Антон Тимченко: Портрет Ветрова даже пытались взорвать

Антон Тимченко: Портрет Ветрова даже пытались взорвать

Ростовская область, 7 августа, DON24. Таганрог – город тихий и спокойный. Прогуливаешься по нему, видишь, как ветер медленно гонит волны, и кажется, будто само время здесь остановилось. Вот-вот навстречу выйдет Чехов или Раневская, а может быть, Бериев или Ветров. И действительно, на улицах города можно увидеть знаменитых земляков. Но не вживую, а на стенах домов – в особой пиксельной технике. Это дело рук таганрогского художника Антона Тимченко. Он творит на улицах города уже четыре года. Художник рассказал газете «Молот» о своем творчестве, переезде в Таганрог и планах на будущее.

– Антон, расскажите о себе: откуда вы родом, где учились, кем планировали стать?

– Я родился в Нальчике, учился в обычной школе. С детства интересовался информатикой и компьютерными технологиями. Именно поэтому поступил в Таганрог на направление «Защита информации». Но уже на третьем курсе понял, что это не мое, и начал заниматься воздушными шарами.

– Почему именно Таганрог?

– Я часто бывал здесь в детстве, мой отец учился в том же институте, что и я. Мне нравится этот город, такой тихий и спокойный. Да и вообще, здесь хороший университет, который находится гораздо ближе к Нальчику, чем московский.

– В какой момент вы поняли, что вы художник? Как пришла идея нарисовать первую работу?

– Напротив моей работы долгое время «красовалась» надпись с рекламой наркотиков. Тогда я подумал, что на этом месте можно нарисовать красивый и яркий арт, который будет нести что-то радостное. На мой взгляд, это гораздо лучше, чем эти надписи.

– Как сформировался ваш стиль? Кто из великих на вас повлиял или же направил в нужное русло, где вы себя нашли?

– На пиксельную технику меня вдохновили кирпичики. Там, где я рисовал Раневскую, очень ровная кирпичная кладка, поэтому можно было четко разметить пиксели. Я не могу сказать, что на меня кто-то повлиял или куда-то направил, я вообще особо не слежу за кем-то конкретным.

Портрет Фаины Раневской кисти художника Антона Тимченко. Фото предоставлено Антоном Тимченко.

– А что вас тогда вдохновляет?

– Меня вдохновляет все – и музыка, и литература, и кино. Нет такого, что я решаю сегодня вдохновляться именно музыкой, включаю ее и жду музу. Все приходит само собой, да и город как будто подталкивает.

– Как вы выбираете цитаты для артов?

– Во всех артах, кроме Дудя, я использовал цитаты людей, изображенных на рисунках. Обычно я просто выбираю фразы, близкие мне, моему мировоззрению.

– Как люди относятся к вашему творчеству?

– По-разному. Например, взрослые люди больше любят портреты Раневской и Чехова, а молодых привлекает арт с изображением Дудя. Кто-то вообще говорит: «Зачем эти рисунки? Всю жизнь были серые стены, а теперь непонятно что». Но самая грустная история у портрета Ветрова, уж очень он кому-то не понравился. Его три раза разрисовывали, а потом и вовсе пытались взорвать. Не знаю, с чем это связано, – может, не нравится Ветров, а может, цитата рядом с ним. Однако после попытки взрыва нападки на стену прекратились.

Портрет Владислава Ветрова кисти художника Антона Тимченко. Фото предоставлено Антоном Тимченко.

– Вообще, часто ли встречаетесь с негативом в вашу сторону? Как реагируете на него?

– Когда я рисую работу, я почти каждый день слышу комментарии от прохожих. Так, например, было с артом, посвященным Бериеву. Мне говорили, что самолет нарисован неправильно, да и вообще, непонятно, что это такое. Но меня это не задевает, я научился не обращать на это внимание. Ведь сколько людей, столько и мнений.

– Сложно ли заниматься уличным искусством в нашей стране, учитывая то, что в России отличные работы обычно очень быстро погибают под валиками коммунальщиков?

– Я слышал о таких случаях, но сам с таким не сталкивался. Каждый раз я согласовываю рисунок с администрацией. Это долгий процесс, но он обязателен. Единственный арт, который я не согласовывал, – это самый первый, с Раневской. Я ни с кем не договаривался, просто взял и сделал. Но тут все прошло гладко, он понравился жителям. Правда, потом стену с Раневской заслонили другой стеной, но это уже другая история.

– Были ли какие-то трудности при согласовании с администрацией?

– Конечно. Например, мне запретили рисовать в исторической части города. Здания там – памятники культуры, которые трогать нельзя. Помимо этого яркий рисунок может выбиваться из общего вида.

Портреты Сергея Бурлакова и Павла Деревянко кисти художника Антона Тимченко. Фото предоставлено Антоном Тимченко.

– В городе достаточно мало уличного искусства, ярких стен. С чем это связано, на ваш взгляд?

– Мне кажется, это связано с боязнью трудностей. В городе много талантливых людей, но процесс рисования на стенах очень сложный. И, как я уже говорил, обязательно нужно согласовывать работу с администрацией. Более того, такие арты – это кропотливая работа, которая занимает несколько недель. Обязательно нужно использовать проверенные, качественные материалы, особенно это касается краски. Она, кстати, уходит ведрами. Это трудно даже физически, поэтому большинство уличных художников – мужчины.  Конечно, легче написать какой-нибудь тег на стене и убежать. Я буду очень рад, если в Таганроге появится больше художников, украшающих город.

– Вы чувствуете, что меняете облик города? Или делаете это скорее для себя?

– Нет, я делаю это для города, для людей. Я хочу, чтобы Таганрог становился ярче. Чтобы у людей было на что посмотреть, где сфотографироваться, о чем рассказать друзьям. Мне кажется, это также может увеличить приток туристов.

Портрет Антона Чехова кисти художника Антона Тимченко. Фото предоставлено Антоном Тимченко.

– Как вы хотели бы развиваться в дальнейшем? У вас есть проект мечты?

– Есть одна мечта: я хотел бы разрисовать стену многоэтажного дома, сделать большой арт, на несколько этажей. В остальном как таковых целей нет. Главное – это больше работать, больше рисовать, больше украшать наш город. Я планирую развивать свой «Инстаграм», увеличивать число подписчиков, да и в целом повышать известность и узнаваемость.

– Вы занимаетесь сейчас чем-то, помимо искусства?

– Нет, это мой основной род деятельности, я им зарабатываю. Еще иногда занимаюсь шарами.

На сегодняшний день город украшают портреты Раневской и Чехова, Добронравова и Бериева, Деревянко и Бурлакова, Лакиера, артистов Таганрогского камерного театр, Екатерины II, Дудя, а также сцены Крымской войны и обороны Таганрога. А в конце июля Антон закончил работу над интересным проектом: на территории музея он изобразил старые почтовые открытки с видами Таганрога.

Автор: Екатерина Маслобоева

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Ну треснул – и треснул: блогер-урбанист Варламов возмущен продажей здания таганрогского вокзала

Ну треснул – и треснул: блогер-урбанист Варламов возмущен продажей здания таганрогского вокзала
Фото: Википедия.Анна Астахова ©

Ростовская область, 22 сентября 2020. DON24.RU. Урбанист Илья Варламов оказался возмущен продажей здания вокзала «Таганрог II» и возведением на его территории со стороны железнодорожных путей неизвестного одноэтажного сооружения. Этому блогер посветил свежий пост в своем «Живом журнале».

«В прошлом году в Таганроге треснул старый вокзал... Как сказал бы классик, ну треснул – и треснул. Никого это по-настоящему не обеспокоило, мало ли ещё в Ростовской области охраняемых государством исторических зданий 1869 года постройки! Сейчас здание вокзала закрыто. Наверное, там внутри что-то делают, но что именно, непонятно, потому что нормального информационного щита с описанием работ и сроками их окончания нет. Зато со стороны путей почти вплотную к фасаду вокзала построили какой-то сарай», - написал Варламов.

Блогер добавил, что работы на объекте ведутся без разрешения регионального Комитета по охране объектов культурного наследия, который сейчас проводит проверку и намерен по ее результатам принять административные меры.

«Хотя со станции «Таганрог II» ходят электрички, здание не принадлежит ни РЖД, ни городу. Удивительно, конечно... То есть какой-то частник купил себе действующий вокзал и творит с историческим зданием всё, что ему вздумается», - возмущен урбанист.

Он призвал власти обратить внимание на данный вопрос и усилить контроль за ремонтными и строительными работами на объекте культурного наследия.

«Чтобы новые хозяева не вставляли в старинное здание вокзала металлопластиковые окна и не пытались застроить его какими-то сельпо», - подытожил блогер.

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Дон-медиа

Мобильное приложение телеканала Дон24

Голосовой помощник Алиса расскажет новости Дон24

Алиса это умеет