Культурный круг Зураба Нанобашвили

2 июня режиссер отметит 50-летний юбилей

Ростов-на-Дону, 30 мая 2019. DON24. Режиссер, лауреат международных и российских театральных фестивалей и конкурсов, заслуженный артист России Зураб Нанобашвили отметит 2 июня свое 50-летие.

Культурная жизнь в провинции не менее яркая и насыщенная, чем в столице. Это чаще всего та самая национальная, с богатыми традициями и долгой историей культура, которая не является сегодня трендом и даже презирается, как косное, мертвое, никому не нужное прошлое. Пробиться в «модную тусовку» представители провинциальной культуры могут с большим трудом. Поэтому их творческая жизнь широко не освещается, разве что вокруг персоны разгорится какой-нибудь скандал – тогда имя мусолится прессой, полощется во всевозможных «стирках», пока на первый план не выйдет другой герой. А время тем не менее бежит вперед, и человек продолжает делать свое дело, придумывать новые творческие проекты, просто жить.

Зураб Нанобашвили на 17 лет задержался в Вологде, хотя северный город мало подходил к его темпераменту и образу жизни. Он руководил Вологодским драматическим театром, ставил спектакли во многих городах России и за рубежом.  Особая страница его биографии связана с югом. Во времена его работы в Краснодаре над несколькими постановками в родном театре ходили упорные слухи, что режиссер покинет Вологду ради Краснодарского академического театра. Но Зураб Нанобашвили всегда возвращался к своим артистам и называл Вологодский драматический домом. 

Завершение вологодского творческого этапа совпало с постановкой «Вишневого сада» в Таганроге, в театре им. А.П. Чехова. Этот спектакль открывал Международный театральный фестиваль «На родине А.П. Чехова» в сентябре 2018 года. Уже в июне 2019 года вслед за чеховскими героями Зураб Нанобашвили мог сказать: «Прощай, дом! Прощай, старая жизнь! Здравствуй, новая жизнь!..» И следующий этап творческой жизни оказался во многом связан именно с чеховским городом.

Кроме «Вишневого сада», он поставил в Таганрогском драматическом театре спектакль «Метод» и акунинскую «Чайку», а сейчас Зураб Нанобашвили работает над новым театральным проектом в рамках фестиваля «Оборона Таганрога 1855 года». О его постановках, представленных на разных театральных фестивалях, международных смотрах, писали многие критики и театроведы, отмечая особую стилистику, тонкое понимание русской классики, бережное обращение с произведениями мировой литературы. Если обобщить отзывы о его работах, то можно сформулировать концепцию его творчества: Зураб Нанобашвили – один из редких режиссеров, соединяющих в своем творчестве лучшие традиции русского классического театра и современный театральный язык, обладающий чувством меры и хорошим вкусом. В своих спектаклях он поднимает библейские вопросы: что такое любовь? Что разрушает семью? Какова цена предательства? Как искупить грех? В каждой постановке – разговор с Богом. Материалами к его творческому исследованию становятся пьесы из сокровищницы мировой драматургии, тексты, проверенные временем, или качественные современные произведения. Но независимо от того, берет ли он в работу пьесу Шекспира или текст молодого драматурга, режиссер очень глубоко погружается в историю, стремится увидеть художественный мир автора максимально ясно, понять мотивацию каждого героя, добиться бытовой и психологической достоверности. И только отыскав ключ к произведению, режиссер Зураб Нанобашвили начинает создавать свой собственный мир – художественный мир спектакля.

Как настоящий творец, Нанобашвили с самого начала видит замысел спектакля целиком – от распределения ролей до последней пуговицы на костюме эпизодического персонажа. Приглашенный художник-постановщик – всегда соавтор, воплощающий в декорации ту идею, которая уже обрисована режиссером. Исключения лишь подтверждают правило: пожалуй, только в работе над «Ханумой» со Степаном Зограбяном режиссер доверился художнику, предложившему оригинальное оформление сцены. Яркие, изящные спектакли получались у Зураба Нанобашвили с художником Любовью Шевцовой; сложные, символические – с Анастасией Паутовой.  В спектаклях, созданных вместе с Татьяной Стысиной, – стильно одетые персонажи на фоне лаконичной декорации. Елена Сенатова, с которой часто работает Зураб Нанобашвили, – художник-единомышленник: она доверяет фантазии режиссера и своей интуиции. Результаты их совместной работы не раз отмечались фестивальными наградами и государственным премиями.

С Еленой Сенатовой был создан спектакль «Вишневый сад» в Таганрогском драматическом театре имени А.П. Чехова. Черно-белый мир «нелюбви», где вишневый сад нематериален и существует где-то за пределами сцены, а вернее в мыслях, воспоминаниях и чувствах героев, мир одиночества, всеобщей глухоты, где бесплодная рефлексия – главный принцип существования. Театровед, театральный критик Лана Гарон так описала художественный стиль спектакля: «Черное на светлом фоне. Так в спектакле возникает графичность. Скупая, сдержанная, как карандашный рисунок. Стиль – очень соответствующий чеховскому письму, лаконичному, строгому и даже жесткому». В спектакле по пьесе Бориса Акунина «Чайка», премьера которого состоялась на сцене Таганрогского драматического театра в конце марта, Зураб Нанобашвили выступил автором декорации – черный кабинет, сталь, стекло, хирургическая лампа, мертвенный свет, чучела животных. Анатомический театр, но здесь препарируют человеческие души, вскрывают и вытаскивают на всеобщее обозрение зависть, злобу, ненависть, равнодушие. И снова на сцене графика, черно-белая гамма – уж не грузинские ли культурные корни проявляются в этом стремлении к лаконизму цветового решения, к монохромности образов?  Прямые линии, симметрия, разбивает которую броуновское движение героев. В «Чайке» режиссер расставлял акценты так, чтобы внимание не рассеивалось, фокусировалось на актерах. 

Впрочем, фокус на артиста – это принцип театра Нанобашвили. Режиссер умеет настолько четко выстроить роль, что не возникает сомнения в безусловном таланте исполнителя. Для Зураба Нанобашвили нет большей ценности в театре, чем артист. Но и подчинения он требует полного. Конечно, не только от артистов – от всех театральных цехов и служб, поэтому обычно к переносу репетиций на сцену готовы и черновые декорации, и костюмы. Актеры же должны безоговорочно доверять и слушать указания режиссера, который за всякую актерскую неудачу возьмет ответственность на себя.  Нет, театр Зураба Нанобашвили не «актерский театр», если определять этот термин как пресловутую свободу самовыражения артиста. Исполнитель не свободен, его действия предопределены режиссером, рисунок роли строг, а домашние заготовки не приветствуются.

При этом задача постановщика – сделать артиста творящим и понимающим,  вложить в него понимание замысла, вытащить из него всё чувство, природную энергетику, раскрыть талант и предъявить публике в наиболее выгодном амплуа. И вот уже на сцене сверкает всеми гранями настоящий бриллиант, о котором восторженно пишут критики. Увы, работа режиссера редко оценивается адекватно: спектакль хорош – значит, артисты гениальны, спектакль плох – виноват режиссер. Доля правды, конечно, в этом есть: даже хорошему актеру не под силу вытащить на своих плечах плохо поставленный спектакль. Но в репертуарных театрах маленьких городов редко можно встретить артиста с крепкой театральной школой, да и опираться исключительно на заслуженных и народных – путь неправильный, и его всегда избегал Зураб Нанобашвили. В его спектаклях молодые артисты работают вместе с опытными и имеют возможность изучать ремесло, овладевать мастерством под руководством режиссера. Одно можно утверждать точно: Нанобашвили умеет работать с актерами разного уровня, готовить с ними сложные, глубокие спектакли, ценить и уважать творческие заслуги артистов. В профессиональных рецензиях и газетных заметках всегда отмечается, что раскрылись неожиданные стороны таланта, или состоялся творческий прорыв, или выбор актера на роль был очень удачным.

В одном из интервью 2018 года Зураб Нанобашвили предсказал: «Даже если перестану быть художественным руководителем, в любом случае всегда смогу вокруг себя создавать театральную среду, ставить спектакли. Главное – мировоззрение, гражданская позиция. А еще одержимость делом и вера в его необходимость». Сегодня он создает собственный проект в рамках международного военно-исторического фестиваля «Оборона Таганрога 1855 года» – театральный фестиваль под открытым небом, смотр спектаклей, созданных по военно-историческим пьесам. Безусловно, создает не один, а при участии неравнодушных, умных, талантливых, деятельных, творческих и целеустремленных людей. Проект поддерживают автор и организатор фестиваля «Оборона Таганрога 1855 года», депутат городской Думы Таганрога, директор ГК «Советник», гендиректор фонда «Возрождение Таганрога» Елена Сирота и соорганизатор фестиваля, ответственный за морскую часть реконструкции, депутат городской Думы Таганрога, гендиректор ООО «Полимерпром» Геннадий Бородин. Организовав первую научно-практическую конференцию «Историко-патриотическое наследие России в современном русском театре», Зураб Нанобашвили привлек к реализации проекта профессионалов театра, которые щедро поделились своими идеями. Вот он, культурный и интеллектуальный круг выступающих на конференции:  арт-критик, доктор филологических наук, автор девяти книг и сотен статей об актуальных культурных процессах, руководитель проекта-лаборатории «История.doc» Капитолина Кокшенева (Москва); театровед Вера Ильяшенко (Воронеж); театральный критик, старший преподаватель кафедры русского театра РГИСИ (Российского государственного института сценических искусств) Татьяна Ткач (Санкт-Петербург); культуролог, историк религии, главный редактор журнала «Наука и религия» Сергей Антоненко (Москва). Благодаря участию таких сильных экспертов театра и их блестящим инновационным идеям проект расширяется и становится все более значимым и интересным. Никто из участников конференции не сомневается в уникальности этого проекта на культурных просторах России.

Очередной жизненный рубеж Зураб Нанобашвили встречает полным сил, новых идей, а главное, пребывающим в диалоге с единомышленниками и партнерами. Ведь творческий лидер всегда притягивает к себе независимых коллег по цеху, с которыми можно идти к самым серьезным целям. Историческую дорогу осилит идущий – Зураб Нанобашвили не боится нового пути.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Нарисованная любовь, или Удивительно романтичные истории любви

Фото: Из архива Ирины Ровер. ©

Ростовская область, 27 февраля 2020. DON24.RU. В донской столице вспомнили романтические истории, зашифрованные в картинах известных художников. Мы попросили куратора художественной галереи «Ростов» Ирину Ровер рассказать три наиболее интересные, на ее взгляд.

История 1. Авангардная

Русские художники-авангардисты Михаил Ларионов и Наталья Гончарова поженились, чтобы в случае смерти одного другой мог унаследовать его картины.

Они родились в один год, в один день с разницей в месяц, примерно в одно время их семьи переехали в Москву, и в один и тот же год оба поступили в училище живописи, зодчества и ваяния: Ларионов – на отделение живописи, а Гончарова начала со скульптуры.

Фото: из архива Ирины Ровер

Михаил первым рассмотрел в Наталье художника и якобы сказал ей: «У вас глаз на цвет, а вы заняты формой! Раскройте глаза на собственные глаза!» Правда это или нет, но глаза она раскрыла, и скульптор переродился в живописца.

Ларионов и Гончарова были эпатажными персонажами в Москве в начале XX века. Творческая и богемная жизнь бурлила: они устраивали скандальные по тем временам выходки, участвовали в авангардистских выставках, а Гончарову даже арестовывали за «порнографию».

Газета «Голос Москвы» от 25 марта 1910 года писала: «Вчера после собрания вошедшие могли любоваться выставкой, устроенной у эстетов. Выставлено более 20 картин какой-то эстетички Гончаровой. И в заседании, говорят, было объяснение этих картин. Сплошного декадентского пошиба и настолько неприличных, что секретные анатомические отделения Гаснера пасуют перед этим возмутительным развратом…»

Влюбленные художники творили, выходя за рамки традиционализма, пытаясь переосмыслить искусство. Ларионов создал объединение художников «Бубновый валет», собравшее весь цвет русского авангарда: Малевича, Бурлюка, Фалька, Лентулова… Натура у Михаила такая была – непоседливая, он горячо брался за новые идеи, искал, придумывал, экспериментировал, и его энтузиазм захватывал Гончарову. «Лучизм» – самая известная теория арт-новатора. Так художник понимал изображение предметов – только с помощью цвета и света, которые излучают вещи и живые существа.

В Париж пара уехала еще до революции по приглашению Дягилева, который захотел, чтобы художники оформили некоторые его спектакли в «Русских сезонах», особенно удачным стал «Золотой петушок». Почти всегда над постановками Ларионов и Гончарова работали в четыре руки: обычно он создавал декорации, а она – костюмы.

После Первой мировой войны художники много путешествовали, но, главное, работали: оформляли балеты, участвовали в выставках, сотрудничали с домами моды и писали, писали, писали картины…

Всю жизнь Михаил и Наталья посвятили искусству и друг другу. А официально поженились в итоге ради того, чтобы в случае смерти один мог унаследовать картины другого. К сожалению, вернуться на родину не получилось, а последняя полноценная выставка их картин в России прошла в 1928 году, правда уже с пометкой «Современное французское искусство».

История 2. Таинственная

«Портрет Анны Петровны Шереметевой (1744–1768), старшей дочери П.Б. Шереметева» художника Ивана Аргунова. Какую любовную трагедию хранит в себе эта картина?

В самом начале 1768 года, в первых числах января, в Петербурге состоялась помолвка богатейшей невесты графини Анны Шереметевой и графа Никиты Панина. А 23 мая 1768 года, за несколько дней до свадьбы, Анна Шереметева скончалась от черной оспы.

Поговаривали, что неизвестная соперница подложила в табакерку, которую Шереметевой подарил жених, кусочек материи, имевшей контакт с больным оспой.

Безутешный граф так и остался холостяком, сохранив до самой смерти память о покойной.

Художник Иван Аргунов успел создать портрет романтичной, умной, красивой девушки, любительницы литературы и театра. Долгое время одна деталь портрета Шереметевой вызывала недоумение: зачем в волосах девушки, одетой по-зимнему, художник изобразил розу?

После того как полотно просветили рентгеновскими лучами, обнаружилось, что портрет задумывался как свадебный. Художник писал молодую графиню в белом подвенечном платье, но после ее скоропостижной кончины был вынужден «переодеть» ее по просьбе родственников.

История 3. Сиятельная

Художник Сандро Копп – бойфренд актрисы Тильды Суинтон уже 15 лет. У них серьезная разница в возрасте, и никто не верил, что этот роман будет таким продолжительным.

Фото: ok-magazine.ru

Они познакомились на съемках фильма «Хроники Нарнии: Лев, колдунья и волшебный шкаф» в 2004 году. Он сказал ей, что хочет нарисовать ее портрет. Она ответила ему, что у нее нет ничего из того, что есть у женщин, которые бегают вокруг него, – ни груди, ни других форм. С тех пор он нарисовал больше 10 портретов своей подруги.

«Когда вы любите кого-то, то у него появляется особое сияние, – объясняет он. – Оно может быть настолько сильным, что буквально влияет на то, как вы смотрите на любимого человека. Мы видим психологически и эмоционально. То, как мы чувствуем что-то или кого-то, меняет то, как мы их видим».


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое