли» – это навязывание. Почему нет «френдли»-онкологов? Если человеку нужен врач, какая разница, с кем спит этот человек? Но при этом у нас появились ЛГБТ-лояльные психиатры и психологи, «френдли»-эндокринологи, в том числе детские.  А проблемы у нас всех одни и те же, и мы их решаем в зависимости от своего характера», – пояснила доктор.

Причины странных желаний

По словам психиатра, желание сменить пол или принимать гормональные препараты, чтобы изменить тело, может возникнуть при:

  • транссексуализме (бывает очень редко, проявляется в раннем детстве);
  • шизотипическом расстройстве в рамках патологического пубертатного криза (может продолжаться несколько лет);
  • психозе в рамках шизофренического процесса;
  • трансвестизме;
  • гомосексуализме и некоторых других отклонениях.

Желание заболевающего человека сменить пол можно назвать веянием времени.

«Раньше переживания психбольных были связаны с ведьмами. В какой-то период часть пациентов рассказывала, что за ними следят или на них воздействуют спецслужбы. Когда в моде были инопланетяне, заболевшие люди нередко жаловались на влияние внеземного разума. Теперь из-за активного насаждения ЛГБТ-информации людям, нуждающимся в лечении, кажется, что их проблемы решатся, если они сменят пол», – пояснила Ольга Бухановская.

При появлении желания примкнуть к трансгендерам, по ее словам, нужно пройти тщательное психиатрическое обследование.

И тебя вылечат

Недуги, которые обнаруживают у подростков и молодых людей, желающих сменить пол, поддаются лечению.

«Есть заболевания, которые очень хорошо лечатся, есть те, которые излечиваются долго и не так качественно. Нужно приложить много сил и врачам-психиатрам, и самому пациенту, и его близким. У нас был один молодой мужчина, 30 лет, который прошел службу в ВДВ, затем служил по контракту и вдруг решил сменить пол. В двух клиниках дали разрешение, но мама привезла его к нам в «Феникс». Обследовали, выявили психоз, который не распознали в других учреждениях, провели электротерапию, подобрали нейролептики и антидепрессанты. Он потом сказал: «Какая чушь мне в голову лезла!» Стал встречаться с девушкой, поступил на работу. А сейчас у нас лечится девушка из Норвегии», – рассказала Бухановская.

Транссексуализм – настоящий или фальшивый

Настоящие транссексуалы, то есть люди, которые родились «не в своем теле», есть, но их очень мало.

«Эти люди с глубокого детства чувствуют себя представителями другого пола и развиваются в соответствии с нормами для другого пола. Таких людей очень мало, менее 1%. Они живут и психологически, и социально в роли представителей другого пола, часто и профессии себе выбирают соответственные. Они абсолютно адаптивны и всегда идут на полную коррекцию пола и гормонально, и хирургически, ничего не оставляя от признаков своего биологического пола», – пояснила врач.

Сейчас операций по смене пола стало в десятки раз больше, чем раньше. Это говорит о том, что их делают людям, на самом деле не нуждающимся в подобном вмешательстве. При этом пациентам удаляют здоровые органы, чем наносят огромный вред организму.

Но часть жерт ЛГБТ-пропаганды не идет на хирургическое вмешательство, а ограничивается приемом гормональных препаратов. Тело таких людей сильно изменяется, а используется это в том числе для заработка.

«Есть меркантильные люди, склонные к сексуальным извращениям. После гормональной терапии они занимаются проституцией, и наличие мужских и женских половых признаков позволяет им зарабатывать больше», – объяснила эксперт.

На самом высоком уровне

В настоящее время и в России есть клиники, выдающие разрешения на смену пола за три-четыре приема. Этого очень мало, ни о каком серьезном обследовании здесь речь не идет. И называется смена пола просто переходом.

«Но какой же это переход? Переход – это когда легко и в любое время можно повернуть назад.  А смена пола – это членовредительство. Гормональная терапия может приводить к раку, она нарушает репродуктивную функцию», – возмутилась доктор.

Часто «друзья» из интернета советуют подросткам самим начинать пить гормональные препараты, потому что организм изменится и у психиатра «не останется выхода, кроме разрешения на операцию».

Запутавшиеся дети, которым на самом деле нужна помощь специалиста, идут в аптеки и покупают таблетки. Часть из них отпускают без рецепта. А рецептурные иногда можно купить с нарушениями, ведь некоторые учреждения и сейчас попадаются, например, на свободной продаже даже наркотических препаратов.

«Но мы должны оставаться в здравом уме. Нам нужна жесткая цензура этой пропаганды, нужно выходить на законодательный уровень», – резюмировала Ольга Бухановская.
 

Она поддержала мнение «Родительской палаты» России о том, что в стране активно идет эпидемия ЛГБТ.

Поделиться

Комментарии

«Ползали к речке и варили на костре ветки деревьев»: репортаж из освобожденного Мариуполя

«Ползали к речке и варили на костре ветки деревьев»: репортаж из освобожденного Мариуполя

Мариуполь, ДНР. 4 октября 2022. DON24.RU. Корреспондент «Молота» побывала в освобожденном Мариуполе, в котором в результате боев разрушены около 90% зданий. Бойцы со знаком Z на шевронах называют город вторым Сталинградом.

Осторожно: «лепестки»

30 сентября рано утром на границе между Ростовской областью и ДНР машин было мало. Проскочили ее буквально за 20 минут. Дорога на Мариуполь – идеальная. Совсем недавно заасфальтированная, ровная, как МКАД. На некоторых участках ремонт еще продолжается.

Фото: Каролина Стрельцова

Знаменитая стела на въезде в город еще недавно встречала гостей украинским словом «Марiуполь». Но сейчас чуждая русскому языку буква ушла в небытие, а приезжающих встречает русский «Мариуполь». Стелу украшают два флага – российский триколор и флаг Чеченской Республики с портретом Ахмата Кадырова, отца нынешнего президента республики Рамзана Кадырова.

Фото: Каролина Стрельцова

Светофоры в Мариуполе уже работают, хотя еще месяц назад бездействовали. На перекрестке между металлургическим заводом Ильича и «Азовсталью» лежит перевернутая разбитая Mazda – пикап с украинским флажком на капоте.

Нам направо. Мы приехали в Мариуполь с гуманитарной миссией: представители донского волонтерского центра «Единой России» привезли в местную БСМП около 2000 медицинских халатов, 4000 масок, глюкометры и ингаляторы. Доставку выполнили депутат Гордумы Таганрога Владимир Лаптев и руководитель фракции «Единая Россия» в Неклиновском районном собрании Максим Захаров. Парламентарии здесь не первый раз, такое впечатление, что они знают Мариуполь не хуже, чем Таганрог.

Фото: Каролина Стрельцова

Подъезжаем к больнице, просим медбрата позвать главного врача – он занят. Ждем. Вышли из машины. В городе тихо, автомобилей на дорогах мало. Нас просят быть аккуратными: в городе все ходят только по асфальтированным дорогам, где точно прошли саперы. Сворачивать в траву даже на полметра небезопасно: украинские войска, отступая, оставили на своих бывших точках неразорвавшиеся снаряды и множество мин-«лепестков», на которых регулярно подрываются мирные жители, в том числе дети. Недавно стало известно о 36 пострадавших от мин в ДНР, один из них скончался от ранений. Везде на обочинах – плакаты «Стоп! Мины». Но люди, кажется, уже привыкли: ходят на работу, живут обычной жизнью... Хотя, конечно, к такому вряд ли можно привыкнуть.

Фото: Каролина Стрельцова

К нам подходит женщина, представляется пенсионеркой из Мариуполя Людмилой Степановной. Пришла проведать родственников, которые лежат в больнице. Разговорились.

«Наш девятиэтажный дом на улице Артема, 134, возле автовокзала, полностью сгорел и обрушился. Вот, смотрите, эти маленькие ржавые ножницы – все, что осталось от моей трехкомнатной квартиры. Я нашла их на развалинах дома. Погибли 87 жильцов. По дому нанесли два удара, одновременно загорелись все четыре подъезда и горели два дня, 21 и 22 марта. Люди сидели в подвале. Хотели выйти, но «азовцы» (члены экстремистской организации, запрещенной в России. – Прим. ред.) нас не выпускали, а тем, кто выходил, стреляли в спину. Я тоже сидела в подвале, там в 30-метровой комнате нас было 43 человека, в том числе двое полуторагодовалых детей. У нас не было воды. В марте еще лежал снег, мы его растапливали, а соседки, которые помоложе и посмелее, ползали к речке за водой. А вокруг стреляли. В этой воде на костре варили ветки деревьев...»

Спрашиваю, почему она сразу не уехала из Мариуполя.

«Потому что мы не верили, что до такого может дойти. По профессии я инженер, но работала и гидом-экскурсоводом, показывала туристам не только Мариуполь, но и весь Советский Союз: Ленинград, Ташкент, Сортавалу, Ашхабад… Сейчас я, может быть, и уехала бы из Мариуполя, но мне некуда ехать. Мне негде жить. Видели бы вы, что творилось в Мариуполе, когда раньше привозили гуманитарную помощь! Кто молодой и сильный, тот доставал ее, а такие, как я (у меня вторая группа инвалидности), могли только смотреть и потом забирать пустые коробки. Сейчас мы получаем «гуманитарку» по месту прописки. В одни руки раз в месяц дают бутылку подсолнечного масла, два килограмма гречневой крупы, четыре банки тушенки, четыре банки селедки, два килограмма сахара. Очень надеюсь, что скоро в Мариуполе воцарятся добро, спокойствие и благополучие».

Людмила Степановна плачет. Пытаюсь ее успокоить, получается плохо. Подходит медбрат, сообщает, что сейчас к нам выйдет главврач.

«Iнтенсивна терапiя»

Конечно, я представляла его именно таким: высокий, широкоплечий, благородный мужчина с очень уставшими глазами. Протягивает руку: «Очень приятно, главврач БСМП Мариуполя Сергей Орлеанский».

Заходим в больницу – светлую, чистую, белоснежную. Вывески еще на украинском языке: «Кардiологiчне вiддiленне», «Iнтенсивна терапiя»… Депутаты передают медикам халаты, маски, глюкометры, ингаляторы, сладости к чаю и спрашивают, чего не хватает.

«Честно говоря, не отказались бы от коронарных проводников, нашим сердечникам они сейчас очень нужны», – говорит Сергей Орлеанский.

Депутаты обещают обязательно привезти их в следующий раз.

Фото: Каролина Стрельцова

Спускаемся в холл больницы, просим главврача рассказать о пациентах.

«Украинские военные работали по наводкам, в небе висели дроны, выслеживая людей, снайперы стреляли с верхних этажей, – говорит Сергей Орлеанский. – К нам в больницу привозили и русских, и украинцев – но в основном мирное население. Мы оказывали помощь и тем, и другим, и детям, и взрослым... Вот здесь в коридоре возле синего кресла у нас стояла коробка, там лежали ботиночки убитых детей и ботиночки с оторванными ножками. Полная коробка. Это ужас... Не было ни скорой помощи, ни дорог, все было разрушено, завалено разбитой техникой и проводами. Многие погибли из-за того, что их не смогли довезти до больницы. Кто-то сам приходил, кого-то приносили на носилках. С февраля по июнь мы провели более 800 операций. Сейчас в больнице лежат 105 человек, она рассчитана на 200 коек. Раньше в Мариуполе проживало 500 тысяч человек, весной было 70 тысяч, сейчас уже 205 тысяч – люди стали возвращаться. До сих пор люди ходят на перевязки, например, после огнестрелов и осколочных ранений. В больницу сегодня многие мариупольцы приходят на костылях. На амбулаторный прием ежедневно прибывают 300–400 человек».

Nota bene

Спрашиваю, сколько зарабатывают врачи, средний и младший медперсонал.

«Как говорил Петросян, зарплаты у нас хорошие, только маленькие. Мы надеемся, что перейдем на российские тарифные сетки, и тогда, я думаю, зарплаты будут как минимум в два раза выше. Да, существовала украинская программа по здравоохранению, но если сравнить темпы развития медицинской науки, то Россия шагнула далеко вперед. Нам есть чему учиться, и мы с удовольствием будем это делать. Мы не иждивенцы, мы нормальные работящие люди. Будем жить и идти вперед вместе со всей страной», – подчеркнул медик.

По словам Максима Захарова, Мариуполь получает поддержку из донского региона не в первый раз. Ранее их фракция в Заксобрании Ростовской области направила сюда около 30 т муки для выпечки бесплатного хлеба. Также депутаты ЗС РО передавали детские книги в местный гуманитарный центр «ЕР». А образовательные учреждения города при содействии донских волонтеров получали ноутбуки. Гуманитарная миссия в Мариуполе будет продолжена, ведь помощь необходима: люди продолжают жить в обстрелянных домах с выбитыми стеклами без электричества, газа и воды.

Фото: Каролина Стрельцова

Кстати, БСМП стоит рядом с храмом, возможно, поэтому, говорит Сергей Орлеанский, в здание не попал ни один снаряд. Но таких счастливых больниц очень мало: украинские военные часто целенаправленно обстреливали объекты с красным крестом. В итоге были разрушены три мариупольские больницы, еще четыре – повреждены. Были случаи, когда в ходе сложнейших операций от попадания снарядов погибали и врачи, и пациенты. Не спасали даже бронежилеты, которые медики должны надевать после того, как в радиоэфире объявят о готовящемся ракетном ударе.

За верность профессии Сергей Орлеанский получил звание «Заслуженный врач России». Он говорит, что это оценка работы всего коллектива.

«Всех, кто в нашей больнице не бросил свое рабочее место, можно назвать героем, – отметил главный врач БСМП. – Было непросто, например, пищеблок готовил на кострах, воду набирали из колодца, военные делились топливом для генератора. Но нам удалось спасти много жизней – вот что самое главное».


Лента новостей

Загрузить еще