На руинах купеческого наследия: история Парамоновских складов

Как пришел в упадок ключевой объект экономики дореволюционного Ростова

Фото: Мария Саймон ©

Ростов-на-Дону, 8 октября 2018. DON24.RU. Парамоновские склады знает каждый ростовчанин. Многие помнят, как купались в «бассейне» с родниковой водой. Не меньше людей добавят, что Парамоны давно пора бы восстановить. Однако проектов реставрации памятника истории и культуры федерального значения немного, и пока ни один из них не близок к своему воплощению в жизнь.

Когда появились, кому принадлежали и чем были примечательны складские строения на правом берегу реки Дон, рассказывает ИА «ДОН 24».

Ростовский Винтерфелл

Первый корпус складов, которые мы в XXI веке называем Парамоновскими, или, сокращенно, Парамонами, был построен в 1850-х годах. Последний – пятый – в 1890-х. Строили их инженеры Шульман и Якунин. Последний в те годы исполнял должность главного городского архитектора.

Специалисты не просто мастерски вписали здания в местный природный ландшафт, но и буквально срастили строения с ним – система поддержки температуры внутри была основана на использовании воды из незамерзающих родников, круглый год бьющих на склоне. И летом и зимой ее температура составляла 9 градусов по Цельсию, а потому, придумав систему желобов, по которым жидкость могла постоянно циркулировать, архитекторы сумели добиться сохранения в помещениях оптимальной температуры для хранения зерна и других товаров, заготавливающихся на экспорт. По факту, полтора века назад два ростовских архитектора придумали систему, которую в конце прошлого столетия описывал в своем романе «Игра Престолов» писатель Джордж Мартин, когда говорил о системе отопления замка Винтерфелл.

Отличались склады также и уникальной для тех лет системой пересылки зерна со вторых этажей на уровень набережной. Для этого в межэтажных перекрытиях были оставлены круглые отверстия, к которым крепились брезентовые рукава. С их помощью товары перегружали на баржи.

Лица Парамонов: кто складами владел и кто на них работал

Вопрос «Кто владел Парамоновскими складами?» наверняка вызвал бы у многих недоумение, так как ответ очевидно скрыт в вопросе. Однако не все так просто.

Вопреки расхожему мнению, купцу Елпидифору Парамонову принадлежали всего два корпуса из пяти – в них он хранил зерно и уголь, которые планировал экспортировать за рубеж, преимущественно в Англию. Историки считают, что отсылающее к его фамилии название «пристало» к складам либо из-за харизмы купца, либо из-за его вклада в экономику города.

Тем не менее владельцем остальных трех корпусов был чуть менее известный в наши дни, однако от этого не менее примечательный купец Петр Максимов – первый миллионер Ростова-на-Дону, состояние которого оценивалось в 5 млн императорских рублей (2,9 млрд современных рублей).

Склады сыграли одну из ключевых ролей в становлении Ростова-на-Дону как одного из крупнейших торгово-промышленных центров Российской империи. Через них ежегодно проходили миллионы тонн зерна, угля, шерсти и других товаров, которыми город торговал не только с другими городами, но и с другими странами, что позволило ему поднять экономику.

Но не только талантливые купцы, владевшие складами и пользовавшиеся ими, делали данные здания столь важными – на них трудились не покладая рук несколько тысяч рабочих. В их числе был также известный писатель XX века Максим Горький, живший тогда под своим настоящим именем – Алексей Пешков.

Именно свой каторжный труд в ростовском порту он позже описал. По этой причине памятник литератору и был установлен на Ростовской набережной в 1961 году, сменив на постаменте Иосифа Сталина.

Пережившие войны и убитые перестройкой

Парамоновские склады без потерь перенесли Гражданскую войну в стране и даже в период Великой Отечественной в отличие от всего остального города практически не пострадали. В то время как половина Ростова превратилась в руины, лишь одна вражеская бомба сумела зацепить уникальный архитектурный комплекс – разрушен оказался всего один корпус из пяти, в результате чего была повреждена система охлаждения. Но, несмотря на это, склады в течение почти всего прошлого века выполняли свою задачу – до 1983 года там хранили цемент, песок и другие стройматериалы.

В тот роковой год по невыясненным обстоятельствам в одном из корпусов произошел пожар, в результате которого в аварийное состояние пришел как сам этот корпус, так и ближайший к нему. В 1985 году Парамоновским складам был присвоен статус памятника истории и культуры местного значения, однако ситуацию это не улучшило.

На закате перестройки региональными властями была предпринята попытка восстановить склады – комитет по архитектуре Ростовской области утвердил проект реконструкции. Однако в реальность ему воплотиться не дали, так как в опустошенном бюджете денег на это не нашлось.

В 1992 году администрация Ростовской области передала Парамоновские склады в муниципальную собственность. Через два года городские власти, в свою очередь, отдают объекты известной в городе туристической фирме «Спутник», которая сразу принимается за собственный проект реконструкции. Вернее, отдает его создание на аутсорсинг, заплатив итальянскому архитектору за работу около 15 тысяч долларов.

Однако выяснилось, что у корпусов имелся и другой хозяин: не подвергшиеся разрушению здания занимало «Росмонументискусство». Организация отказалась переезжать в другое место, и в результате конфликт между ней и новым владельцем приводит представителей обеих сторон в суд.

Многолетняя тяжба ни к чему не привела – областной суд в конечном итоге отменил постановление областной администрации о передаче Парамонов в муниципальную собственность, однако на ситуацию это никак не влияет – формально двумя разрушенными корпусами по-прежнему владел «Спутник», а тремя остальными – «Росмонументискусство». В этот же период им был присвоен статус памятника истории и культуры федерального значения.

Несмотря на то, что в конце XX – начале XXI века уцелевшие корпуса складов сдавались в аренду различным конторам, деньги, получаемые с нее, никто не спешил пускать ни на приведение в порядок пригодных для эксплуатации строений, ни на обнесение забором разрушенных. Как результат – в негодность пришло и то, что уцелело за полтора столетия с момента своего создания.

Из рук в руки

К 2013 году все корпуса Парамоновских складов были признаны аварийными. В декабре между собственником складских помещений и компанией ООО «Альянс-М» был заключен договор аренды, согласно которому фирма получила их в пользование на 45 лет. После этого в скором времени компания представила на суд общественности проект реконструкции «Парамонов». Согласно ему, руины планировалось демонтировать, а на их месте построить копии снесенных зданий, в которых расположатся несколько гостиниц, концертно-выставочный зал, спа-комплекс и ресторанный комплекс.

В 2015 году территория участка была очищена от мусора и растительности, после чего была начата подготовка к демонтажу зданий. Наибольшее негодование со стороны ростовчан тогда вызвало уничтожение купальни, образовавшейся в руинах одного из корпусов. Входная дверь и стены не давали родниковой воде, льющейся из желобов, вытечь наружу, и в результате получился бассейн, где в любое время года полюбили купаться местные жители. Однако рабочие разрушили «дамбу», и вся вода ушла вниз. И, несмотря на многочисленные попытки ростовчан восстановить купальню, а также акции протеста и различные перформансы в поддержку складов и родника, в результате источник воды увели в трубу, которая выходит к реке Дон.

Впрочем, работы остановились в тот момент, когда выяснилось, что подготовленный «Альянс-М» проект реконструкции, в котором, кстати, восстановление бассейна запланировано не было, экспертизу не прошел. Стало понятно, что земля, на которой находятся сооружения, не подходит для такого строительства – из-за грунтовых вод все, что будет построено на этом месте, рано или поздно сползет к реке.

До 2017 года о проекте не было ничего слышно, пока ростовская компания «Алмо-Ойл» не приобрела Парамоновские склады, в результате чего договор с «Альянс-М» был перезаключен. Арендатор, кстати, участвовал в аукционе, однако выиграть его даже не пытался – ни одной ставки от «Альянс-М» зарегистрировано не было», хоть эксперты и считали его самой заинтересованной стороной происходящего.

Эксперты склонны предполагать, что весь аукцион был лишь «междусобойчиком», так как владельцы фирм-участников были тесно друг с другом связаны. А потому, по мнению экономистов и юристов, все было затеяно лишь для того, чтобы развязать арендатору руки. Поскольку Парамоны попали в частные руки, новый собственник в отличие от властей имеет право не обращать никакого внимания на мнение общественности.

Данное мнение подтверждает и то, что произошло после: через год «Алмо-Ойл» и «Альянс-М» заключили между собой договор купли-продажи, так что теперь экс-арендатор является полноправным владельцем объекта «Комплекс экспортных зерновых складов XIX века».

Таким образом, памятник федерального значения оказался еще ближе к демонтажу, чем был когда-либо. Об этом год назад говорил нынешний сити-менеджер Ростова-на-Дону, отмечая, что свой статус склады приобрели довольно сомнительным способом:

«Я просто знаю историю, как Парамоновские склады стали памятником и объектом культурного наследия. Когда-то их делили два бизнесмена, и по принципу «Не доставайся же ты никому!» им был присвоен статус памятника. Но сегодня история говорит о том, что это памятник, поэтому относиться к ним нужно соответственно – воссоздавать в том виде, в каком они были раньше. Я обратился к губернатору с вопросом: «А можно с них этот статус снять?» В принципе, возможно, но нужно этим заниматься. Так что пока не готов огласить какие-либо решения по этой проблеме. Я бы, честно, решал эту проблему кардинально. Мы все говорим о том, что склады – это памятник, но, к сожалению, кроме разрухи и руин мы ничего там не видим, а можно было бы на этом месте сделать такую красоту, которая радовала бы ростовчан и приносила бы всем пользу. А на сегодняшний день мы констатируем тот факт, что там стоят два сарая и никаких действий не происходит».

На данный момент никаких новых работ на объекте с 2015 года не происходило. В мае текущего года бывший депутат донского Законодательного Собрания, президент ФК «Ростов» Арташес Арутюнянц объявил о намерении реализовать на территории Парамоновских складов некий инвестиционный проект. Однако с тех пор новостей по данному вопросу нет, и подробности намерений бизнесмена также пока не раскрыты.

Комментировать

Поделиться

Комментарии
(1) комментариев

Невидимые деньги: превратят ли цифровые технологии ростовчан в «кредитных рабов»?

Эксперты высказались о «продвинутых» способах кредитования

Ростов-на-Дону, 6 мая 2019. DON24.RU. Широкое внедрение цифровых технологий в банковском секторе Дона грозит привести к стремительному росту долговой нагрузки ростовчан. К такому выводу пришли эксперты, опрошенные ИА «ДОН 24». Некоторые специалисты опасаются, что из-за мобильных телефонов жители донского края, которые бездумно берут кредиты, могут превратиться в «кредитных рабов».

Банк в кармане

Сегодня банки активно внедряют различные технологические новинки, например онлайн-кредитование через приложение в мобильном телефоне. Благодаря таким новшествам потребитель может получить ссуду всего за несколько минут. Для этого ему даже не нужно приходить в банк.

Чтобы увеличить выдачу потребительских кредитов, банки начнут активно предлагать займы при помощи мобильных телефонов, полагают аналитики.

«Формирование дистанционных каналов банковского обслуживания станет основным трендом ближайшего времени, – считает управляющий филиалом банка Игорь Нестеров. – В полноценный digital-офис будут переводиться наиболее частые операции из офисов кредитных организаций. Дополнительные сервисы для самозанятых лиц, продажа страховых и инвестиционных продуктов получат развитие именно через дистанционные каналы».

«Различные технологические новинки, облегчающие оформление и получение кредита, способствуют расширению розничного кредитования, – комментирует президент Южного регионального банковского клуба Михаил Сосин. – Но при внедрении новых технологий банки будут вынуждены очень бдительно следить за возрастанием рисков своей деятельности, чтобы соответствовать требованиям Центробанка к осуществлению розничного кредитования».

Масштабы потребительского кредитования растут уже не первый год. А благодаря «умным» технологиям, облегчающим получение ссуды, ростовчане потянулись в банки за новыми займами. По данным ЦБ, в первом квартале текущего года объем потребительского кредитования в донском регионе составил 376 млрд рублей. Годом ранее этот показатель едва превышал 304 млрд рублей.

Столь значительный рост во многом объясняется повсеместным внедрением цифровых технологий. Почувствовав вкус к доступным деньгам, жители Ростовской области стали усердно занимать деньги у банков.

Онлайн-займы

Крупнейшие российские банки рапортуют, что им удалось существенно увеличить объем потребительского кредитования – во многом за счет применения онлайн-технологий. Однако наблюдатели советуют не приписывать этот успех исключительно «банку в кармане».

«Утверждения о кредитном буме на рынке розничного кредитования несколько преувеличены, – охладил пыл адептов «цифры» Константин Корищенко, завкафедрой факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ. – Да, происходит рост объема потребительских кредитов, но он, скорее, связан с восстановлением после кризиса 2014–2015 годов. Мы пока даже не достигли докризисного уровня в доле кредитов физлицам в общем объеме кредитов, выданных нефинансовому сектору».

Так что относительная простота получения займов вряд ли вызвала ажиотаж на розничном рынке ссудного капитала. «Спрос на кредиты не снижался никогда, он всегда был достаточно высок», – уточнил Михаил Сосин.

Проблема в другом. Многие клиенты банков не задумываются о том, как они будут погашать займы. Нередко люди обременяют себя долгами без учета своих доходов. Надеются на авось.

Неслучайно ростовские суды завалены исками к должникам, не сумевшими вовремя расплатиться с кредиторами. В этих условиях банкам приходится искусственно ограничивать объемы розничного кредитования, отказывая потенциальным заемщикам в выдаче займов.

«Как правило, отказывают в выдаче кредита тем заемщикам, у кого официальные доходы невелики или уже есть большие кредиты, – отметил Игорь Нестеров. – При этом на фоне общего роста объемов потребительского кредитования доля «отказников» невелика».

К тому же на рынке появился действенный инструмент снижения долговой нагрузки – рефинансирование уже взятых ранее кредитов. За последние годы этот банковский продукт начал пользоваться повышенным спросом.

О расплате забыли

Российские эксперты с тревогой обращают внимание на опасную тенденцию: в течение последних трех лет кредитование физических лиц растет, а реальные располагаемые доходы населения снижаются на протяжении последних пяти лет.

«Это свидетельствует о ярко выраженной потребительской модели поведения населения – домохозяйства предпочитают поддерживать текущий уровень жизни, де-факто теряя свою реальную покупательную способность, – объяснил Игорь Нестеров. – Происходит это, во-первых, за счет кредитования, то есть увеличения собственной долговой нагрузки, во-вторых, за счет снижения так называемой нормы сбережения. Впервые с 2001 года этот расчетный скользящий показатель находится вблизи отметки 4,4%. Таким образом, население предпочитает в большей степени потреблять, нежели сберегать».

По расчетам специалистов донского банковского сектора, величина условной долговой нагрузки, если рассматривать ее как отношение располагаемых доходов населения к задолженности по кредитам, в 2018 году находилась ниже уровня 30%.

Как уточнил Игорь Нестеров, это относительно невысокий показатель даже в разрезе развивающихся экономик, не говоря уже про такие развитые страны, как Швейцария или Норвегия, где эта цифра, даже с учетом возможных отличий в методике расчетов достигает 225–250%. «Россия пока демонстрирует условно догоняющий рост долговой нагрузки, которая в ближайшие годы может увеличиться до 36–38%», – говорит ростовский банкир.

Вряд ли кто-то станет брать займы при невысокой зарплате и неуверенности в завтрашнем дне. В то же время объемы кредитования на Дону растут. Означает ли это, что материальное положение потребителей улучшилось? Вовсе нет, убеждены неумолимые эксперты.

«Материальное положение заемщиков кардинально не улучшилось, поскольку реальные доходы населения практически не растут. А вот уверенности прибавилось. Многие считают, что ситуация ухудшаться не будет, а, может, даже улучшится», – полагает профессор Константин Корищенко.

«С учетом текущей экономической конъюнктуры можно сказать, что предпосылок для серьезного ускорения роста располагаемых доходов жителей страны, в том числе Ростовской области, пока немного», – с нескрываемым сожалением соглашается Игорь Нестеров.

Как погашать ссуду

Внедрение высоких технологий, облегчающих получение кредитов, может привести к росту просроченной задолженности розничных потребителей. Заговорили даже о том, что мобильные телефоны превращают ростовчан в «кредитных рабов».

«Такие опасения экспертов правомерны, – считает Михаил Сосин. – Ведь если кредит получить легко и просто, то возникает желание его получить, даже если он не очень необходим. Это примерно так же, как и пользование кредитной карточкой, на которой есть деньги, – их легче потратить, когда их не видишь».

При получении кредита часто клиент не задумывается о том, что деньги необходимо возвращать, и не думает, из каких источников он будет погашать ссуду. Отсюда – опасность роста просроченной задолженности, сказал глава Южного регионального банковского клуба.

В целом, более легкое и более быстрое получение денег, кредита, товара или услуги в кредит ведет к росту закредитованности, поскольку что-то вы получаете сразу, а расплачиваться за это будете когда-то потом, добавляет Константин Корищенко.

«Цифровизация просто умножает этот эффект, и не только за счет телефонов, также за счет убирания бумажных процедур, походов в офис магазина или банка, – говорит профессор московского вуза. – Что касается «кредитного рабства», то, если перефразировать слова известного писателя, оно не в телефоне, а в голове (далеко не в каждой)».

Кстати

Повсеместное внедрение в банковском деле цифровых технологий неизбежно приведет к исчезновению традиционных банковских офисов и сокращению банковского персонала, считают опрошенные ИА «ДОН 24» эксперты. Уже сейчас количество допофисов быстро уменьшается, что приводит к увольнениям банковских служащих.

Однако специалисты негативно относятся к подобным изменениям. «Без традиционных банковских офисов, без личного контакта с потенциальными клиентами невозможно развитие безопасного профессионального банковского бизнеса. Клиента надо знать в лицо», – говорит президент Южного регионального банковского клуба.


Лента новостей

Загрузить еще
Последние комментарии