Размах крыльев почти два метра: почему филины из Ростовского зоопарка ни разу не клевали посетителей

Размах крыльев почти два метра: почему филины из Ростовского зоопарка ни разу не клевали посетителей
Фото: пресс-служба Ростовского зоопарка. ©

Ростовская область, 4 июня 2021. DON24.RU. В Ростовском зоопарке живут 12 филинов: три самца, три самки и шесть птиц, пол которых определить еще не удалось. К людям они относятся настороженно, но любопытных посетителей не клевали ни разу, рассказала информационному агентству «ДОН 24» зоолог отдела орнитологии Марина Бойко.

«Не было случая, чтобы филин клюнул посетителя: вольер находится в труднодоступном для гостей месте. Птиц хорошо видно, а засунуть пальцы к ним через сетку невозможно», – пояснила специалист.

Имен пока не получили четыре филина. Остальных зовут Буба, Филя, Форд, Южик, Юка, Юпи, Юлио и Юми. Характеры у хищников разные, но людям, даже «своим», они не доверяют. Сотрудники не обижаются, ведь у них нет цели приручить больших глазастых птиц, и продолжают регулярно приносить еду – говядину и взрослых крыс. Пропитание хищники получают один раз в день.

Фото: пресс-служба Ростовского зоопарка

В природе филин – одиночка. Пара образуется только на период высиживания и выкармливания потомства. Поэтому и в вольере все 12 птиц не обращают друг на друга никакого внимания – не ссорятся, но и не дружат.

Три года назад подопечные порадовали орнитологов – пара филинов вывела птенцов.

«В 2018 году у наших филинов было потомство. Все три птенца выросли и пополнили коллекцию ростовского зоопарка», – рассказала Марина Бойко.

Огромная птица (самка может весить до 3 кг, а самец чуть меньше) не делает гнезд на деревьях – для высиживания яиц хищники находят ямки или расщелины, гнездятся среди поваленных стволов или под низкими лапами елей.

Фото: пресс-служба Ростовского зоопарка

Филины удивительно спокойные птицы – они не реагируют на соседей по вольерам, не нервничают из-за пролетающих голубей и не пытаются выбраться на волю через сетку, загораживающую небо. В природе они без проблем переходят с одного вида корма на другой. Может быть, в этом принятии мира и скрыт секрет их долголетия – на воле птица может жить до 25 лет, а в зоопарке способна отметить и полувековой юбилей.

Торчащие над глазами перья филина – вовсе не ушки, как многие думают. Ученые считают, что вместе с окрасом эта маскировка помогает птице оставаться незаметной среди травы или веток.

Фото: пресс-служба Ростовского зоопарка

Погода на этой неделе ростовским филинам не нравится – они, нахохлившись, прячутся от дождя под навесом. Зиму такие птицы переносят легко, морозы им не страшны. Больше всего хищники любят весну и раннюю осень, когда среднесуточная температура приближена к +17.

С наступлением темноты ночная птица становится более активной, а после ужина и вовсе не прочь «спеть». Чаще всего филин ухает, иногда может протяжно завывать или гудеть, а если его что-то беспокоит или пугает – издает громкий энергичный хохот.

Фото: пресс-служба Ростовского зоопарка

Напомним, белому медвежонку Айке из Ростовского зоопарка исполнилось полгода.

Поделиться

Комментарии

Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле

Движение духа в человеке: как ростовчане возрождают редкую старинную технику гравюры на металле
Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Ростовская область, 17 июня 2021. DON24.RU. Редкую старинную художественную технику возрождают в Ростове. В этом году донские студенты-графики планируют организовать выставку своих картин, сделанных, по сути, при помощи металла. Корреспондент ИА «ДОН 24» побывал в мастерских, где создаются необычные работы.

То, чем занимаются студенты Академии архитектуры и искусств Южного федерального университета направления «Графика», называется эстампом. Это произведение, которое представляет собой оттиск на бумаге, сделанный с печатной формы. Есть разные виды эстампа, в том числе ксилография (гравюра на дереве), линогравюра (гравюра на линолеуме), литография (печать с литографского камня), монотипия (плоская печать, делается с гладкой поверхности), офорт (гравюра на металле). В технике офорта как раз и работают студенты-графики Екатерина Кириченко и Алина Юрченко. Курирует их Александр Семергей, доцент кафедры живописи, скульптуры, графики Академии архитектуры и искусств ЮФУ, художник-стажер Российской академии художеств. Он также руководитель единственной в Ростове учебной эстампной мастерской. Александр, Екатерина и Алина – одни из немногих художников в донской столице, которые работают в этой технике.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Согласно данным открытых источников, первые опыты офорта были еще в начале XVI века. В 1515–1518 годах немецкий живописец, гравер, график Альбрехт Дюрер начал экспериментировать с травлением металла. Среди его известных эстампов «Адам и Ева», «Рыцарь, смерть и дьявол», «Морское чудовище», «Блудный сын», серия из 15 гравюр «Апокалипсис».

Дюрер, офорт «Апокалипсис. Четыре всадника»

Расцвет техники офорта пришелся на XVII век. Ее величайшим мастером был голландский живописец и график Рембрандт. Среди его шедевров пейзажи «Мельница» и «Три дерева», библейская сцена «Христос, исцеляющий больных (Лист в сто гульденов)».

Офорт Рембрандта, «Христос, исцеляющий больных»

И наконец, стоит выделить испанского художника Франсиско Гойю. Его картины ярко отражали судьбу родного народа. Так, в серии офортов «Бедствия войны» художник изобразил борьбу масс  с наполеоновскими войсками, осаду Сарагосы и голод 1811 года.

Гойя, «Бедствия войны»

По словам Александра Семергея, особенно эстамп был популярен во второй половине XX века, прежде всего в России. Среди ростовских печатных графиков известны такие имена, как Владимир Бегма, Виталий Маркин, Валентин Шило, Владимир Куприянов, Марина Ордынская, Наталия Курманаевская.

«У интеллигенции правилом хорошего тона считалось иметь дома хотя бы один эстамп. Печатная графика – тиражная техника, но при этом каждый оттиск по-своему уникален. То есть довольно много людей могут иметь у себя оригинальное произведение искусства. Это более доступно, чем живописное произведение, которое пишется в одном экземпляре: заполучить его рядовому гражданину довольно трудно», – поясняет Александр Семергей.

«У офорта есть особая насыщенность. Ручкой, фломастером в жизни не получится такой черной глубины, тонкой тональной градации», – отмечает Алина.

Фрагмент металлической гравюры, серия работ Алины «Руслан и Людмила», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Последние десятилетия направление печатной графики стало забываться. Произошло это по нескольким причинам. По словам Александра Семергея, прежде всего, между искусством и зрителем исчезло связующее звено. Раньше им были государство и меценаты. Например, в конце XIX века существенное влияние оказывали такие покровители искусства, как Мамонтов, Морозов, Третьяков.

После революции, в советское время, художников активно поддерживало государство. Хотя искусство приобрело во многом идеологический характер, оно продвигалось в массы, в частности о крупных выставках регулярно писали в газетах, народу они были интересны. Сейчас условия для искусства диктует рынок и те, кто стоит на финансовой вершине общества, считает преподаватель.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

«В нынешнее время человек, который отучился и идет дальше, больше предоставлен самому себе. Ему приходится подстраиваться под вкусы общества, чтобы продать работу. Самый яркий пример того, что сейчас популярно, – довольно салонно прописанные пейзажи с фотографий, с детально изображенной каждой травинкой и яркими цветами. Это грустно, потому что в истории русского искусства есть достойные представители живописи, графики, например Левитан и Коровин», – добавляет Катя.

По ее мнению, интерес к печатной графике утрачен и в связи со снижением образованности. Многие ничего не знают об эстампе, на выставки ходят в основном сами художники, их родственники и друзья.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Мастерская эстампа со всем необходимым оборудованием, где ростовчане создают свои работы, находится в старинном здании на улице Горького, 75. До революции здесь располагалась женская гимназия, сейчас – Академия архитектуры и искусств.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Вторую жизнь мастерская получила около 10 лет назад: в 2008 году во время капремонта здания ее пришлось убрать отсюда, затем предстояло восстановить. Из-за переезда оборудования не осталось, пришлось купить новое. Во всем Ростове только здесь есть канифольный шкаф, печка, травильня, которые необходимы для создания гравюры на металле. Да и во всей России такое оборудование, как правило, встречается лишь в крупных городах, например в Москве и Санкт-Петербурге.

Создание одной картины может занимать месяц, а может и год, так как часто работа ведется сразу над несколькими офортами. Всего граверы проходят несколько этапов, которые, пожалуй, напоминают что-то алхимическое. В мастерской художники продемонстрировали создание офорта в технике травленого штриха. Как раз в этой манере работал Рембрандт.

Пластину кладут на печку и покрывают кислотоупорным грунтом, похожим на битум. Он плавится под воздействием температуры.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Рисунок наносят специальным гравировальным карандашом. Художники говорят, что так «обнажается металл».

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

При помощи сухого горючего пластина «заплавляется». Ее коптят.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

После работу кладут в кислоту. Она протравливает то, что «нацарапано» на металле. Есть разные степени протравки: чем дольше лист металла находится в кислоте, тем глубже будет выемка в пластине, тем насыщеннее и ярче будет штрих.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Кстати, существует еще одна техника офорта – акватинта. Оттиск, сделанный с пластины, гравированной в этой манере, напоминает акварельный рисунок. Принцип техники заключается в том, что на металл наносятся зерна кислотоупорных смол, в большинстве случаев – канифоли. Это вещество в твердом, не растолченном виде похоже на янтарь.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

По словам Кати, после того как пластину засыпали растолченной канифолью, ее плавят при помощи сухого горючего, но не коптят, не покрывают грунтом. Затем металлический лист отпускают в кислоту. Канифоль застывает на металле в виде гранул и дает интересные живописные эффекты.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа» 

Как раз для этой манеры офорта в мастерской и стоит специальный канифольный шкаф.

Завораживает, однако, офорт – тот вид искусства, где необходимо соблюдать меры предосторожности. В конце XX века общество всерьез озаботилось влиянием кислот, растворителей на здоровье художников, печатников, работающих в офортной технике. В итоге были найдены и разработаны наименее токсичные методы создания гравюр на металле.

В ростовской мастерской художники пользуются азотной кислотой, разбавленной водой, есть вытяжка, однако над веществом лучше не стоять и не дышать им, рассказывает Катя. То же касается и канифольной пыли.

Стоит здесь и станок, при помощи которого изображение с металла переносится на бумагу. Есть такой и в другом месте, где трудятся студенты, – в мастерской Александра Семергея, расположенной в старинном доме на улице Обороны.

Иллюстрация Кати к стихотворению Брюсова «Сумерки», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Работая в технике офорта, ростовские художники обращаются к разным сюжетам, в том числе донским. Так, серия работ Александра Семергея «Степь» была представлена на престижной московской выставке.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Образы на картинах не имеют однозначной трактовки и не являются дословным изображением какого-то места или человека. Часто это именно символ.

Студенты также участвуют в престижных выставках, например во Всероссийском фестивале графики «Урал GRAPHO», который проходил в Екатеринбурге.

Катя Кириченко по первому образованию международный экономист. Ее дедушка работал живописцем, благодаря ему в доме были книги об изобразительном искусстве, которые девочка читала. Учась в магистратуре Южного федерального университета, Катя рисовала для себя. Переломным моментом стало посещение Эрмитажа, Русского музея в Санкт-Петербурге со «взрослым», зрелым пониманием искусства. Также студентка случайно узнала о программе междисциплинарного образования, в рамках которой можно было ходить на любой другой факультет на интересующие предметы, чтобы затем получить приложение к диплому.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Так она стала посещать Академию архитектуры и искусств, присоединившись в учебной группе живописцев. Вскоре поняла, что этого недостаточно, и решила идти туда за полноценным вторым высшим образованием. Сначала девушка хотела писать маслом.

«Попав в академию, я занималась с живописцами, параллельно Александр Витальевич вел у нас предмет «Пластическая анатомия». Я часто заходила в эту мастерскую, общалась со студентами-графиками, и мне показалось, что графика больше мне подходит, потому что более дисциплинирующая. Здесь сама техника предполагает, что ты просчитываешь, что будешь делать, как именно. В ней есть элемент случайности, но в целом предполагается точный рисунок, точный композиционный и тональный разбор работы», – пояснила Катя.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Серия этих офортов посвящена личным воспоминаниям Кати, которая выросла в частном доме. На картине детская комната в казачьем курене.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

А это литография – печать с камня. На картине, представленной ранее на выставке в Екатеринбурге, собирательный образ Нахичевани – города, созданного в XVIII веке переселившимися на Дон армянами. Сейчас это часть Пролетарского района Ростова, где сохранилось немало старинных домов.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Алина с детства любила рисовать, ходила в художественную школу в Волгодонске. После девятого класса поняла, что хочет работать в сфере искусства. Поначалу ей казалось, что это должна быть актуальная профессия вроде дизайнера. Преподавательница, которая готовила девушку к поступлению в вуз, считала, что она будет учиться на архитектора.

«Был удивительный случай. Буквально за полгода до экзаменов я прочла на сайте нашей кафедры, что есть направления «Живопись», «Скульптура», «Графика». Внимательно просмотрела описание, какие преподаватели, и поняла, что графика – это то, что мне всегда нравилось. Я на самом деле с детства больше всего любила рисовать карандашом», – рассказала художница.

В итоге Алина поступила в академию без экзаменов, заняв первое место в олимпиаде для школьников. Чудом девушка считает то, что в год ее поступления на «Графику» могли взять лишь одного человека, которым она и стала.

Фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Это офорт, на котором представлен образ Приазовья, на картине Алина изобразила скифскую бабу. Эти каменные изваяния, изображающие воинов, иногда женщин, встречаются в южнорусских степях. Скифы – древний ираноязычный народ, его представители жили в степной зоне под названием Скифия с VIII века до нашей эры до IV века нашей эры. Восточная граница Скифии проходила как раз по территории Ростовской области. 

В арсенале офортистов не только образы, связанные с Доном. Так, в рамках стажировки Александр Семергей готовит отчетную работу, посвященную известной евангельской истории.

Серия работ «Гадаринское чудо», фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Чудо было совершено на берегу Галилейского озера, в Гадаре. Там Иисуса и его учеников встретил мучившийся бесноватый. Он рассказал, что имя ему Легион, имея в виду, что в нем много злых духов. Бесы просили Иисуса не изгонять их в бездну, а пустить в стадо пасущихся свиней. Сын Божий позволил им это, и животные бросились в озеро, погибнув там. «Имя мне – легион» – ныне это крылатое выражение, обозначающее несметное количество чего-либо, обычно не слишком хорошего.

«Задача у искусства не усладить взор, а прежде всего обнаружить движение духа в человеке», – подчеркивает Александр. 

Работа Александра Семергея (офорт, на котором изображение птицы), фото: Виктория Корнеева/don24.ru/ГУП РО «Дон-медиа»

Пожалуй, ростовским офортистам удается не только возрождать старинную технику печатной графики, но и показывать это движение духа.


Лента новостей

Загрузить еще
Самое комментируемое