Ощущение полной свободы: Дмитрий Дибров поделился впечатлениями от пятидневного сплава по Дону

Ростовская область, 18 августа 2021. DON24.RU. Известный журналист, телеведущий и шоумен Дмитрий Дибров в эфире телеканала «ДОН 24» поделился впечатлениями после пятидневного сплава по Дону на плоту. Во время своего путешествия он вместе с своей семьей и семьей близкого друга, главного редактора информационного агентства Виктора Серпионова, прошел путь по реке от станицы Вешенской до города Серафимовича. 

«Мы взяли всю семью и еще семью друзей близких, погрузились на плот и прошли по Верхнему Дону. Пять суток заняло это путешествие. Интересно, что, когда затем мы возвращались в Ростов на автобусе, этот путь занял всего несколько часов! Верхний Дон — это абсолютно отдельная часть Вселенной. Жителям Ростова никогда на свете ничем Дон-батюшка не напомнит о том, какая он громада! А я горячо рекомендовал бы всем посмотреть, как Дон выглядит в своих верховьях.

ИА «ДОН 24»

Дмитрий Дибров добавил, что хотя для навигаторов верховья Дона и начинаются в Новомосковске Тульской области, где река берет свое начало, для казаков Верхний Дон всегда начинался с Вешенской. В тех местах первое чувство, которое испытывает человек, погрузившись на плот перед сплавом по Дону, – ощущение абсолютной свободы и победы над временем. При этом шоумен отметил, что сплав на плоту был абсолютно безопасным, потому что проходил в несудоходных местах реки:

ИА «ДОН 24»

«На плоту ты сам хозяин своего времени и останавливаешься, только когда кто-нибудь пискнет: «Папа, купаться!» Ты хозяин себе, когда ты на плоту. На пароходе иначе – чтобы остановиться, надо подойти к какой-нибудь пристани, а на плоту иначе: «Здесь купаемся?» – «Здесь!» Проплыли чуть вниз – и снова купаться. Вот это фантастическое чувство свободы и отличает Дон от других рек».

Дибров также подчеркнул, что пять суток наедине с донской дикой природой, с ее богатствами, величием и красотой, заряжают на долгие месяцы, и это здорово для любого человека.

«Представьте себе, пять суток среди совершенно необитаемых бескрайних просторов, но справа и слева высятся песчаные обрывы, бесчисленные гнезда птиц, орланы летают, удивительные, будто монстры инопланетные, деревья, наклонившись, вылезают из этих яров. Господа, ну это как каньоны в Аризоне! Только не такие высокие, но все то же самое. Величие! Ни одного человека – потому что туда не доедешь, зато сможешь дойти на плоту».

ИА «ДОН 24»

По ходу своего маршрута путешественники успели увидеть и множество местных достопримечательностей, хранящих в себе историю и дух казачества. Так, в Вешенской повезло встретиться с депутатом Госдумы РФ Александром Шолоховым, внуком Нобелевского лауреата и классика литературы Михаила Шолохова. В Серафимовиче гостей встречали казачьи ансамбли, которые исполнили приветственные куплеты. Гостям показали основные достопримечательности, провели по залам музея с уникальными экспонатами местной культуры и быта. Ярчайшее впечатление оставил Усть-Медведицкий Спасо-Преображенский женский монастырь. 

ИА «ДОН 24»

Виктор Серпионов подытожил впечатления от пятидневного турне:

«Тур на плотах – это тот самый внутренний туризм, о котором говорят в последнее время. И это не толкотня в музеях и душных автобусах, а единение с природой. Звездное небо, которое не увидишь нигде в городе. Это новые звуки. Редко же мы слышим ночные трели тысяч сверчков и душераздирающие крики петухов, если рядом хутор. А еще ночью рыба плещется в полуметре от тебя. Если уж дождь и ветер, то ощущения как от вселенской катастрофы. Купание в любой момент, и на стоянке, и в движении. Рыбалка. Еда, приготовленная на открытом огне. Совершенно новые или давно забытые ощущения. Дмитрий закачал в телефон аудиокнигу "Тихий Дон", и это было непередаваемое удовольствие – слушать текст,  проходя теми же историческими местами, которые упоминаются в романе. Рекомендовал бы всем, кому еще не чужда романтика, хотя бы раз отправиться в путешествие на плоту».

Поделиться

Комментарии

230 лет назад в Ростове освятили церковь монастыря Сурб-Хач

230 лет назад в Ростове освятили церковь монастыря Сурб-Хач
Фото: Виктория Корнеева /don24.ru /АО «Дон-медиа». ©

Ростовская область, 27 ноября 2022. DON24.RU. В этот день 230 лет назад в Ростове освятили церковь монастыря Сурб-Хач. Сейчас это здание – старейшее из сохранившихся в границах современного Ростова. На территории монастыря вблизи церкви раньше работала первая на юге России типография. За шесть лет, с 1790 по 1796 годы, здесь напечатали больше 20 книг.

Первый камень будущей церкви заложили в 1783 году, но строительство началось только через три года. Возводили здание шесть лет. Этим занимались армяне, переселившиеся в Ростов из Крыма и основавшие мужской монастырь Сурб-Хач.

Указ, разрешивший переселение в Приазовье христиан из Крыма, Екатерина II  издала 14 ноября 1779 года. Сделано это было якобы для того, чтобы защитить братьев-христиан от притеснений мусульманского населения Крымского ханства. Но был в действиях императрицы и расчет: в расслоенном обществе полуострова крестьянами и ремесленниками являлись в основном армяне, а крымские татары составляли другие, менее «трудящиеся» классы. Лишив ханство рабочей силы, Екатерина II хотела его ослабить, чтобы присоединить Крым к России против воли хана. Через три с половиной года задуманное удалось.

Покидая родину, люди брали с собой самое ценное. Но на повозках много увезти невозможно. В память о брошенных домах приехавшие на Дон армяне давали своим поселениям и церквям привычные названия.

К моменту закладки монастыря Ростову было больше 30 лет. Город рос и развивался, но основатели монастыря дичились мирской суеты. Они обустроили обитель в нескольких километрах и от Ростова, и от Нахичевани. Место выбрали на возвышении, неподалеку от бьющего из-под земли родника.

С собой основатели Сурб-Хача привезли свою главную реликвию – хачкар Сурб-Хач (святой Камень-Крест). Изваяние было создано примерно в VI веке в городе Ани, столице Армянского царства.

В XI–XIII веках, гонимые турками, а затем монголо-татарами, армяне покидали свою страну. Большая часть переселенцев отправилась в Крым. Вывезенный из Ани хачкар Сурб-Хач послужил основой для крымского одноименного монастыря, который был построен в 1385 году в окрестностях города Старый Крым. Пять веков хачкар находился в крымском монастыре Сурб-Хач, потом его привезли в Ростов.

Фото: ru.wikipedia.org.

Церковь строили по проекту архитектора Ивана Старова, который создал Таврический дворец и Троицкий собор Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Как выглядел Сурб-Хач в те времена, неизвестно – здание не раз перестраивали. К западу от церкви возвели колокольню, а к востоку – двухэтажный архиерейский дом. В нем открыли школу, позже преобразованную в семинарию с пансионатом. Здесь же создали библиотеку, а при ней типографию, первую на всем юге страны. Монастырю принадлежали около 50 га земли. Ее сдавали в аренду под пашни и огороды.

В 1862 году в Сурб-Хач приезжал архиепископ Армянской апостольской церкви Габриэл Айвазовский, старший брат художника-мариниста Ивана Айвазовского. К моменту его визита монастырь обветшал. Архиепископу удалось запустить сбор средств на реставрацию обители.

В те времена монастырь часто становился объектом разбойничьих налетов, потому что он находился далеко от города. Вокруг обители росли деревья и кустарники – увидеть приближающихся разбойников или догнать их после ограбления было непросто. Злоумышленники считали, что в обители хранятся сокровища.

Не раз жертвами разбойников становились священнослужители. Так, в мае 1834 года семеро грабителей ворвались в здание ночью. Братья доверяли свои жизни Богу – надежных засовов на двери не было. Сонных монахов связали и принялись искать деньги. Неожиданно на незнакомцев напал архимандрит Аламдарян. Во время налета он не спал и успел спрятаться. Служитель избил нескольких злоумышленников, но и сам получил пулю. А добычей разбойников оказались только шубы и прочие вещи монахов – богатств они не нашли. Некоторых из грабителей позже задержали.

Через 54 года жертвой налетчиков стал архимандрит Тер-Никохосян. На этот раз разбойники оказались более жестокими: они перерезали горло священнослужителю. Похищенные окровавленные деньги потом нашли далеко от монастыря, у одной из родственниц преступников. Самих убийц так и не задержали.

Монастырь существовал до 1920-х годов. Потом советская власть решила передать его постройки совхозу. Здания использовали как зернохранилище. Колокольню и архиерейский дом разрушили.

Восстанавливать церковь начали в 1968 году. После окончания работ в здании храма открыли Музей русско-армянской дружбы. Богослужения здесь  стали проводить в 2000 году, а в 2007 году музей переехал в особняк Гайрабетовых на площади Свободы в Ростове.

Фото: церковь Сурб-Хач на марке России 2001 года. Источник: ru.wikipedia.org.

Главной реликвией храма и в наши дни остается хачкар Сурб-Хач. Никаких надписей на базальтовом кресте нет. В его верхней части изображено символическое солнце – знак вечности, а под розеткой расположен большой крест – символ христианства.

В конце XIX века хачкар Сурб-Хач обрамляла позолоченная стеклянная рама, дополняли его два креста: большой медный и небольшой серебряный, которые исчезли после разграбления церкви в 1920-е годы. После этого Крест-камень перевезли в храм в Нахичевани, но в 1930-е годы его закрыли, а святыню установили в кладбищенской церкви Святого Карапета. Позже крест доставили в Музей русско-армянской дружбы, который располагался в здании закрытой церкви Сурб-Хач. Когда музей переезжал на площадь Свободы, крест хотели забрать, но прихожане попросили оставить его в храме.

На территории церкви похоронены армянские поэты и писатели Арутюн Аламдарян, Микаэл Налбандян и Рафаэл Патканян.

Сейчас храм окружен жилыми микрорайонами. Вблизи церкви разбили парк «Дружба», а сам Сурб-Хач теперь стоит на берегу верхнего из двух северных водохранилищ в балке реки Камышеваха. Из-под холма, на котором расположен храм, как и много десятилетий назад, бьет ключ. Возле него обустроены купальня и зона отдыха. Летом здесь загорают и купаются сотни горожан, а 19 января верующие приходят сюда для совершения обряда крещенского купания.

Лента новостей

Загрузить еще
Самое комментируемое