Фрукты, овощи и мясо не пропустили в Ростовскую область инспекторы Россельхознадзора

Продукты пытались ввезти с Украины

Фрукты, овощи и мясо не пропустили в Ростовскую область инспекторы Россельхознадзора
Фото: Утка с виноградом.eda.sb.by. ©

Ростов-на-Дону, 18 октября 2019. DON24.RU. Инспекторы Управления Россельхознадзора по Ростовской области не пропустили на территорию региона фрукты, овощи, орехи и мясо с Украины. Они были обнаружены у 12 пассажиров на двух разных точках.

На фитосанитарном контрольном посту «Весело-Вознесенка» у 11 человек были изъяты виноград, тыквы и грецкие орехи общим весом 38 кг. А в автомобильном пункте пропуска «Матвеев Курган» еще у одного было найден 15 кг утиных тушек.

Было принято решение вернуть продукты на территорию Украины из-за нарушения правил их ввоза на территорию Российской Федерации.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Был ли «вандал»-архитектор, или Сверим историю Ростова по «Молоту»

Был ли «вандал»-архитектор, или Сверим историю Ростова по «Молоту»

Ростовская область, 5 августа 2020. DON24.RU. О том, как публикации популярного в Ростовской области и Северо-Кавказском крае издания стали документальными свидетельствами громких событий, происходивших в донской столице, рассказал доцент ЮФУ, архитектор Артур Токарев.

Архитектор-«вандал» против халтурщиков

Артур Токарев – эксперт по довоенной архитектуре Ростова-на-Дону. Его книга «Архитектура Ростова-на-Дону первых пятилеток (1920–1930-е гг.)» пользуется большой популярностью, а не так давно ее приобрело самое большое книгохранилище в мире – библиотека Конгресса США. Сейчас Артур работает над новым издательским проектом и ищет документальное подтверждение истории, рассказанной ему еще в 1996 году Яном Ребайном, который был главным архитектором Ростова-на-Дону с 1947 по 1972 годы.

«Речь шла о строительстве жилого дома на Большой Садовой, где раньше располагался спортивный магазин «Динамо». Так вот, архитектор Георгий Петров посчитал, что рабочие неаккуратно сделали детали лепнины, и сказал все переделать. К его словам не прислушались, и тогда Петров на рассвете пришел с киркой и отбил недобросовестно сляпанный декор. Об этом хулиганском поступке написала газета «Молот», заголовок был что-то вроде «Вандал-архитектор». Пока не найду подтверждение, возможно, это просто байка. Правда, поиск затруднила пандемия. В Донской публичной библиотеке сейчас уже можно взять почитать книги, а вот газеты нельзя. Как я понял, после каждого читателя книгу отправляют на карантин в специальном контейнере и возвращают назад через несколько дней, а вот для крупноформатных изданий, таких как газеты и журналы, подобных хранилищ не предусмотрено. Но сотрудники библиотеки обещали сами посмотреть номера «Молота» и отыскать публикацию», – говорит Артур Токарев.

Историк архитектуры признается, что «Молот» стал для него важнейшим источником информации. В книге «Архитектура Ростова первых пятилеток» можно прочитать об известных ростовчанам зданиях: театре имени Горького, гостинице «Ростов», Лендворце, ЦГБ, зданиях РИИЖТа и областной администрации на площади Советов. Также рассказывается о жилых комплексах в районе Сельмаша, в том числе о легендарной школе-гиганте на улице Металлургической. Четырехэтажное здание с колоннами, увы, уже снесено («Молот» писал об этом в номере от 2 июня).

В книге много фотографий, в том числе взятых из «Молота».

«В архиве «публички» я просмотрел каждый номер «Молота» с 1923 по 1941 годы. Меня интересовала любая статья или заметка, которая имела отношение к архитектуре города и благоустройству. И таких материалов было большое количество. В годы первых пятилеток в стране Советов шло гигантское строительство, возводились мосты, заводы, фабрики, гостиницы, универмаги, и обо всем этом подробно информировал «Молот».

Город-сад в Доме трамвайщиков

Довоенный период дал Ростову немало интересной застройки, она отличалась от дореволюционной, были и неоспоримые преимущества. До революции здания были красивыми с улицы, но внутри часто имели темные, узкие дворы. Владельцы доходных домов старались выжать максимум прибыли при минимуме средств. Поэтому плотность застройки достигала 90%. В 1920-е годы повысились требования к качеству среды. Появились большие, просторные дворы, в которых люди отдыхали, жили, общались. Один из примеров – Дом трамвайщиков на улице Пушкинской. Здание, которое раскинулось на целый квартал, очень выразительное, с арочными окнами, было построено из красного кирпича. В этом проекте архитектор Леонид Эберг решил реализовать концепцию города-сада и создал единый архитектурный ансамбль с большим внутренним двором.

Этот дом существует и поныне, но от прошлого благородства мало что осталось, так как во время капремонта кирпичную кладку закрыли грубой штукатуркой «короед».

Еще один полезный принцип довоенной жилой архитектуры – все квартиры должны были освещаться солнечным светом. Если мы обратим внимание на Сельмаш или улицу Мечникова около НИИАПа, то увидим так называемую строчную застройку, когда дома представляют собой прямоугольные бруски: один протяженный фасад дома выходит на восток, другой – на запад.

«Даже если в доме было покомнатное заселение, комната обязательно была солнечная», – рассказывает Артур Токарев.

Победил цилиндр, но утвердили трактор

Кстати, именно в «Молоте» архитектор порой находил настоящий эксклюзив, который касался знаменитых зданий Ростова. В частности, театра имени Горького.

– В 1930 году был объявлен всесоюзный архитектурный конкурс на составление проекта большого театра для Ростова-на-Дону. Это было началом проектирования в Советском Союзе масштабных театральных зданий. Меня интересовала информация о конкурсе проектов, и я отыскал ее именно в «Молоте», – подчеркнул Артур Токарев. – В газете регулярно выходили публикации, посвященные сначала поиску места под строительство театра, а потом конкурсу и его итогам. Помимо проекта Гельфрейха и Щуко, который, собственно, и был воплощен в жизнь, газета рассказывала о проекте династии Бархиных. Их работа получила на этом конкурсе первую премию и была довольно интересна, технологична и современна. Здание театра представлялось в форме цилиндра, в нем предполагалось множество различных помещений, увязанных в одно архитектурное целое. Но победил проект, который проходил вне конкурса, его посчитали лучшим. Действительно, архитекторы разработали уникальный проект, театр стал восприниматься как символ индустриализации, он был самым большим театральным зданием в Европе и получил мировую известность.

– Существует легенда, что Леонид Эберг, который возглавлял проектное бюро строительства нового театра, построил Дом актера в честь своей возлюбленной – актрисы Зинаиды Зорич. В плане дом напоминает букву «З». Любопытно, писал ли «Молот» об этой истории?

– Тогда о скандалах мало писали. Во-первых, было время индустриализации, писали о производстве, науке, культуре. Во-вторых, «Молот» был обкомовской газетой, и это тоже накладывало свой отпечаток. А вот о Доме актера издание писало, и фотографии тоже есть – видно, что здание действительно в виде буквы «З». Кто знает, может быть, действительно Эберг таким образом увековечил память актрисы. Но об этом «Молот» умалчивает. Кто кем кому был, любовницей или любовником, – это сейчас в моде. Хотя криминальные хроники в газете печатались, и не только про то, кто кого убил. Подобная информация подавалась как остросоциальная проблема. Например, про подпольные абортарии, публичные дома. Еще мне встретилась интересная заметка о пивнушках, которые построили рядом с научными учреждениями. Много писали о беспризорниках. В общем, газета была настоящим рупором, не только Ростова, области, но и Северо-Кавказского края.

Деревья как правило гигиены

– Сейчас мы больше пишем о том, как рубят деревья, а что писал про озеленение «Молот» первых пятилеток?

– Вспомнил фото «Ростовчане отдыхают» в «Молоте». Отдыхают они под сенью красивых огромных лип, вдали видно какое-то красивое здание. Озеленению придавали огромное значение. Благоустраивали парки, сажали деревья, и не маленькие саженцы, как сейчас, а крупные, с огромными стволами. Ростов опоясывало зеленое кольцо. Жилые дома проектировали с учетом озеленения. В моей книге я привожу пример такой застройки: дом с палисадниками на Большой Садовой, 130/33. Проект позволял устроить со стороны улиц небольшие палисадники с высокими оградами и с выходом из квартир первого этажа. Это важная тенденция 1920-х годов – постепенное размывание границ квартала. Вкрапление зелени в уличную застройку было явлением распространенным, и это способствовало разуплотнению жилой застройки и отражало общую тенденцию улучшения гигиенических качеств жилой среды.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии