#Интервью

Как офицер из Ростова помог состыковать «Союз» и «Аполлон»

На Дону отмечают День космонавтики

12 апреля 2019 10:35

Фото: На фоне камчатского вулкана — антенны комплекса «Сатурн». Рядом желтое здание, где на втором этаже находился командно-измерительный комплекс. ИА «Камчатка», 2018 г. ©

Ростов-на-Дону, 12 апреля 2019. DON24.RU. Ростовчанин Владимир Шторгин стал одним из тех, кто принимал участие в космической пилотируемой программе «Союз» – «Аполлон». Именно он отдавал команды космическому кораблю «Союз-19» на стыковку с американским «Аполлоном» 15 июля 1975 года. Сегодня, в День космонавтики, он вспоминает о том, как это было.

– Владимир Владимирович, как вы попали в программу «Союз» – «Аполлон»?

– В 1975 году я, молодой офицер, служил на Камчатке на командно-измерительном комплексе (в/ч 14086). Это самый восточный центр управления космическими аппаратами в нашей стране, последний пункт слежения за космическими кораблями.

Солдаты в/ч 14086 на фоне антиамериканского плаката, установленного на территории части

Проходя Камчатку, космические корабли уходили в другое полушарие, и ни один наземный пункт слежения в СССР видеть их уже не мог.

Когда космические аппараты снова входили в зону видимости, их брали на сопровождение центры дальней космической связи в Симферополе и Евпатории. Кстати, эти центры также работали по программе «Союз» – «Аполлон».

Что касается первого в истории совместного полета космических кораблей СССР и США, то впервые я узнал о нем еще в 1972 году, когда учился в Ростовском высшем командно-инженерном училище имени главного маршала артиллерии Неделина (бывшем РАУ, расположенном на площади Ленина). Тогда нам, военным курсантам, предоставили для изучения закрытую литературу по данной тематике. Это были переводные материалы иностранных, в основном американских, печатных изданий.

– Какова была ваша роль в проекте?

– Я заступил на дежурство в составе основного расчета командно-измерительного комплекса, который находился неподалеку от Петропавловска-Камчатского. Вместе со мной службу несли еще несколько десятков человек – офицеры, сержанты и солдаты.

Этот комплекс предназначался для обеспечения полетов космических аппаратов типа «Союз» и «Молния». Одновременно я участвовал в управлении полетом орбитальной космической станции «Салют», которая летала вокруг Земли как раз в то же время.

Но когда стартовал «Союз-19» с Леоновым и Кубасовым на борту, то все остальные задачи были отложены, и мне было поручено заниматься только проектом «Союз» – «Аполлон».

– Получается, вы управляли первым совместным пилотируемым полетом?

– Надо пояснить, что космическим аппаратом управляют с земли. Именно этим я и занимался на Камчатке.

В состав комплекса входило две антенны – одна приемная, другая передающая. Антенны комплекса «Сатурн» сопровождали космический аппарат, когда он двигался по околоземной орбите. Для переговоров с космонавтами использовалась другая аппаратура – станция «Заря».

Антенны космической связи

– Сколько длился сеанс связи с «Союзом»?

– Обычно не более 8–10 минут. Управление космическим аппаратом осуществляется, когда он находится в зоне видимости. В зависимости от наклонения орбиты «Союз» совершал от 4 до 12 витков в течение суток.

Как только корабль показывался из-за горизонта, на него нацеливались антенны «Сатурна». По командной радиолинии на борт «Союза» поступали команды и программы на управление кораблем.

– Какие, например?

– Отдавались команды на торможение двигателей, на проведение ориентации и стабилизации космического аппарата. Пока космический аппарат находится в зоне радиовидимости, нужно было успеть снять телеметрическую информацию. Телеметрия важна для того, чтобы понять, что происходит с кораблем. Мы смотрели, как корабль выполняет команды, как ведет себя аппаратура, какая температура на борту, каково напряжение питания. Одновременно производились измерения параметров орбиты: дальности и скорости.

Информация эта нужна для уточнения орбиты корабля, которая постоянно меняется. Влияет много факторов: притяжение Земли, влияние Солнца и магнитного поля. Нужно знать, в какой точке корабль появится, рассчитать орбиту. Корректировка орбиты осуществляется путем выдачи команды на включение/отключение двигателей.

Все команды выполняются автоматически. В том числе стыковка «Союза» и «Аполлона» (стыковки редко выполняются в ручном режиме). Как правило, стандартная процедура стыковки происходит на 33-м витке.

– Почему на 33-м?

– Рассчитали, что так лучше с точки зрения баллистики, да и энергозатраты меньше. Сейчас стыковка гораздо быстрее, по короткой траектории, чтобы космонавты не болтались в космосе почти двое суток.

В 1975-м мы контролировали полет со своей стороны Земли, американцы – со своей. Стыковка – важнейший момент в проекте «Союз» – «Аполлон». Мы тщательно следили, чтобы правильно состыковать корабли. Все время проводил на службе, за две недели я редко бывал дома. Зато получил благодарность от госкомиссии, которая отвечала за программу «Союз» – «Аполлон».

– А как проводилась подготовка к полету?

– Ажиотаж в Камчатском центре царил неимоверный. Мы начали готовить наземную аппаратуру за  два месяца до полета – проверяли и тестировали приборы, проводили контрольные замеры. Всю технику разобрали вплоть до винтика и собрали вновь. И все равно казусов не избежали. На первом сеансе связи с «Союзом» напряжение электропитания упало до критического минимума, 180 вольт. Я уже думал, что произойдет самопроизвольное выключение. И это в первый же день такого грандиозного события! Но все обошлось, отработали благополучно.

– Почему непримиримые враги, СССР и США, затеяли совместный, почти дружеский проект?

– Луна заставила. Американцы только что закончили миссию на Луне. Да и мы осуществили удачные запуски посадочных модулей. На спутнике Земли к тому времени работали советские «лунные тракторы»: «Луноход-1», первое в мире транспортное средство, побывавшее на другой планете (он прошел 10 км), и «Луноход-2», который одолел 40 км.

Когда специалисты подвели итоги лунных программ, то впервые стало ясно, насколько дорогое удовольствие – исследование Луны. Появилась здравая мысль объединить усилия. Так родился проект совместного полета двух космических кораблей, который должен был послужить началом сотрудничества двух великих космических держав в исследовании космоса.

Полет 1975 года стал отправной точкой для всех последующих совместных программ. Без рукопожатия командиров кораблей Алексея Леонова и Томаса Стаффорда были невозможны совместные полеты космонавтов и астронавтов на станцию «Мир», космические шаттлы, МКС.

Участники полета: Слейтон, Стаффорд, Бранд, Леонов, Кубасов

В тот момент Советский Союз был великой космической державой. Да, американцы высадились на Луне, но это не привело к прорыву в их технологиях. Технических заделов у нас было больше. Не случайно они относились тогда к нам уважительно, как к равноправным партнерам.

Потом было много совместных проектов с США, но такого воодушевления уже не было. Да и американцы уже не жаждали равноправных отношений. А тогда это был первый опыт нашего сотрудничества в космосе. Все хотели провести совместный эксперимент.

Все гордились, что принимают участие в этой программе, чувствовали свою причастность к большим свершениям. Старались сделать все как надо.

Между тем

Ростовская область внесла заметный вклад в развитие космонавтики. Здесь действуют крупные промышленные предприятия космической отрасли, готовят кадры для научных исследований. Помимо этого два советских космонавта родились на Дону.

Александр Безменов ИА «ДОН 24»

Комментировать

Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации
Поделиться
Комментарии
(1) комментариев
  • Ирина Янченкова
    21 апреля 2019, 11:42
    Молодцы наши ребята-земляки! Мы гордимся ими. Желаем процветания нашей земле и её людям!

    Ответить

Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое