don24.ru ДОН24 ФМ-на Дону Молот Реклама Пресс-центр
Press centre logo
Общество

В Ростове активисты ОНФ проверили доступность «Доступной среды»

Вместе с корреспондентом «Дон24» они убедились: барьеров еще хватает.

06 ноября, 21:11287 просмотров

А ведь рейд проходил в самом центре Ростова — на Большой Садовой. Первый объект — переход на углу Ворошиловского. Он и раньше-то вызывал подозрения в том, что ни одна инвалидная коляска на по нему без риска для жизни ее владельца скатиться не сможет. А тут вот они — подтверждения. Представитель Ростовской областной организации общероссийской общественной организация «Всероссийское общество инвалидов» по оценке доступности объектов и услуг для инвалидов и людей с ОВЗ Леонид Прокопьев предлагает убедиться в том, что если передние колеса коляски по ширине еще попадают в уложенные для спуска швелера, то уж задние точно никак не проходят.

Да и сам спуск расположен под таким уклоном, что ехать по нему действительно опасно для жизни.

Фото: Вера Волошинова

- Говорят, что для переоборудования денег нет, - но посмотрите: облицовку меняют сейчас в переходах на Большой Садовой, а на устройство пандуса по всем правилам средств не хватает, - с горечью говорит представитель регионального отделения ОНФ Сергей Левченко.

- С 2013 года в Ростовской области работает закон по обеспечению беспрепятственного доступа людей с ограниченными возможностями, - говорили, оправдываясь, представители минтруда, которые принимали участие в рейде. - Да кто ж законы читает?!... А с 1 июля 2016 года будут применяться штрафы для всех, кто не создал доступную среду после капремонта в любом стройобъекте. На первый раз штраф руководителя — до 100 тысяч рублей.
О том, что не то что законы — с соответствующим ГОСТОМ 3501 от 2005 года не знакомы люди, которые призваны сделать среду доступной, довелось убедиться в учреждениях, более всего призванных помогать инвалидам. Кнопку для вызова сотрудников аптеки по адресу - Большая Садовая, 81, участвующие в рейде инвалиды искали долго. Она спрятана так надежно, что не каждый маломобильный гражданин, даже обнаружив ее, сможет до заветной кнопочки дотянуться. Прождав пять минут и не дождавшись человека в белом халате, участники рейда двинулись дальше.

Свежеотремонтированный проспект Чехова порадовал тем, что асфальт оказался вровень с тротуаром, и пересечь его инвалидным коляскам оказалось легко. Подъезжаем к поликлинике № 10. Кнопка для вызова сотрудника оказалась на высоте примерно одного метра. Активисты ОНФ утверждают, что еще несколько дней назад ее здесь не было, а появилась кнопочка после. «А на какой еще высоте она должна быть? Я так и думала, что это метр!» - говорит женщина в белом халате, секунды через три появившись после нажатия кнопки. О том, что есть соответствующий ГОСТ, существующий с 2005 года и определяющий высоту, на которой кнопка должна находиться — 60 см, она не слышала. Тут же выясняется, что преодолеть высокий порожек поликлиники инвалидные коляски не в состоянии.

- А их тут и не обслуживают! - людей в белых халатах становится все больше. - Специально для них мы оборудовали прием на Чехова, 17.

- Ну, а если все-таки инвалид придет сюда, его врачи не примут?

Выясняется, что действительно не примут а отправят туда, на Чехова. Вся белохалатная рать намерена сопроводить нас к оборудованному приемному покою. Но не тут-то было: поворот за угол, и увиденный тротуар на Чехова (это ж только проезжую часть ремонтируют!) оказывается в рытвинах, а съезд с тротуара - в весьма опасном состоянии. Маломобильные граждане отказываются ехать в оборудованный специально для них приемный покой по такой дороге. Медики тут же занимают круговую оборону: мол, городские тротуары — не их компетенция.

Фото: Вера Волошинова

 - Но хотя бы письмо в администрацию города с просьбой отремонтировать тротуар возле поликлиники написать можно? - спрашиваю. А в ответ - все то же: «Это не в нашей компетенции!». Так и хочется спросить: «А обыкновенная человечность в чьей компетенции, как не в вашей?!»

Но спросить уже не успеваю, поскольку все дружно отправляются на автобусную остановку посмотреть, сможет ли инвалид воспользоваться городским транспортом. Первый подошедший автобус маршрута № 80 (АТП-1) откидывающийся пандус имел, но, судя по всему, им никто никогда не пользовался, поскольку шофер так и не смог его привести в рабочее состояние.

Второй автобус маршрута № 3 оказался МУПовским. И здесь все оказалось в порядке. Правда, остановилась машина далеко от тротуара, и дотянуться до кнопки вызова водителя у «колясочника» возможности не было никакой. Но водитель вышел сам, откинул пандус, а по приезду на нужную остановку помог инвалиду покинуть салон. Сказав, что зовут его Леонидом Федоровичем, он быстро уехал, оглушенным большим вниманием к своей персоне.

Фото: Вера Волошинова

А участники рейда отправились к недавно открытому патриотическому центру «Победа». И здесь участников рейда поджидало очередное разочарование. Пандус для въезда в центр оказался таким коротким и сделанный под таким угрожающим градусом, а площадка, на которую нужно было въезжать, такой маленькой, что только с помощью троих человек Павлу Васильеву (заместителю председателя городской организации инвалидов «Икар»), в своей инвалидной коляске удалось его одолеть. Да и упирался этот коротенький пандус примерно на треть своей ширины в … стену.

- Согласитесь, пандус вроде бы есть, но на самом деле его нет! - обращаюсь к начальнику управления соцзащиты администрации донской столицы Елене Кожуховой. И Елена Николаевна с тяжелым вздохом соглашается; да, подход формальный. И тут же начинает горячо утверждать, что и сами соцработники с таким подходом тех, кто сооружает пандусы и съезды, сталкиваются чуть ли не ежедневно.

Фото: Вера Волошинова

Подводили итоги рейда маломобильные граждане вместе с ОНФ. По словам Михаила Попова, председателя региональной рабочей группы ОНФ «Социальная справедливость», еще до рейда сами «фронтовики» осмотрели около 100 объектов и опросили более 150 жителей. В ходе мониторинга стало понятно, что достаточно большое количество объектов, в том числе, и социальных, для инвалидов недоступны. И дело не в том, что Ростов — город, возникший 266 лет назад, когда про доступную среду еще не слышали. Дело в том, что исполнение муниципальных программ по формированию доступной среды на 1 января 2015 года составляет … 27, 4 процента — согласно отчету правительства области.

«Фронтовики» собираются выступить с предложениями корректировки федеральной программы «Доступная среда», настоящая цель которой — стирание граней между обычными людьми и теми, кого называют «людьми с ограниченными возможностями». Для них должны быть созданы все условия и для передвижения по городу, и для нормального труда.

Фото: Вера Волошинова

Руководитель городской организации инвалидов «Феникс» Галина Соколюк, участница рейда, уверена, что безбарьерная среда нужна не только инвалидам, но и пенсионерам, и родителям с детьми: все они - маломобильные граждане, и им нужна помощь. А их по скромным подсчетам в Ростове - 200-250 тысяч. И многие социальные программы защиты населения буксуют из-за отсутствия доступной среды: а это и программы обучения, инклюзивное образование, трудоустройство.

Павел Васильев признался, что он и работает, и учится, а передвигается по городу в машине: так ему легче. А в ДГТУ, где он «грызет гранит науки», с доступной средой все в порядке.

А порядок этот заключается в том, чтобы человек в инвалидной коляске сам может въехать на пандус, сам - открыть дверь, без труда дотянуться до кнопки вызова. Безбарьерная среда делает маломобильного человека равным по возможностям обычным людям. А Параолимпиада показала, что возможности таких людей зачастую безграничены. Нужно им только не мешать, а лучше помочь их проявить.

Комментарии (1)

Павловна
07.11.2015
Очень достойный репортаж

Материалы по теме

Другие материалы рубрики

Показать ещё