#ЛНР

Выбор Донбасса: назад, в Украину или домой, в Россию? 

В ЛНР и ДНР накалились страсти вокруг акции #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса

Ростов-на-Дону, 8 июля 2019. DON24.RU.  Акция #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса началась 13 мая с видеообращения школьницы Жени Тыртычной из Горловки к президенту Украины. Когда ее видео удалили из сети «ВКонтакте», активист из Горловки Роман кинул клич: «Перезаливайте видео, репостите!!! Не дайте заглушить голос Донбасса! Донбасс должен быть услышан!» И даже придумал хештег #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса.

Фото сайта gorlovka.ua

Гните свою линию пунктиром

Флешмоб был подхвачен, и в течение нескольких дней появился целый ряд подобных роликов. Затем появился сайт «Выбор Донбасса» с фотографиями граждан, поддерживающих акцию, и следующим текстом: «Мы, жители Донбасса, требуем у Президента Украины Владимира Зеленского прекратить обстрел наших домов! Требуем вернуть пенсии людям! Требуем предоставить нам право говорить на родном, русском языке! Признайте право Донбасса на интеграцию с Россией! Дайте нам возможность развивать нашу экономику! Дайте нашей милиции нас защищать! Накажите преступников – Петра Порошенко, Александра Турчинова, Игоря Коломойского, Руслана Хомчака и прочих, отдававших приказы убивать мирных жителей! 

Мы требуем особого статуса для Донбасса!»

Те, кто дочитал до последнего предложения, сразу же объявили сайт проукраинским. А записавших видео в поддержку акции назвали предателями.

Журналист Тихон Гончаров написал: «В читаемых на камеру текстах под в целом правильными и вызывающими сочувствие и сопереживание словами прячется единственное, что и заставило авторов этого «флешмоба» его запустить, – это просьба к Зеленскому дать автономию Донбассу в составе Украины. «Предоставьте автономию Донбассу и амнистию», – заканчивают свои обращения практически все участники флешмоба. И в этом вся его суть. Другими словами, жители Донбасса обращаются к Зеленскому – «Вова, возьми нас обратно на Украину и, пожалуйста, прости».

Сегодня на сайте акции #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса полмиллиона подписантов, однако сразу после его появления в сеть стали сыпаться опровержения: дескать, фотографии взяты из соцсетей без разрешения граждан. Добавляло фейковости присутствие персонажей из «Игры престолов». Поэтому акцию не воспринимали всерьез до тех пор, пока мэры городов один за другим не высказались в ее поддержку, профсоюзы не начали собирать подписи, а в Общественном движении «Мир Луганщине» не сделали заявление: «Мы присоединяемся к нашим гражданам в требовании к Владимиру Зеленскому признать наш выбор интеграции с Россией». Наконец, главы республик Леонид Пасечник и Денис Пушилин 3 июля тоже высказались «за».

Тогда у трудящихся начался когнитивный диссонанс: каков же выбор Донбасса – назад, в Украину или домой, в Россию? Зачем народ пытаются выставить в роли буриданова осла?

Донбасс сделал свой выбор в 2014 году

Многие жители ЛДНР выступили против акции.

«Мы не хотим никакого особого статуса для Донбасса. Мы не хотим в Украину. Просто потому, что не верим ни в какую амнистию и признание русского языка. Мы верим, что когда-нибудь Россия нас заберет, мы пять лет ждали и готовы ждать еще», – таков лейтмотив противников акции.

Дымыч| Горловка, IP Инмарт | 17 мая 2019 17:45 «Что понимается под «выбором Донбасса»? Насколько я помню, выбор Донбасса определил 11 мая 2014 государственную самостоятельность ДНР. После этого разве был еще какой-то другой референдум, определявший автономию Донбасса в составе Украины? Евгения желает жить в государстве, где существует база «Миротворец»?

Напомню, на референдум был вынесен один вопрос: «Поддерживаете ли Вы акт государственной самостоятельности Луганской (Донецкой) Народной Республики?»

На странице акции #ЗеленскийПризнайВыборДонбасса во «ВКонтакте» разгорелись нешуточные страсти, ибо сторонников возвращения в Украину тоже было достаточно.

Егор Моренко: «Ну, логично. Быть самостоятельным непризнанным государством – не потянет Донбасс, это утопия и крайняя нищета. Для РФ этот регион не нужен. Остается только на более-менее выгодных условиях вертаться в Украину».

Лера Счастливая: «Кто будет после Путина, никто не знает. И какую политику по нашим республикам будет вести новый гарант РФ, тоже неизвестно. Что, если новый президент скажет, что ему и без ЛДНР в стране проблем хватает, что тогда с нами будет? Вывод напрашивается сам: если в ближайшие пять лет не решится судьба наших республик, мы вернемся на Украину, тут практически без вариантов. А в свете последних событий видно позицию Кремля, они перетягивают людей к себе с помощью гражданства, сам Донбасс им по боку. Мое мнение: этот флешмоб запущен самой Россией, готовят площадку для нашего возвращения в Украину. Во всяком случае, даже если я не права, у Кремля есть пять лет, чтобы нас признать и провести референдум».

Нелли Николюк: «Автономия – единственный вариант сделать людям нормальную жизнь. И если бы был референдум, уверена, было бы именно такое решение».

Однако оппонентов было в несколько раз больше.

Тася Донецкая: «Нелли, да на хрен нам ваша теперь автономия!? Воскреси убитых людей и детей!»

Владимир Зудов: «В Украину захотят те, кто отсиделся и вернулся, или те, кто как в «Свадьбе в Малиновке», таких немало: и вашим, и нашим. Большая часть молодежи воюет или воевала».

Сергей Новоселов: «Люди, перестаньте обращать внимание на подобные вбросы, т. к. абсолютное большинство жителей республик против возврата в состав Украины на каких-либо условиях».

Елена Ивановна: «Я не хочу в Украину, и в Россию не хочу, пусть нас признают ВСЕ, пусть у нас будут дипломатические отношения со всем миром, пусть нам вернут остальную часть Донбасса. Мы будем жить, развиваться, работать, добывать уголь, растить зерновые, будем продавать свои товары и услуги и покупать то, чего нет у нас. И пусть наконец-то Донецк с Луганском объединятся, а то до сих пор шлагбаумы и границы между ДНР и ЛНР. А обращаться к Зеленскому  – это бред. Там (в Украине) нас считают боевиками и террористами, и вы хотите к ним обратно??? Я – НЕТ!!!»

Дмитрий Назаров: «Это все утопия. Мы обязаны быть вместе с Россией – святой Русью. Мы и есть та Русь».

Max Oblomov: «Столько смертей, чтобы снова вернуться в состав Украины? Что за бред! Со всем соглашусь, но республики должны либо признать отдельно от Украины, либо в составе РФ. Слишком свежие раны у населения, чтобы возвращаться в состав Незалежной».

Николай Овчаренко: «Хорошо вякать на РФ, сидя в теплых домах, где есть не шибко дорогой газ, горячая вода, электричество, которое без помощи РФ у нас хрен бы было, особенно в 2014-м. Россия застеклила за свой счет подъезды после обстрелов, восстановили трансформаторы и энергосети, есть завод – пускай и по сбору, но новых автобусов! Обновлен парк пожарной техники. Всем, кто так жаждет на Украину, желаю вернуть долг России вначале за это, а потом уже с украинскими долгами разбирайтесь, там вам тоже насчитают».

Татьяна Трофимова: «Украина ясно дала понять, что не даст русскому языку ДАЖЕ статус регионального, а уж об автономии для Донбасса и речи не может быть. Так и другие регионы потребуют автономии. Это всем здравомыслящим людям ясно. У США одна цель – втянуть Россию в войну. Вот они и долбят русскоязычный Донбасс».

Ирина Главацкая: «Да уж... Кому война, а кому, типа, мирные акции. А дать в ответ на прилетевший снаряд – слабо? Видимо, ничего я не понимаю в политике толерантности. Или это все подставление щек бесконечное? Невозможно жаль людей у границы соприкосновения».

Сначала автономия, потом крымский сценарий?

Несмотря на явную противоречивость текста (Признайте право Донбасса на интеграцию с Россией! Мы требуем особый статус для Донбасса!), предательства в нем все же нет. От генеральной линии никто не отступал: особый статус ОРДЛО (отдельных районов Донецкой и Луганской областей) прописан в Минских соглашениях, на выполнении которых все эти годы настаивают Россия и ее европейские партнеры. Правда, никто в Донбассе не верил, что Украина начнет выполнять эти договоренности, ведь точки соприкосновения сторон настолько болезненны, что переговоры в контактной группе на протяжении пяти лет заканчивались ничем и на деле являлись пустой тратой государственных средств. Украина с каждым годом все больше отдаляла от себя ЛДНР, обстреливая линию разграничения, ужесточая режим перемещения людей и грузов, усложняя получение пенсии, принимая драконовские законы.

Напомню, закон «Об особом статусе Донбасса» уже был однажды принят Верховной Радой Украины 16 сентября 2014 года, но его так и не начали исполнять, и его действие закончилось через три года. Вместо него в 2018 году депутаты приняли совершенно неприемлемый закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях», который просто втаптывает в землю Минские договоренности. Ни о каком особом статусе речь не шла, отнюдь: ОРДЛО были названы оккупированными Россией, кроме того, узаконено привлечение к уголовной ответственности тех самых лиц, которые должны быть амнистированы согласно Минским соглашениям. Последним гвоздем в крышку гроба автономии Донбасса стал закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», после чего закон об особом статусе Донбасса обессмыслился в части языкового самоопределения.

Сегодня, когда на Украине происходит перезагрузка власти, у Минских соглашений появился реальный шанс на возрождение, подкрепленный официальной поддержкой властей России, ЛНР и ДНР, а теперь и Зеленского с Волкером.

Что мы имеем в сухом остатке? Разбившийся на два лагеря Донбасс. В одном кричат: «Нас сливают!». В другом: «Этого не может быть». Есть и третий голос, который полагает, что многоходовка закончится новым референдумом, аналогичным крымскому, – по праву внешнего самоопределения. Он признается мировым сообществом, если права народа или какой-то группы серьезно нарушаются государством или другими группами, когда этот народ дискриминируют, ограничивают во внутреннем самоуправлении и культурном развитии, а особенно при наличии гражданского конфликта или этнических чисток. Если очевидно, что это единственный способ защитить себя и свои права, то за народом признается право провозгласить свое государство в одностороннем порядке. Именно этот вариант использовался для обоснования независимости Косова, Южного Судана и, между прочим, самой Украины, которая объявила о своей независимости после истории с ГКЧП. Как записано в украинском акте провозглашения независимости: «Исходя из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР 19 августа 1991 года ... Верховный Совет Украинской Советской Социалистической Республики торжественно провозглашает независимость Украины и создание самостоятельного украинского государства...»

Кстати, Крым принял декларацию о независимости через две недели после захвата власти хунтой, а Украина провозгласила себя независимой через два дня после свержения ГКЧП – уже после того, как опасность миновала. Так что Автономная Республика Крым использовала украинский прецедент, но мировое сообщество ее суверенитет не признало, ибо единого подхода к легализации самопровозглашенных государств не существует.

Право народа на самоопределение гарантируется Уставом ООН (глава 1, статья 1, п. 2) и прочими базовыми документами, но примеры других стран и народов (Нагорный Карабах, Северный Пакистан, Абхазия и др.) показывают, что судьба народов решается в зависимости от политического ангажемента.

Если бы ситуация вокруг Донбасса подтолкнула мировое сообщество к решению прекратить практику применения двойных стандартов и привести к единому знаменателю порядок признания права народов на самоопределение, это был бы реальный шаг к торжеству гуманизма и демократии, а не лицемерные декларации. Наверное, это наступит, когда, по прогнозу американского социалиста Стивена Шенфилда, «государственные лидеры начнут понимать, что, ведя войну против гражданского населения на части территории своей собственной страны, они делают вклад в кончину собственного государства (и в свою собственную кончину тоже)».

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(9) комментариев

Самое читаемое

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое