Не платил два года: в Ростове хозяин кафе-лапшичной обвинил арендодателя в рейдерстве

Ростовская область, 6 декабря 2019. DON24.RU. В Ростове-на-Дону получил резонанс конфликт между хозяином популярной кафе-лапшичной Александром Балашовым и владельцем помещения, в котором располагается заведение, Алексеем Глазковым. Огласку ситуация получила после того, как владелец кафе опубликовал на странице лапшичной в Instagram информацию о том, что 29 ноября помещение, в котором он располагается, захвачено «рейдерами».

«29 ноября был совершен взлом и захват помещения, в котором приняли участие участковый Ленинского отдела полиции № 4, Глазков и представитель приставов Василий, а также 20 неизвестных лиц спортивной внешности. Было испорчено имущество, разрезали ролл-ставню, сломали дверь и проникли в помещение. Судебный пристав произвел указанные действия без поручения начальника о выселении. Впервые было вручено постановление о выселении, после которого должно было пройти две недели (срок на выселение), но приставом Василием были заменены замки и дан срок в 10 дней», – сообщил Александр Балашов.

Фото: Александр Балашов рассказывает о ситуации. Скриншот видео. instargam.com

По его словам, помещение, расположенное по адресу: улица Шаумяна, 96, раньше принадлежало его отцу, Игорю Балашову. В 2012 году он вместе с семьей взял кредит на развитие бизнеса в Южном региональном банке, указав этот объект недвижимости в качестве залога. В 2015 году из-за кризиса произошли задержки по платежам, и семья Балашовых обратилась к руководству банка за реструктуризацией. В результате ими в устной форме был утвержден план действий, в соответствии с которым Балашовы обязались продолжать платить кредит, а руководство банка пообещало не забирать у них помещение. Но в 2016 году у банка сменился управляющий, который не был в курсе вышеупомянутого уговора. И в конце концов банк выставил залоговое имущество на торги.

«Управляющий подал заявление о передаче имущества на торги, о котором я не знал. В этот период мы с банком пришли к соглашению, но за три дня до вступления в силу договоренностей я узнал, что уже проведены торги, о которых не было получено уведомление <...> Не было предоставлено возможности участвовать в торгах», – отмечает Балашов в своем сообщении.

По его мнению, торги были проведены незаконно. В качестве доказательства он приводит информацию о том, что постановление о передаче имущества на торги не было подписано приставом, – его подпись подделали, и это он указал в объяснительной ОБЭПу. Также Александр Балашов отмечает, что участвовали в торгах всего два человека: Алексей Глазков и Юлия Кругликова. Последняя, по его словам, является юристом первого.

«Имущество было приобретено по максимально заниженной цене. По заключению эксперта, оно стоит 13 млн рублей, хотя было продано за 8,335 млн рублей», – подчеркнул владелец кафе.

Он добавил, что 31 декабря 2017 года подписал с Алексеем Глазковым договор аренды и внес плату за первый месяц в размере 150 000 рублей. Но после этого платить по договору прекратил и «начал борьбу за справедливость, за помещение, которое отняли незаконно, не предоставив возможности участвовать в торгах и выкупить свое имущество».

Адвокат Алексея Глазкова Вадим Демичев в разговоре с корреспондентом ИА «ДОН 24» подчеркнул, что проблемы с выплатой банку кредита – это риски, которые добровольно взял на себя Балашов-старший, подписывая договор. И если говорить о цене, по которой помещение ушло с молотка, то она была указана в этом же договоре залога – 9,79 млн рублей. Снижение произошло из-за того, что желающих участвовать в первом этапе торгов не было, из-за чего пристав был обязан уменьшить эту стоимость на 15% перед проведением второго этапа.

«Кредит Балашов И.В. не вернул, и банк пошел в суд требовать возврата денег и обращения взыскания на заложенное имущество. По закону суд должен определить его первоначальную продажную цену. Если стороны – залогодатель или залогодержатель – не оспаривают в суде ранее согласованную ими в договоре стоимость залога, то суд устанавливает ту, которую стороны определили в договоре. В данном случае Балашов И.В. в том деле не оспаривал стоимость залога. И суд абсолютно четко, по закону, установил, по какой цене начать торги – 9 796 860 рублей. О каких 13 млн говорит Балашов? Кого он хочет обмануть?» – рассказал Вадим Демичев.

Адвокат также подчеркнул, что, в соответствии с Гражданским кодексом РФ, должнику запрещено участвовать в торгах его имуществом. И единственный вариант того, как Александр Балашов мог это сделать, – через подставных лиц. А это незаконно.

«Как иначе трактовать его слова о его намерении выкупить помещение с торгов, тогда как права на это ни сам он, ни его папа не имели?» – резюмировал представитель Алексея Глазкова.

Помимо этого Вадим Демичев обратил внимание на то, что долг Балашовых банку составлял 6,579 млн рублей. То есть после проведения торгов даже по заниженной на 15% цене экс-владелец помещения получил на руки 1,75 млн рублей разницы, 7% из которых он заплатил в качестве исполнительского сбора и затрат на организацию и проведение торгов.

«По результатам торгов Глазков А.Н., абсолютно сторонний наблюдатель, к проблемам Балашовых не имевший вообще никакого отношения, честно купил помещение на ул. Шаумяна, 96, за 8,3 млн рублей. Деньги эти ушли на погашение долгов Балашова И.В... Он решил одну из проблем Балашова – дал ему, по сути, деньги, чтобы тот мог расплатиться с банком. Да еще и осталось», – считает адвокат.

По словам Вадима Демичева, Александр Балашов сам попросил Алексея Глазкова заключить с ним договор аренды помещения, в котором тогда уже располагалось кафе. В результате 31 декабря 2017 года договор, как и говорил владелец лапшичной, был заключен и арендаторы заплатили 150 000 рублей. Однако после этого они не заплатили по нему ни копейки.

«Глазков уплатил 8 млн рублей и сидит ни с чем, у разбитого корыта. До настоящего времени Балашовы находятся в помещении, а аренда оплачена только за первый месяц.  Да еще и торги вдруг пошли в суд оспаривать. 12 апреля 2018 года Ленинский районный суд признал торги недействительными, однако Ростовский областной суд 4 июля 2018 года это решение отменил и признал, что заявленных Балашовыми в этом деле нарушений в торгах не было, соответственно торги – законны», – рассказал представитель Алексея Глазкова.

После этого Глазков подал в суд иск о выселении Александра Балашова из занимаемого им помещения и взыскании долга по аренде, а также расторжении заключенного в декабре 2017 года договора. В итоге Ленинский районный суд вынес решение, которым расторг договор и обязал владельца заведения освободить помещение. Решение вступило в силу 16 июля 2019 года.

«С этого времени нахождение Балашова А.И. в помещении чайной и лапшичной незаконно. Но воз и ныне там», – подчеркнул Вадим Демичев.

В августе 2019 года Ленинский отдел судебных приставов возбудил исполнительное производство по выселению. Александру Балашову, согласно документам, предоставленным в распоряжение редакции, было отправлено уведомление.

«Отправлялось неоднократно. Какие-то письма он получал, от получения каких-то уклонился. Но по закону, в любом случае, он считается извещенным», – заметил адвокат.

Он также отметил, что Александру Балашову даже по WhatsApp в период с октября по ноябрь 2019 года несколько раз направлялось фото требования явиться к приставу для дачи объяснений по поводу неисполнения решения суда о выселении, а также требования об освобождении помещения. Все эти документы были отправлены ему также и в физическом виде. Тем же способом пристав сообщил ему, что 29 ноября в 12:00 будут производиться действия по исполнению решения суда об освобождении нежилого помещения.

«Балашов А.И. прочитывает это сообщение, появляются всем известные две синие галочки. Прочитывает и ничего не отвечает. За день до выселения Глазков А.Н. «Вотсапом» отправляет Балашову А.И. требование освободить помещение. Результат тот же – сообщение прочитано, ответа нет <...> В назначенный день к помещению явились пристав, участковый полиции, выделенный из ОП-4 Ростова-на-Дону по письменному обращению пристава, и сам Глазков А.Н. – единственный законный собственник помещения! А что Балашов А.И.? А он не пришел. И не просто не пришел, а еще и помещение закрыл ролл-ставнями. Что оставалось Глазкову? Он имел полное право войти в свое помещение. Он имел полное право обеспечить приставу проведение исполнительных действий», – рассказал Вадим Демичев.

После этого, по его словам, на место явился сначала представитель Александра Балашова, а затем и он сам вместе с отцом. На вопрос: «На каком основании вы занимаете данное помещение?» – Балашов ответил: «На том основании, что меня еще не выселили».

Фото: Спиливание ролл-ставней с двери помещения. instagram.com

Отметим, что, по информации, размещенной в Instagram-аккаунте кафе-лапшичной, 3 декабря в 15-м Арбитражном апелляционном суде должно было пройти судебное заседание по этому делу, однако его перенесли.

«Суд услышал наши доказательства и перенес заседание на 26 декабря, чтобы разобраться в них. Первая маленькая победа! Продолжаем бороться, готовим повторно заявления во все инстанции, которые раньше тоже «не замечали», и ждем следующего заседания», – говорится в публикации.

Согласно календарю заседаний на сайте суда, оно назначено на 14:30. Игорь Балашов выступает по делу в качестве должника, а Алексей Глазков числится в списке третьих лиц. Кредиторами же выступают ООО «Южный региональный банк», межрайонная ИФНС России № 24 по Ростовской области, а также Николай Алынин, Ольга Аникина и Татьяна Петрова.

Комментировать

Выйти
Редакция вправе отклонить ваш комментарий, если он содержит ссылки на другие ресурсы, нецензурную брань, оскорбления, угрозы, дискриминирует человека или группу людей по любому признаку, призывает к незаконным действиям или нарушает законодательство Российской Федерации

Поделиться

Комментарии

Мы в морально-духовном тупике: Виктор Мережко – о кино, донских корнях, урбанистике и коронавирусе

Мы в морально-духовном тупике: Виктор Мережко – о кино, донских корнях, урбанистике и коронавирусе
Фото: Виктор Мережко.chugunka10.net.Екатерина Чеснокова ©

Ростовская область, 6 августа 2020. DON24.RU. На минувшей неделе, знаменитый  уроженец донского края, народный артист России, сценарист, режиссер и драматург Виктор Мережко отмечал свой очередной день рождения. Из-под его пера вышли сценарии таких фильмов, как «Родня» и «Полеты во сне и наяву», обеих частей сериала «Сонька Золотая Ручка», а также множества других кино- и мультипликационных лент, которые мы все знаем и любим. Сегодня он проживает в Санкт-Петербурге, однако искренне признается в том, что родной Дон всегда остается в его душе, сердце и творчестве.

О том, как его манит и волнует донской край, а также о российском кинопрокате, культуре и пандемии коронавируса с Виктором Мережко побеседовал журналист ИА «ДОН 24».

– Виктор Иванович, вы достигли уже довольно серьезного возраста. Оглядываясь на жизненный опыт, который у вас за плечами, что вы сейчас чувствуете?

– Жизнь у меня хорошая, красивая, длинная. Я родился в Ростовской области. Потом с семьей были на Ставрополье, на Кубани, потом на Украину нас перебросило. Потом в юности я работал грузчиком на лесозаводе в Архангельске, пока не поступил в Украинский полиграфический институт имени Ивана Федорова. Затем в Ростове работал в издательстве «Молот». Во ВГИК подал документы из Ростова. Очень хорошо поступил, был лучшим на курсе. У меня быстро начали сниматься работы для «Мосфильма» – такое нечасто случается у студентов. Потом я женился. Но супруги моей, к сожалению, в живых нет уже 20 с лишним лет. У меня двое детей, Иван и Мария, которых я бесконечно люблю. Я не жалуюсь на свою жизнь, она очень интересная.

– Вы часто приезжаете на Дон?

– Не так давно был там. Фильм «Хуторянин» в Ростове снимал. И дальше к Азову мы ездили. Потом в Таганроге мы жили, и там большинство сцен снималось – в Таганроге и вокруг Таганрога. Я очень люблю свой край. У меня есть сценарий, который я написал, называется «Красный Дон». О событиях с 1941 по 1945 годы. Но пока на него нет денег. Я очень хочу рассказать о своих земляках, о казаках, о том, как с 1941 по 1945 годы казачество воевало. О сложностях отношения советской власти к казачеству и наоборот – казачества к советской власти. Очень хочу снять эту картину. Я обращался и к казачеству донскому, чтобы помогли мне с этой работой. Но пока, простите, кроме болтовни, ничего нет.

– Вы используете донские мотивы в своем творчестве? Может, создаете каких-то типично донских персонажей?

– Допустим, в «Родне» для создания образа главной героини я использовал образ своей тещи. Она коренная ростовчанка была, типичная для того времени: с золотыми фиксами, с завивкой. Конечно, часто я возвращаюсь к своим корням. Та земля – это моя родина. Я нигде себя не чувствовал так трогательно, как на Дону.

– Как изменилась Ростовская область со временем?

– У Дона та же проблема, что и у всей России: в России, особенно в ее европейской части, все идет на продажу. Это печально, страшно и горько. Таганрог и Азов начали убивать. Даже Старочеркасск начали убивать. Начали строить эти высокие безумные дома. Этого нельзя делать. Это же столица донского казачества! Нельзя убивать историю! Сейчас я в Питере и вечерами хожу по нему. Каждый дом – произведение искусства! Иду, гуляю: Нева, Фонтанка, Марсово поле... А на Дону этими огромными небоскребами все уничтожается. Потом они превращаются в чудовищные «человейники». А там история, там есть кому поклониться. Ее надо беречь, а не убивать.

– Что вы можете сказать о современном российском кино?

– Уровень кино рухнул! Кино убито! Остались сериалы. Эдакое среднее арифметическое: про девок, которые приезжают в город, ничего тут не добиваются, потом в них влюбляются простые парни, а потом – олигархи. И в конце концов любовь побеждает. Пошлятина сплошная. А кино… Сталин когда-то говорил фразу, которую я очень часто употребляю: «Кино не только и не столько искусство, сколько идеология». Америка завоевала планету во многом благодаря кино. Мы стали равняться на американских актеров, героев, понимаете? Эта матрица американская рухнула на всю планету. И в том числе, к сожалению, на Россию. Ведь в Советском Союзе были свои, поистине народные актеры – Любовь Орлова, Марина Ладынина, Николай Крючков, Георгий Юматов, Анатолий Папанов, Иннокентий Смоктуновский, Владимир Высоцкий, Нонна Мордюкова, Наталья Гундарева режиссеры – Сергей Эйзенштейн, Иван Пырьев, Сергей Бондарчук, Андрей Тарковский, Элем Климов. И многие другие. А сейчас кто? Назовите хотя бы одно имя, равное тем, великим! Если мы не одумаемся и не повернемся лицом, в частности, к кинематографу, к высокой литературе, поэзии, то это беда будет. Мы придем во времена окончательного упадка и деградации. А особенно, если введут это «обучение на удаленке». Это вообще кошмар будет!

– И тем не менее, может, вы можете выделить кого-то из современных сценаристов и режиссеров, кто еще снимает что-то стоящее?

– Никого не могу. До коронавируса были премьеры многих фильмов, и это было крайне печальное зрелище. Во многом – спекуляция на американском образце. Или формальное решение, или бездарность – одно из двух.

– А в целом кому из кинодеятелей вы могли бы отдать предпочтение?

– В основном тем, с кем я работал. Григорий Чухрай, с которым у нас есть замечательная картина «Трясина». Кончаловский, с которым я делал «Курочку-Рябу».

– Над чем вы сейчас работаете?

– Пока сижу в Питере, я написал два полнометражных сценария. Первый называется «Прощай, шпана киношная!». В этом фильме я воскрешаю тех людей и звезд, которых уже нет с нами: Папанова, Юматова, Смоктуновского, Высоцкого, Ларионову, Рыбникова, сценариста Брагинского… Они все живут в современном мире – и живут в нищете, потому что не востребованы. И эта группа артистов решает доказать, что они имеют право быть! Они пишут сценарий и пытаются достать деньги. А кто сейчас главный в кино? Главный – продюсер. К нему они и идут.

А вторая история, которую я написал, называется «Трудная дорога в «ящик». Под ящиком телевизор имеется в виду. Это история про 1990-е годы. Когда телевидение становилось коммерциализованным, когда за рекламой стояли бандиты и проходимцы.

– Что, на ваш взгляд, сейчас лучше снимать – полнометражное кино или сериалы?

– Я недавно говорил с заместителем руководителя Первого канала. У них сейчас есть проблема. Это не озвучивалось, но я так понял, что у них просто плохо с деньгами. Поэтому им масштабные работы очень трудно поднять финансово. А когда полстраны сидит у телевизора или смотрит YouTube, то игровые сериалы, конечно, смотрят больше, чем полнометражное кино в кинотеатрах. Сейчас еще будут и рассаживать в шахматном порядке, в морду брызгать чем-то, на полтора метра друг от друга рассаживать. Убивается культура таким образом, благодаря этому «барановирусу».

– Вы, судя по всему, крайне недовольны тем, что сейчас происходит в мире из-за пандемии.

– Я считаю, что пандемия – это Третья мировая война. Только с помощью информационных технологий, без оружия. Просто всю планету поставили на четвереньки.

– Как, по-вашему, этот период отразится на культуре и творчестве современных людей?

–  Как ни странно, такая встряска должна дать свой положительный результат. Потому что человечество в целом и россияне в частности должны ужаснуться тому тупику, в который мы вошли. Надо жить духовно, красиво, достойно и честно. Хватит тащить по карманам, хватит грабить, хватит убивать, жить во имя золотого тельца! Должна быть встряска. Люди должны одуматься. Потому что мы сейчас в моральном и духовном тупике. Вся планета и, к сожалению, Россия. Россия всегда шагала как-то особняком, отделяясь от Китая, от Америки. Она всегда была самодостаточной. И ей нужно очнуться.

– Где сейчас людям искать вдохновение?

– Вдохновение не ищется, оно само от Господа приходит. Ты садишься и начинаешь писать, потому что ладонь свыше опустилась на твою голову. И вперед! Ждать вдохновения – это значит ни фига не делать! Чесать репу и ждать, когда оно придет.

Я делаю так: вот появляется у меня характер, персонаж. И я начинаю выстраивать вокруг него историю. Ну, тут еще и профессионализм играет свою роль. Ну и, наверное, божий дар, который я получил от Всевышнего и от родителей своих. Я по 4–5 часов в день за компьютером работаю. И если я пишу меньше 10 страниц в день, то считаю день неудачным.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии
Самое комментируемое