До сих пор живет с ростовской пропиской: рэпер Баста написал трек к своему сорокалетию

Ростовская область, 20 апреля 2020. DON24.RU. Уроженец Ростова-на-Дону Василий Вакуленко, известный публике как рэп-исполнитель Баста, 20 апреля отмечает день рождения – в этом году ему исполняется 40 лет. Музыкант опубликовал у себя в Instagram именинный трек, который, по его словам, был написан эксклюзивно для публикации в социальной сети. В тексте неоднократно упоминается Ростов-на-Дону и юг России.

«Накидал тречек. Он только в инсте», – написал музыкант.

Подписчики не остались в стороне и поздравили любимого музыканта:

«Просто спасибо за детство и юность!» – написал @pecherskiy_is_here.

«С днем рождения! Мудрости в решениях, мужества в поступках!» – пожелал @himus.

«С твоим днем, легенда!» – поздравил @_.dida.___.

Отметим, что Баста много лет живет в Москве, однако по-прежнему прописан в Ростове-на-Дону. Также он ездит на автомобиле с ростовским регионом на госномере и при каждом удобном случае передает родному городу привет.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Лидия Козлова: Я счастлива, что память о Михаиле Таниче живет в народе

Лидия Козлова: Я счастлива, что память о Михаиле Таниче живет в народе
Фото: Сергей Арзуманян ©

Ростовская область, 21 октября 2020. DON24.RU. Поэтесса, художественный руководитель группы «Лесоповал», супруга всенародно любимого поэта Михаила Танича Лидия Николаевна Козлова рассказала о таганрогском детстве Михаила Исаевича, его первой любви, творческом закулисье, а также поделилась секретами, как сохранить любовь, победить ревность и найти смелость быть самой собой.

Про Таганрог, памятник и уникальный южный характер

– Михаил Танич в своих воспоминаниях уделяет большое место таганрогскому детству, пишет о подробностях жизни в доме на улице Греческой, где он жил вместе с родителями. С каким чувством он вспоминал о Таганроге?

– Нужно сказать, что Михаил Исаевич никогда не приукрашивал или в угоду кому-то изменял действительность. Он всегда писал так, как есть, был очень откровенным. Вот как он в своих воспоминаниях пишет об отце, которого впоследствии расстреляли: «Дипломированный инженер, он руководил городским коммунальным хозяйством: строительство, жилье, электричество, водопровод – список длинный. Человек энергичный от природы, он буквально пропадал на работе: строились электростанция и первая трамвайная линия до металлургического завода, перечеркнувшая искрами от дуги вековое захолустье».

– А вспоминал ли Михаил Исаевич своих учителей?

– Да, конечно, тем более они были у него настоящие легенды. Кстати, очень трогательную историю он рассказывал о своей первой любви, как он влюбился в свою учительницу Антонину Андреевну. Естественно, она не могла не замечать всех этих вздохов и взглядов ученика. И однажды Мише повезло: им было по пути. Несмотря на ледяной зимний ветер, Миша завязал уши на шапке, чтобы казаться взрослее и привлекательнее перед барышней. Долго он потом вспоминал эту историю, как едва не отморозил уши из-за любви.

– Он потом никогда не встречал учительницу?

– Представьте себе, они потом нашли друг друга! Антонине Андреевне было даже посвящено очень трогательное стихотворение, а она присылала Михаилу Исаевичу открыточки к празднику с «правильными» словами.

Повлияло ли на творчество, выбор профессии и мироощущение молодого Танича то, что его город – родина Чехова?

– Думаю, это было предопределено в какой-то мере. Он вспоминал о тех самых легендарных учителях и горожанах, которые знали самого Антона Павловича. Например, учителем русского языка и литературы был Александр Баландин, который лично знал Чехова. Или доктор Шамкович, который учился с Чеховым в гимназии с разницей в несколько лет. Первые литературные опыты Михаила Исаевича, по его словам, были в духе раннего Чехова, но они не увенчались успехом. Но так или иначе любой преподаватель учит не сколько химии или географии, сколько жизни.

– В 2013 году в самом центре Таганрога была заложен временный мемориальный знак будущего памятника Михаилу Исаевичу. До сих пор дело не сдвинулось с мертвой точки, памятника нет. Два года назад по частной инициативе на набережной был поставлен памятный знак в честь знаменитого таганрожца. Когда же город увидит долгожданный памятник, достойный творчества и вклада Михаила Исаевича в российскую культуру?

– Да, я присутствовала на открытии знака в 2013 году. Приехал и «Лесоповал», и артисты эстрады, получился хороший праздник. Но дело с мертвой точки пока не сдвинулось. Причины этого мне неизвестны, то ли городские чиновники положили этот процесс «под сукно», то ли нет средств, одни обещания. В любом случае, памятника нет. Когда меня попросили высказать мое отношение к этой ситуации, я им ответила так: «Главное, чтобы вы оставили городу хорошую память о себе не бездействующими указами и личным богатством, а добром, хорошим состоянием города, любовью к жителям. Словом, надежда на то, что обещанный памятник будет, еще есть. Но радует и удивляет, что, несмотря на то, что Михаил Исаевич ушел из жизни, народная память живет, а это самое главное».

– В чем секрет того, что небольшой южный Таганрог считается чуть ли не кузницей талантов? Одни имена чего стоят: Антон Чехов, Фаина Раневская, Михаил Танич, актер Зиновий Высоковский, новое поколение артистов и творческих людей, среди которых фотограф Саша Гусов, Федор Добронравов, Павел Деревянко и так далее. Есть этому разумное объяснение?

– На мой взгляд, одна из главных причин – историческая городская многонациональность. Испокон веков здесь люди жили в добре, взаимососедстве, здесь рождались дети, свободные от каких-то узких рамок и ограничений. Возможно, это и повлияло на то, что так же свободно у таганрожцев лилось и творчество. Этот воздух, море, особая атмосфера и рождали такие уникальные характеры.

Фото: Сергей Арзуманян 

Про смелость писать стихи, ревность и женскую мудрость

– Лидия Николаевна, помимо того, что вы были любимой супругой, первой читательницей стихов Михаила Исаевича, вы еще и сами писали стихи, которые становились потом всенародно любимыми хитами – «Айсберг» в исполнении Аллы Пугачевой, «Роза красная моя»  Филиппа Киркорова. Как вы решились на поэтическое творчество рядом с известным мужем-поэтом?

– Первые двадцать лет я даже и не думала об этом. Я уже восемнадцатилетней девушкой поняла уровень его таланта. Но спустя годы у меня накопилась творческая энергия, я писала стихи и прятала их от Танича. А потом решилась. Я подумала, если я покажу стихи кому-то другому, то это будет самая настоящая измена: жена тайком пишет стихи, да еще и несет их показывать на сторону! Набравшись смелости, я робко сказала: «Миша, я хочу показать тебе тетрадку». Он удалился в кабинет часа на четыре, читал, потом вышел с аккуратно сложенными листочками и сказал: «Ну что я могу сказать, похоже на Ахматову, в общем, пиши!» А я знала, что только одно это «пиши» в его устах дорогого стоит. Поэтому я продолжила свое литературное творчество.

– Что вы почувствовали, когда впервые услышали песню «Айсберг» на свои стихи в исполнении Аллы Пугачевой? Ведь эта песня стала истинно народной, хитом всех времен и народов!

– Понимаете, я никогда не гналась за славой. Первое исполнение было в 1983 году на радио, в День милиции. Я позвонила Алле, сказала, что сейчас был «Айсберг», и все. Так что у меня особой гордости не было, своим особым достижением я все это не считала. Конечно, мне было очень приятно, что мне удалось «выговориться» в этих стихах, создать обобщенный образ, который стал близок многим женщинам.

– Не было ли у вас подспудного соревнования с Таничем?

– Да что вы! Мне это даже в голову не приходило, ему, уверена, тоже. Он меня всегда поддерживал и радовался моим успехам. Я прекрасно понимала, какого уровня таланта мой муж, поэтому у меня и мысли не было устраивать какие-то бессмысленные соревнования.

– Кто, как правило, был первым слушателем стихов Танича?

– Знаете, это было необыкновенное счастье, что каждый день рано утром Михаил Исаевич писал новое стихотворение, читал мне. И для меня это был самый большой праздник – эти его утренние стихотворения. Я очень благодарна судьбе, что она нас свела и мы провели вместе целых 52 года.

– Как вы преодолевали кризисные, спорные моменты в вашей семейной жизни?

– Знаете, Танич был непритворным человеком, честным перед самим собой и другими. Он бы никогда не позволил себе соврать, скрыть что-то. Если случались сложные моменты, мы садились за стол, обсуждали открыто друг с другом. Мы знали, что каждый из нас поступит так, как считает нужным, но никогда не скажет неправду. И это самое главное – ответственность друг перед другом, желание, чтобы твой любимый человек был счастлив, позволили не заниматься глупой ревностью.

– А Танич ревновал такую красивую женщину, как вы?

– Сейчас я уже знаю точно, что все женщины красивы. Только одни завяли от несчастия, другие – от нехватки любви или заботы. Мы находили общий язык с мужем, а я смотрела на каждую женщину, которая была у нас в доме, как на красивую, замечала ее лучшие качества, училась от нее лучшему. Представляете, сколько у нас в доме было молодых, красивых и талантливых женщин? Но Танич всегда улыбался и со смехом говорил: «А моя-то лучше».

– Какая книга сейчас лежит на вашей прикроватной тумбочке?

– (смеется) Как ни странно, книга Танича! Он ее писал, когда уже был очень болен. Он даже уже не мог править, главное было – успеть записать. Конечно же, я всегда читаю и перечитываю русскую классику. Я очень благодарна судьбе, что она подарила мне такую любовь, встречи с талантливыми людьми, дала возможность писать стихи, приобщиться к искусству. Это великое счастье!

Надежда Феденко 

 

Фото: Сергей Арзуманян 


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии