Кириллицу заменят на латиницу?

Ростовские филологи сравнили великий и могучий с засыхающим деревом

Кириллицу заменят на латиницу?

Ростов-на-Дону, 19 октября 2017. Через два-три поколения жители России могут перейти на латиницу, если тенденция  утраты собственного словотворчества в русском языке сохранится. Такую нерадостную картину нарисовала заведующая кафедрой русского языка и культуры речи РГЭУ (РИНХ) Элла Куликова на презентации проекта ЮФУ «Язык – духовный код нации», победившего в конкурсе социальных проектов общественных организаций Фонда президентских грантов.

Доброрадствуем или злорадствуем?

«Постулат о великом и могучем русском языке  –  метафора позапрошлого столетия», – с этих слов начала свой доклад доктор филологических наук, профессор Элла Куликова.  По ее мнению, Президент России Владимир Путин неслучайно уделяет особое внимание  поддержанию и развитию русского языка. Дело в том, что языковая ситуация в современном российском обществе «очень непростая».

«До такой степени непростая, что ставит в тупик самих языковедов. Есть вполне обоснованное мнение, что русский язык переживает период смуты, нестабильности, кризиса, что объясняется стремительным сокращением русского словообразовательного пространства», – подчеркнула Элла Куликова.

Она напомнила, что русский язык всегда считался морфологически одаренным, где тонкие нюансы смысла и многочисленные оттенки передавались при помощи суффиксов. Однако сейчас эта способность утрачивается. В XIX веке в русском языке было 200 слов с корнем «добро»: «доброрадствовать», «добродея», «добрословить». В XX веке словарный запас пошел на убыль, и в XXI веке осталось всего 56 слов: «добродея» и «добрословить» ушли, зато «злодей» и «злословить» остались.

«В языке было 120 слов c корнем «любовь», осталось 40, причем у нас совершенно нет слов для обозначения телесной любви – лишь медицинские термины или слова, граничащие с обсценизмами. И так со многими словами», – развела руками Элла Куликова.

Поговорим на мертвом языке

Если употребить метафору, известную во многих лингвокультурах, и представить наш язык в виде дерева, где словообразовательные гнезда – это ветви, а слова – его листья, то мы увидим засыхающее дерево, уверена лингвист. По ее словам, границы языка – это границы  мира, поэтому сокращение словарного запаса попросту означает сокращение мыслей и чувств.

«Мы даже не выработали собственных наименований для сфер экономики и бизнеса, для высокотехнологичных процессов, остается только их заимствовать, – говорит профессор. – Конечно, заимствования были всегда,  от тюркских и греко-латинских до мощного влияния французского языка в XIX веке, но была и встречная волна – мы ответили собственными словообразованиями во времена Ломоносова, Карамзина».

Именно Ломоносову мы обязаны словами и выражениями «созвездие», «земная ось», «притяжение». Карамзин ввел слова «человечность», «промышленность», «общеполезный», «усовершенствовать», слово «трогательный» применительно к чувствам. Но у нас сейчас много заимствований, а иноязычное слово прозрачно в своей словообразовательной структуре.

«Например, слово «бодибилдинг» состоит из двух понятных английских корней, и если нам удобно так произносить, то, наверное, логично, что мы также сможем его написать  при помощи латинского алфавита. Если таких слов в русском языке будет большинство, есть опасность, что через два-три поколения мы можем перейти на латиницу», – выразила опасение Элла Куликова.

С точки зрения журналистов

Заместитель председателя Ростовского отделения Союза журналистов России, директор областного Дома журналистов Оксана Аксенова отметила, что проблема русского языка в последние годы приобрела общественно-политический статус.

«Да, сегодня мы перестали писать письма, перешли на СМС-сообщения, короткие заметки в социальных сетях. Однако далеко не все потеряно: многие из нас продолжают читать художественную литературу и читают много, поэтому уровень общей культуры остается достаточно высоким», –резюмировала Оксана Аксенова.

Она подчеркнула, что необходимо адаптировать содержание круглых столов и мастер-классов, запланированных в проекте, таким образом, чтобы оно было доступно и понятно широким кругам жителей донского края. И это среди прочего делает необходимым участие в этих процессах журналистов и СМИ разного уровня.

Позитивно настроен и выпускник Московского литературного института им. М. Горького, член Ростовского отделения Союза журналистов России, поэт и композитор Сергей Жилин. Он констатировал, что интерес молодежи к русской литературе, и в частности к поэзии, в настоящее время достаточно высок. Жилина нельзя упрекнуть в необъективности, ведь послушать его песни под гитару на стихи собственного сочинения действительно собираются полные залы.

Конструктивные предложения

Активное участие в разработке проекта вместе с членами организации принимала заведующая кафедрой русского языка для иностранных учащихся ЮФУ Инна Ковтуненко. Интересно, что изначально реализация проекта была рассчитана лишь на его разработчиков – общественную организацию и представителей Института филологии, журналистики и  межкультурной коммуникации ЮФУ, а также на тех, кто поддерживал организацию в реализации  социально-значимых начинаний, – администрацию Дубовского района Ростовской области и Благотворительный фонд Николая Чудотворца. Однако буквально за неделю до окончания срока приема документов на конкурс было решено привлечь другие высшие учебные заведения, библиотеки, а также СМИ и общественные организации региона.

Заведующая кафедрой журналистики РГЭУ (РИНХ) Валентина Кихтан напомнила, что в Чеченской Республике все надписи на вывесках магазинов и офисов выполнены на русском языке, а в Ростове на Большой Садовой большинство из них – на английском. В связи с этим профессор предложила поднять вопрос о некорректности и беспринципности размещения вывесок на магазинах и офисах организаций на иностранных языках.

Также в целях популяризации грамотности и любви к русскому языку прозвучало предложение провести областной конкурс чтецов «Вечно живое родное слово», эту идею поддержала присутствующая на круглом столе молодежь Дубовского района.

Итог дискуссии подвела директор Института филологии, журналистики и межкультурной коммуникации ЮФУ Наталья Архипенко. По ее словам, нынешняя молодежь читает и смотрит все в интернете: 40 млн просмотров набрал баттл Гнойного и Оксимирона, интервью Юрия Дудя с использованием нецензурной лексики за один день набирает от 2 до 4,5 млн просмотров, а его аудитория – зрители от 12 до 30 лет.

«Нельзя делать вид, что в нашей жизни этого нет, – резюмировала филолог. –  Язык – это отражение нашей жизни, поэтому судьба русского языка в наших руках».

Комментировать

Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(14) комментариев

Высшая мера: за и против

Высшая мера: за и против

Ростов-на-Дону, 23 октября 2019. DON24.RU. В России не утихают споры о возможной отмене моратория на смертную казнь. Поводом к возобновлению дискуссии послужила трагедия в Саратове, когда рецидивист убил девятилетнюю девочку.

Третьеклассница Лиза 9 октября ушла из дома в школу и пропала. В поисках ребенка участвовали полицейские, волонтеры и сотни горожан. Тело школьницы нашли в одном из гаражей, в совершенном преступлении сознался 35-летний житель Саратова, показав полицейским, как и почему задушил девочку. По словам убийцы, Лиза грубо ответила на его вопрос, и он решил ее наказать. Как выяснилось позже, у преступника есть непогашенная судимость за изнасилование, разбой и «насильственные действия сексуального характера».

После того как в Сети появилась информация о задержании мужчины, жители Саратова устроили стихийный митинг у гаража, где следователи планировали провести следственный эксперимент. Толпа окружила машину полицейских, где в этот момент находился задержанный, намереваясь устроить самосуд. В итоге на место прибыл дополнительный отряд ОМОНа, который помог оттеснить людей. Для того чтобы довести подозреваемого до отдела в целости и сохранности, правоохранителям пришлось переодеть его в форму полицейского.

На фоне происшедшего в интернете начали собирать подписи под петицией за возвращение высшей меры наказания, а Госдума провела опрос на своей официальной странице в соцсети. На вопрос «Как вы считаете, нужно ли вернуть смертную казнь педофилов и для убийц детей?» более 46 тысяч человек выбрали ответ «да» (80% опрошенных). Ответ «нет» выбрали больше 9000 человек (17%).

«Молот» выяснил у экспертов, возможно ли в нашей стране возвращение смертной казни, какие существуют адекватные альтернативы и насколько правильной будет отмена моратория на высшую меру наказания.

Кандидат медицинских наук, врач-психиатр высшей категории, дочь психиатра, разоблачившего Чикатило, Ольга Бухановская:

– Я категорически против возврата к смертной казни, ведь, пока мы не начнем доказывать вину людей профессионально, без «выбивания» показаний, высшую меру наказания ни в коем случае возвращать нельзя. К сожалению, сейчас немало купленных судебных решений, и пока мы будем жить в нашей реальности со сфабрикованными уголовными делами, доказательствами, купленными экспертизами и свидетельскими показаниями, это невозможно, даже если речь идет о высшей мере с приведением в исполнение с отсрочкой на 10 лет. Сегодня нередко «выбивают» показания, засовывая бутылки и электрические провода людям в прямую кишку, причиняя невыносимые боли и страдания. Поэтому, пока не вернутся на прежний уровень мораль и ответственность за свои поступки, пока студенты (будущие адвокаты и следователи) не начнут учиться на достойном уровне, думать и отвечать за судьбы людей, это недопустимо.

Я могла бы одобрить смертную казнь лишь в одном случае: если она будет наказанием за коррупцию. Предположим, человек украл больше 5 млн рублей, и его вина доказана. Доказали – и расстреляли. Но на сегодняшний день дела по коррупции и растратам – словом, по экономическим преступлениям – у нас тоже не доводят до конца. И среди них тоже немало сфабрикованных.

Настоятель храма Всех Святых, иерей Алексей Кашуба:

– Если говорить о моем личном мнении, то хочу напомнить, что в Ветхом Завете, когда Бог давал закон Моисею, он обозначил наказания за смертные грехи и серьезные проступки. Одним из них была смертная казнь. Например, за доказанное прелюбодейство мужчину и женщину прилюдно забивали камнями, чтобы другим неповадно было повторить этот грех. В Новом Завете смертная казнь не была отменена, однако Иисус и не говорил, что она должна сохраниться. Что касается истории церкви, мы помним, что во время правления византийских императоров (кстати, помазанников божьих), в Киевской Руси при князьях и царях тоже были смертные казни. Таким образом, вопрос отмены моратория на смертную казнь – неоднозначный. Конечно, христиане скажут, что человеку надо дать шанс исправиться, но важно и помнить о нашем несовершенном судебном процессе. Были случаи, что человека осуждали на 10 лет и, когда он отсидел девять, перед ним извинялись и отпускали – а многие люди выходят из тюрьмы духовными инвалидами. В любом случае, я думаю, что в этом вопросе церковь поддержит то решение, к которому придет общество.

Член Совета Федерации от Ростовской области Ирина Рукавишникова:
– Возврат к смертной казни в России, на мой взгляд, невозможен. В настоящий момент установлен мораторий на ее применение. Это одно из демократических общечеловеческих завоеваний, которое необходимо сохранить.

Путь другой. Сегодня в России нет никакого жесткого контроля за лицами, склонными к насилию, убийству и т. д. За реальными или потенциальными рецидивистами. Есть опыт зарубежных стран, когда после первого же совершенного преступления – насилия, убийства, особенно в отношении ребенка, – на отбывшего наказание преступника надевается неснимаемый электронный браслет, позволяющий контролировать все его перемещения и контакты. В некоторых странах для рецидивистов практикуется стерилизация.

Кроме того, в качестве наказания за такие преступления уже после отбытия назначенного срока должен соблюдаться жесткий запрет на занятие определенными видами деятельности, связанными с детьми, например работа учителя, воспитателя, тренера и т. д. Законодательству России нужно идти путем установления жесткого контроля за лицами, входящими в группу «потенциально опасных».

Юрист, член экспертно-консультационного совета Госдумы РФ Николай Кандикудряков-Тигранн:

– На этот вопрос сложно высказаться однозначно. Возможно, и стоило бы вернуть смертную казнь за такие жестокие преступления, как педофилия и терроризм. Но такую меру можно рассматривать только в случае неоспоримых доказательств вины, иначе рано или поздно пострадает невиновный. Например, за преступления маньяка Чикатило успели казнить нескольких невиновных людей. Считаю, что вопрос о возврате высшей меры должен рассматриваться только после совершенствования российской судебной системы.

Напомним, 2 августа 1996 года в Бутырской тюрьме был расстрелян серийный маньяк, садист и педофил Сергей Головкин, жертвами которого стали 11 мальчиков. Это была последняя казнь в нашей стране, с тех пор начался «бескровный» период современной России. Отмена смертной казни была важнейшим условием вступления России в Совет Европы, и в 1996 году представители МИД страны подписали протокол № 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека.


Лента новостей

Загрузить еще