Сколько можно «курить бамбук»

Спросили у психолога, зачем люди уезжают, бросая все

Ростов-на-Дону, 20 марта 2019. DON24.RU. Термин «дауншифтинг» впервые использовала в печати американская журналистка Сара Бен Бреатна в статье «Жизнь на пониженной передаче: дауншифтинг и новый взгляд на успех в 1990-е». Это рассказ о девушке, которая не позволяла работе полностью поглотить себя и приняла решение немного снизить темп жизни. А что такое дауншифтинг сегодня? Почему люди бросают престижную работу и уезжают в глубинку, чтобы вести натуральное хозяйство или «курить бамбук» на далеких островах? Об этом говорили с психологом Екатериной Трофимовой.

– Так что же такое дауншифтинг?

– За этим определением стоят разные процессы. Дауншифтером может быть директор крупной компании, который оставил должность ради творчества; сотрудник, решивший работать на удаленном от офиса расстоянии; студент, бросивший университет и потративший в Гоа все мамины деньги. Все это имеет одно название. Поэтому есть смысл классифицировать дауншифтеров и определить, какие мотивы ими движут, к чему это приводит и какие последствия имеет.

Наше время позволяет людям жить так, как они хотят, менять уровень жизни. Многие устают от погони за материальными ценностями, отказываются от благ цивилизации и просто живут в гармонии с природой, наслаждаясь жизнью.

Конечно, с точки зрения психолога, резкая смена чего бы то ни было может быть симптомом психического расстройства, но может и не являться им.

Дауншифтером может быть человек, который продолжает успешную деятельность, живя, к примеру, на том самом индийском побережье. Или даже трудоголик, у которого возникли проблемы со здоровьем, и врачи посоветовали ему сменить обстановку. В конце концов, это может быть просто человек, который хочет погрузиться в социальную жизнь другой страны и, может быть, потом написать об этом книгу. Есть люди, которые просто ищут трудности и находят удовольствие в том, что потом их преодолевают.

Вообще, дауншифтинг – это явление, которое трудно привести к одному знаменателю. Если обобщить, то это резкая смена деятельности, места проживания. Это может быть симптомом кризиса, депрессии. Вместе с тем это может быть попыткой найти себя, обнаружить в себе новые качества, новый талант.

– Есть мнение, что дауншифтерами становятся люди, которые сбегают от трудностей. Так ли это?

– Надо сказать, что и таких людей тоже достаточно много. К примеру, тот же студент, который сбежал, не сдав сессию, в Гоа, а потом вернулся к маме.

Кстати, когда мы отдыхали в этом индийском штате несколько лет назад с друзьями, то познакомились там с русской семьей: муж, жена и ребенок. Они приехали, чтобы перезимовать в теплых краях и, возможно, в дальнейшем переселиться в Индию. Жена устроилась работать в детский сад, ребенок был при ней, а муж не мог найти достойную для себя работу и просто слонялся без дела. Он рассказал нам много интересного о местности, в которой они живут.

Где-то через полгода мы снова встретились с этим молодым человеком на рынке в Гоа. Скажу прямо, налицо были следы сильной деградации. Он перестал мыться, зарос, было видно, что он находится под воздействием психотропных веществ. Ни о какой работе речь уже не шла, и вообще, он узнал нас с трудом, хотя мы бросились к нему, как к старому знакомому.

В данной ситуации речь идет о том, что некоторые люди вместо того, чтобы зарабатывать деньги и содержать семью, брать на себя роль добытчика, кормильца, на последние деньги отправляются путешествовать, совершенно не думая о завтрашнем дне.

– Что движет этими людьми?

– Чаще всего они уезжают с мыслью, что жизнь коротка, а они не получили от жизни ничего. Такие мысли появляются у тех, кто всю жизнь был отличником, гиперответственным человеком, перфекционистом, у тех, кто получил красный диплом, работал от заката до рассвета, у кого даже на личную жизнь не хватало времени. И вот ему 30 или даже 40 лет – а это самый кризисный возраст, когда вдруг начинаешь задумываться: а тем ли я занимаюсь, так ли живу? И тогда человек оказывается на распутье, как рыцарь в сказке: направо пойти или налево? И понятно, что, куда бы ты ни пошел, везде будет не идеально. Но куда-то ведь надо идти, и человек начинает двигаться наобум. А тут еще странные друзья, которые кричат: бросай все, иди к нам, здесь хорошо. А кричат они уже в блаженном состоянии, приняв дозу увеселительного, так как вдали от родины позволяют себе полностью расслабиться.

И там действительно первое время хорошо. Все стоит дешево, и бедный человек становится там миллионером. Просто переехав с одного места на другое, можно улучшить свое материальное состояние в 10 раз, но праздник заканчивается, и надо жить дальше, а вот тут-то и начинаются проблемы.

Поэтому важно понимать, что ты все это делаешь только для себя и ты имеешь право заблуждаться, делать ошибки, имеешь право уходить и возвращаться.

– Как вернуться к обычной жизни?

– Если ты уже пожил на райском острове и совершенно четко понял, что твое место там, где ты был успешен, то нет большей радости, чем вернуться домой. И даже если не в ту компанию, где ты работал, то в другую, или открыть свое дело, но рядом с близкими людьми. Это обретение целостности, когда ты четко знаешь, кто ты и где твое место, дает состояние покоя и гармонии, которое мы иногда надеемся найти вдалеке от дома.

Есть виды деятельности, которые требуют больших вложений, а есть те, которые больших вложений не требуют, где нужны только твои талант и желание. Я знают нескольких своих коллег, которые уезжали и возвращались.

Очень часто расплата за поспешные решения бывает достаточно жестокой, потому что хороший шанс не выпадает дважды. Одна моя знакомая уехала из России в надежде добиться большего в другой стране. Надо сказать, что она и так многого добилась перед тем, как бросить работу и отправиться в путешествие, но ей этого было недостаточно. В последующем она очень жалела об упущенных возможностях, ведь не всегда можно вернуться на тот же уровень. Мир меняется.

Это к тому, что если возник жизненный кризис, то очень важно, чтобы рядом был человек, который поддерживает тебя, и тогда может выясниться, что тебе нужны не Индия или Камбоджа, а тепло и любовь близких. А в эти замечательные жаркие страны можно съездить, чтобы просто отдохнуть. Как говорится, где родился, там и пригодился.

– Насколько дауншифтинг привлекателен лично для вас?

– Лично меня он совершенно не привлекает. Я очень люблю путешествовать, но один из моих самых любимых моментов – это когда надо собираться домой. Так бывает, что приезжаешь на отдых, и отель очень приятный, и постель уютная, с мягкими подушками, даже дома, кажется, не такая удобная, и возле отеля пальмы и бассейны – а дома все равно лучше! И когда отдых заканчивается, я всегда жду этого момента, чтобы скорее увидеть свой двор с поломанными лавками, и мне кажется, что нет большего счастья, чем вернуться домой после путешествия.

Для меня атмосфера, где всегда плюс 30 градусов, – нерабочая. Хочется расслабиться, все интеллектуальное в такой атмосфере просто отторгается, а для меня очень важно саморазвитие и самораскрытие. В эти страны я могу поехать отдохнуть, наполниться, набраться сил, но заниматься своей деятельностью я могу только здесь. Надолго туда едут те, кто хочет тотально расслабиться. Как правило, это люди, которые уже заработали невроз, устали и вымотались. Либо те, кто и не напрягался, и напрягаться не хочет.

– Насколько популярно это явление в нашей стране?

– О популярности того или иного явления можно судить по статистическим данным, у меня их нет. Среди моих знакомых таких людей нет. Среди знакомых моих знакомых – да, иногда слышу, что кто-то уехал. Но говорить о массовости этого явления, тем более о популярности, думаю, не стоит.

– Какая существует альтернатива дауншифтингу?

– Если говорить о негативной составляющей, такой как бегство, безделье или кризисная ситуация, то, конечно, альтернатива – это психолог.

Вообще, дауншифтеры – это люди, которые просто ищут, где лучше, но не всегда в том направлении. У тебя кризис или депрессия – выпей таблетку, сходи в кино, а человек вдруг собрал чемодан и уехал.

Знаю, что есть люди, которые относятся к ним презрительно. Уехал – значит, лентяй и бездельник. Необязательно. Есть люди, которые действительно могут работать в 30-градусной жаре и при этом получать московскую зарплату. Не надо их презирать и тем более ненавидеть.

Мне, например, нравится, что это явление существует, что есть люди, которые пытаются себя понять. Долгое время мы жили по указке, потом какое-то время совсем не понимали, как жить, и гнались за деньгами, статусом, потом пустились во все тяжкие. Дауншифтинг – это способ понять себя вдали от авторитетов и общественного мнения.

На самом деле человеку, которому всю жизнь говорили: «Ты никто, слушайся во всем мать и отца, родственников, соседей», очень трудно услышать свой голос. И если такой человек уединяется для того, чтобы найти себя, обрести уверенность в себе, то, наоборот, это даже вызывает уважение – достичь чего-то, осознать, что это не твое, все бросить и уйти в никуда.

Я, например, чаще слышу противоположное: 17 лет сижу на одном месте, ненавижу свою работу, но никуда не уйду. Так вот, по сравнению с этим позиция дауншифтеров вызывает уважение. Она честнее, смелее, может быть, этот шаг и ошибочный, но это шаг. Дауншифтинг – это проба, это вызов, это эксперимент со своей жизнью, и это заслуживает уважения.

Комментировать

Поделиться

Комментарии

Самое дорогое, или Сколько стоит в ЛНР собрать ребенка в школу

К школьной форме – демократический подход

Ростов-на-Дону, 30 августа 2019. DON24.RU. Маленькие зарплаты не мешают луганским мамочкам прекрасно одеваться и красиво наряжать своих детей. За умение выглядеть на миллион луганчанок любят в Европе. Особенно поодиночке. Ну а всей страной мы и сами не хотим. Ведь у нас другой менталитет, не такой, как в ЕС, где женщины ходят по улицам в мятых майках и кедах, а ту, что идет на каблуках, считают особью с пониженной социальной ответственностью. Отношение к детям у нас тоже отличное от западного.

Не будем искать причину в советском прошлом – просто констатируем факт: для своего чада нам ничего не жалко.  Наверное, потому что каждый с детства помнит острое чувство досады, когда у тебя нет того, что есть у других: огромного набора фломастеров, крутого рюкзака или модных кроссовок. Именно эти воспоминания побуждают нас экипировать ребенка в школу так, чтобы он был не хуже остальных.

Где на это взять денег – тут уж каждый выкручивается как может. Если с одеждой еще может выручить дружественный секонд-хенд, то с канцтоварами так не получится: тетрадей надо много и сразу. Причем с красивыми обложками, которые удорожают покупку вдвое. Поэтому многие родители собирают деньги заранее и всем миром, привлекая бабушек, крестных и друзей семьи. Подключается даже глава республики, который традиционно дарит первоклассникам канцелярский набор. В прошлом году это был целый портфель, в котором были пять тетрадей, альбом, ручка, карандаш, ластик, линейка, наборы карандашей и фломастеров, а также открытка с пожеланиями хорошей учебы, мира и добра.

Изюминкой подарка был специальный дневник, воплотивший детские мечты дизайнеров и педагогов: с наклейками, смайликами и пятидневной неделей. В конце каждой странички размещена «Лесенка успеха», так как оценки первоклассникам не ставят. По задумке, дети в конце недели должны самостоятельно себя оценить, описать свои ощущения с помощью наклеек. В конце дневника есть цветные вкладки, одна из них – распорядок дня. Здесь на часах нет стрелочек, родители вместе с детьми должны самостоятельно их расставить: когда у ребенка подъем, когда – занятия, когда – свободное время. Также предлагается проложить безопасный маршрут от дома до школы. Кроме того, в дневнике размещены полезные советы родителям и страничка «Мы – жители Луганской Народной Республики», на которой детям в доступной форме рассказали, что такое Отечество, что значит быть гражданином.

По словам министра образования и науки ЛНР Сергея Цемкало, количество первоклассников в республике из года в год увеличивается.

«В этом году мы планируем перешагнуть десятитысячный барьер. Если мы начинали с 8000 первоклассников, то в этом году реальна перспектива того, что 10 075 первоклассников планируют сесть за парты наших образовательных учреждений», – сообщил он.

Магазин, рынок или почта?

Не секрет, что, чем старше дети, тем дороже они обходятся. Опустим расходы на карманные деньги и питание (кстати, младшие школьники питаются в школьной столовой бесплатно). Жанр статьи предполагает предоставить срез цен начиная с волшебного предлога «от». Итак, минимальные цены:

– портфель – от 1000 рублей;

– дневник – от 39 рублей;

– тетрадь 12 листов – от 4,8 рубля;

– тетрадь 18 листов – от 7,5 рубля;

– тетрадь 24 листа – от 9,5 рубля;

– тетрадь 48 листов – от 25 рублей; 

– тетрадь 96 листов – от 38 рублей;

– папка для тетрадей – от 100 рублей;

– ручка – от 5 рублей;

– простой карандаш – от 10 рублей;

– цветные карандаши в зависимости от фирмы и количества цветов – от 50 рублей;

– фломастеры – от 50 рублей;

– пенал – от 50 рублей;

– линейка – от 10 рублей;

– акварельные краски – от 80 рублей;

– гуашь – от 100 рублей;

– кисточка для красок – 10 рублей;

– баночка-непроливайка – от 25 рублей;

– ластик – от 10 рублей;

– ножницы – от 30 рублей;

– клей ПВА – от 40 рублей;

– цветная бумага – от 40 рублей;

– картон – от 50 рублей;

– пластилин – от 100 рублей;

– доска для пластилина от 70 рублей;

– альбом для рисования – от 12 рублей.

Пройдя по рынкам и магазинам Луганска, мы выяснили, что дешевле всего будет скупиться на Восточном рынке. Родители младших школьников в любом случае потратят на канцтовары не меньше 2042 рублей, старших – на 500 рублей больше. Довольно приемлемые цены в почтовых отделениях (почта уже лет 20 торгует сопутствующими товарами (канцтовары, моющие средства)) и на школьном базаре в гипермаркете «Стройцентр», который организован при поддержке Министерства экономического развития и торговли ЛНР.  Там представлены абсолютно все товары, которые пригодятся школьнику, начиная от тетрадей, рюкзаков, одежды, обуви и заканчивая школьной партой.

На вкус и цвет товарища нет

Самая затратная часть в экипировке школьника, конечно, не канцтовары, а одежда, из которой ребенок быстро вырастает. К вопросу о школьной форме в республике подошли демократично – родительское самоуправление решает, какой именно она должна быть, а ее наличие установлено законодательно. Насколько дорого обойдется форма, зависит от конкретной школы, гимназии или лицея, но точно не бесплатно. Были времена, когда в Луганской Народной Республике первоклассникам выдавали не только канцтовары, но и школьную форму. В 2017 году глава республики Игорь Плотницкий развернул целую кампанию по обеспечению школьников формой: четыре швейные фабрики ЛНР изготовили костюмы темно-синего цвета для мальчиков и девочек и обеспечили ими всех первоклассников республики, а также был внесен проект изменений в закон об образовании.

Для обсуждения поправок касательно школьной формы создали целый республиканский родительский совет, профсоюзные и общественные лидеры агитировали за единую школьную форму, детское телевидение тоже выступило «за», потому что форма «объединяет, дисциплинирует». Однако среди родителей накалились страсти, и back in USSR не получился. Все приветствовали некий дресс-код, но отрицали инкубаторскую уравниловку. Дескать, здесь вам не Северная Корея, к тому же уровень доходов у всех разный, и заплатить 6–10 тысяч (юбка, брюки, пиджак, жилет, две рубашки) не каждый в состоянии.

В итоге родительские советы в большинстве своем приняли решение о введении элементов школьной формы и отличительных знаков – шевронов. Как правило, это одинаковый жилет из ткани или трикотажа с эмблемой школы. Основные цвета: синий, серый, бордо. Цена жилетов – от 400 до 800 рублей. Производители: предприятия Луганской Народной Республики, Российской Федерации, Беларуси. Изготовление шеврона – от 52 рублей.

Учителя Червонопрапорской школы № 34 Перевальского района решили показать детям пример и тоже пошили себе одинаковые костюмы.

В Министерстве образования и науки бодро отметили: итоги проведенной работы демонстрируют, что родительская общественность и органы власти в Луганской Народной Республике работают сообща и государственно-общественное управление системой образования имеет положительный результат.

«Школа не место для демонстрации дизайнерских изысков и экстравагантных идей» – это цитата из положения о школьной форме одной из школ города Свердловска. Некоторые пункты действительно умилительные: «Не использовать цвета ярко-красный, ярко-зеленый, ярко-желтый, ярко-оранжевый и подобные, так как они не соответствуют требованиям СанПиНа и могут вызывать психологическое утомление. Рекомендуется использование тканей для блузок, водолазок и рубашек белого и пастельного тона (с вариантами оттенков в данной палитре). Пастельные тона – светлые, теплые оттенки розового, бледно-желтого, бледно-голубого, бежевого цветов и т. п. Пастельные тона очень мягкие, тихие. Эти цвета воспринимаются как нейтральные, поэтому не утомляют глаза и позволяют взгляду расслабиться. Исключить декорирование юбок, брюк. Макияж и маникюр у школьниц 9–11-х классов должен быть скромным, не вызывающим и соответствовать возрасту учащейся. Запрещено ношение девушками в школе обуви на каблуке «шпилька». Школа не место для демонстрации дизайнерских изысков и экстравагантных идей».

В соответствии с этими рекомендациями мы провели мониторинг цен. Стоимость белой блузки на девочку составляет от 486 рублей до 1500 рублей, рубашка на мальчика обойдется примерно в такую же сумму. Школьный сарафан или юбка будет стоить от 500 до 2000 рублей, брюки на мальчика – от 500 рублей. Туфли на девочку – от 700 рублей, на мальчика – цена примерно такая же. Банты стоят от 100 до 300 рублей, носки, гольфы – от 50. 

Спортивная форма как для мальчиков, так и для девочек на луганском рынке стоит от 1000 до 2000 рублей. Спортивная обувь – от 500 рублей.

Естественно, каждую единицу умножаем на два: две рубашки, двое брюк, юбка и сарафан, две пары обуви, двое носков. Исходя из минимальных рыночных цен выходит, что собрать ребенка в школу обойдется приблизительно в 7300 рублей.

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое